Подпишись на нас в соц. сетях!

Анна Чурина: «Живите в любви!»


Парижские журналы восторгаются ее русской душой‚ российские режиссеры находят в ней французский шарм‚ театральные постановщики — изящество аристократки Серебряного века... Мы говорили с Анной Чуриной об актерстве и артистичности в ее судьбе и окружающем мире‚ а еще — о любви и красоте.

чурина.jpg

Екатерина Фадеева («Красота & здоровье»): Для многих моделей работа в Париже — несбыточная мечта, а для вас она стала всего лишь началом актерской карьеры. Как это удалось 20-летней студентке Нижегородского университета?
Анна Чурина:
Все произошло случайно. Подруга москвичка пригласила меня на день рождения, и за столом разговор зашел о модельных кастингах. Шутки ради решили сходить на один из них... Возможно, легкомысленное отношение к конкурсу сыграло мне на руку — я была совершенно спокойна, чем отличалась от большинства участниц. Меня заметили представители крупного парижского агентства, и через пару месяцев из Франции пришло приглашение на работу.

«К&З»: Столица моды изменила ваше представления о красоте?
А.Ч.:
У француженок есть чему поучиться. Например, умению сочетать цвета и фактуры, подбору обуви и аксессуаров. А еще все парижанки — актрисы. Я часами сидела в уличных кафе и наблюдала за их жестами, мимикой, манерами… Вот женщина в развевающемся плаще и с маленькой собачкой на руках покупает багет. Вот другая — в длинной юбке и босоножках на высоких каблуках — едет на велосипеде... Гордая посадка головы, изящество, шарм — готовые сценические образы!

«К&З»: Уже тогда мечтали о сцене?
А.Ч.:
Да, в Париже я занималась на курсах актерского мастерства Джека Уолтсера и сама себе ставила «актерские задачи» во время фотосессий. Так появилось несколько удачных сетов в стиле черно-белого кино для журнала «Мадам Фигаро». Тогда же посчастливилось поработать с итальянским кинорежиссером Клаудио Фрагассо. В его картине La Banda я сыграла свою первую роль...Дома все оказалось намного сложнее. На кинокастингах, например, приходилось скрывать модельный опыт. Оказалось, в России к этой профессии относятся предвзято.
Но в итоге все наладилось.

«К&З»: Сегодня в вашем активе десятки ролей в кино и театре. Что вам ближе?
А.Ч.:
В кино больше возможностей для самореализации, но по-настоящему раскрыть свои способности удается только в театре. Сцена — это особая форма психотерапии и для актера, и для зрителей. Некоторые роли очищают душу. Например, в спектакле «Предательство» по пьесе Гарольда Пинтера в Театре Вахтангова мы разыгрываем близкую многим ситуацию любовного треугольника, внутри которого каждый герой теряет себя. После него ко мне часто подходят женщины со словами благодарности.

«К&З»: Правда ли, что вы с мужем (супруг Анны Чуриной — актер и режиссер Алексей Петрухин. — Прим. ред.) познакомились на съемочной площадке?
А.Ч.:
Да, это был классический служебный роман. На съемках картины «Мужской сезон. Бархатная революция» Алексей ходил за мной как тень, пытаясь познакомиться. Он был столь изобретателен в организации «случайных встреч» на съемочной площадке, что я не устояла  и согласилась пойти с ним на свидание… (Улыбается.)
Спустя два года мы поженились, и вот уже пять лет моя главная роль — жена и мама.

 

 «К&З»: На подиумах модных показов вы работали с ведущими визажистами мира. Расскажите о самом необычном макияже.
А.Ч.:
Это было не на подиуме, а в кинофильме La banda. Мы снимали в Милане сцену бегства моей героини от мафиози. Макияж был сложный, занимал несколько часов, и в обеденный перерыв я его не снимала. Однажды, забыв, как странно я выгляжу со стороны, так и отправилась в кафе. Только когда ко мне подошли несколько человек и предложили вызвать скорую и полицию, поняла, что все еще в образе. (Смеется.)

«К&З»: Часто пользуетесь декоративной косметикой?
А.Ч.:
Несколько раз в неделю устраиваю дни отдыха от макияжа. Крашусь как правило, если выезжаю на пробы или деловые встречи. 


«К&З»: Косметолога посещаете?
А.Ч.:
Два раза в год прохожу курс мезотерапии. Не самые приятные ощущения, но результат того стоит. Плюс еженедельный массаж лица и маски — коллагеновые или витаминные.

«К&З»: Осветленные волосы требуют деликатного ухода. Есть ли у вас свои фирменные рецепты масок?
А.Ч.:
Нет, я доверяю про­фес­сионалам и дома ограничиваюсь нанесением бальзама или готовой маски, подобранных стилистом. Из про­фес­сиональных про­цедур для волос мне больше всего понравилось фитоламинирование. Я делала его зимой, перед поездкой на горнолыжный курорт, и заметила, что волосы выглядели ухоженными без особых усилий с моей стороны.


«К&З»: В спектакле «Башмачкин» у вас необычная роль — гоголевская Шинель! Наверное, нелегко после одежды haute couture облачаться в лохмотья?
А.Ч.:
Наоборот, это интересно! Изображать предмет — одна из самых сложных актерских задач. Художник по костюмам Алла Коженкова сделала мне такой удивительный наряд с множеством эклектичных деталей, что «оживлять» эту шинель одно удовольствие.

«К&З»: Для фильма «Вий» костюмы создавала оскароносная Пани Конечная. Расскажите о наряде вашей героини.
А.Ч.:
В отличие от большинства других персонажей, готичных и мрачных представителей темных сил, у меня очень красивое платье, сшитое по моде начала XVII века. Когда я его впервые увидела, удивилась: корсет так плотно перетягивал грудь, что трудно было дышать. Пани Конечная показала мне старинные книги с гравюрами, ставшие отправной точкой ее работы. Оказалось, до середины XVII столетия дамы не подчеркивали, а скрывали свои формы.

«К&З»: По статистике, итальянки уделяют уходу за бюстом не менее двух часов в неделю. Что входит в ваш hotlist про­цедур для зоны декольте?
А.Ч.:
Дома — гидромассаж и увлажняющие кремы. В салоне — специальные программы для улучшения тонуса кожи.

«К&З»: Какие спа любите?
А.Ч.:
Восточные массажи — тайский, бамбуковыми палочками, точечный. Еще одно мое спа-открытие — винотерапия. Кожа после нее становится необычайно гладкой и свежей. Каждый год езжу в Ялту на курс виноградных обертываний. Там они не хуже, чем во Франции.

 

 «К&З»: Когда после замужества вы переехали за город, не скучали по ритму столичной жизни?
А.Ч.:
Совсем нет! Я бывалый деревенский житель — все детство в мальньком уральском городке, окруженном лесами. Размеренный ритм бытия, нетронутая природа — все это благотворно влияет на физическое и душевное здоровье.

«К&З»: Утренние пробежки на природе совершаете?
А.Ч.:
Предпочитаю плавание — регулярно хожу в бассейн — и аштанга-йогу: на природе асаны даются легче. По настроению посещаю силовые тренировки.

«К&З»: Модельное прошлое приучило вас к диетам?
А.Ч.:
На строгих диетах я не сидела никогда. Единственное исключение — пост. Его соблюдаю из года в год, причем главное для меня — не «гастрономическая», а духовно-нравственная составляющая. В остальное время — просто стараюсь питаться здоровой пищей.

«К&З»: Опишите ваш идеальный день.
А.Ч.:
Двумя словами? Я дома! С утра отвожу дочку на занятия в детский сад, сама занимаюсь домашними делами, читаю. Во второй половине дня мы с Ксюшей идем гулять: летом рисуем на пленэре, зимой ходим на лыжах. Вечером — семейный ужин…

«К&З»: Любите готовить?
А.Ч.:
Люблю, но делаю это нечасто — не хватает времени. Мне хорошо удаются блюда итальянской кухни. Недавно я побывала в Аргентине и научилась готовить мясо асадо. Теперь это мое фирменное блюдо.

Количество показов: 651
06.07.2012
|
Рейтинг ()
Источник:

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Отвечайте на запросы журналистов — получайте упоминания в СМИ
Конкурсы
Гороскопы
Наши рассылки