Подпишись на нас в соц. сетях!

Ольга Кабо: «Моя внешность вынуждена мириться с моей занятостью»


Ольга Кабо снимается в кино с 15 лет. Играя в основном лирических героинь‚ может и коня оседлать‚ и на мечах сразиться‚ и с высоты прыгнуть. «Все нужно уметь делать самой»‚ — считает Ольга и старается на съемочной площадке обходиться без дублерш. Восстанавливать силы после съемок и спектаклей в театре ей помогают врачи японской клиники красоты RHANA. Здесь мы и застали Ольгу в один из воскресных дней.

Ирина НОВИКОВА: Ольга, как вы заботитесь о своей внешности?

Ольга КАБО: Все зависит от наличия времени. Когда его нет, мой организм использует скрытые внутренние резервы. В повседневной жизни я категорически отказываюсь от декоративной косметики, потому что вся моя работа связана с гримом. Кожа должна отдыхать и восстанавливаться. Кремы я выбираю самые лучшие и всегда — по сезону.

 ка 2.jpg

И. Н.: Какие процедуры вам особенно нравятся?

О. К.: Что касается лица, то мне очень нравится коллагено-парафиновая маска. А если говорить о теле, то прежде всего разного вида массажи. Но мои предпочтения зависят от степени моей усталости. Например, когда я участвовала в телешоу «Ледниковый период», мне приходилось по шесть часов в день заниматься фигурным катанием — я абсолютно не чувствовала своих ног. Поэтому в клинике RHANA, где я постоянная пациентка, врачи помогали мне держаться в прекрасной форме. Я проходила курс специального массажа, снимающего отеки и боль, мне накладывали компрессы от синяков. Люди платят безумные деньги в салонах красоты за процедуры криотерапии, а я фактически получала их бесплатно. Так что «Ледниковый период» стал для меня эффективным способом омоложения. (Смеется.)

 

И. Н.: Ольга, каких правил питания вы придерживаетесь?

О. К.: Я ем, когда мне хочется, и то, что хочется, и не придерживаюсь никаких диет. Очень люблю сладкое, острое, в общем, все неправильное. Иногда за весь день вообще не успеваю поесть, и, когда оказываюсь дома, мне уже все равно, который час на дворе, — сажусь и ем. Голодная я ужасно раздражительная и злая. И еще, я считаю, зачем себе отказывать в удовольствии? Вот, например, недавно мы с дочерью Танечкой отдыхали на юге Франции в Сан-Тропе. И как можно было отказаться, сидя на берегу Средиземного моря, от чашечки кофе с круассаном, намазанным сверху маслом и джемом?! Или не выпить за обедом розового вина, не съесть фуа-гра? В жизни и так хватает запретов. А от вкусной и красивой еды появляется масса положительных эмоций. Даже если после отпуска я поправляюсь на пару килограммов, то совсем не расстраиваюсь. Достаточно несколько раз выйти на сцену — и вес приходит в норму. А воспоминания от полученных удовольствий останутся надолго! Но дочь в отношении к еде я воспитываю очень строго. В этом году она поступила в Московскую государственную академию хореографии при Большом театре. Из ее рациона исключено мучное, сладкое, жирное. Ей необходим плотный завтрак и легкий ужин, обязательно вареное мясо, иногда шоколад. Но после шести часов вечера есть категорически нельзя.

 

И. Н.: Начался новый театральный сезон. Чем порадуете поклонников?

О. К.: В театре им. Моссовета, где я служу, мы играем уже полюбившиеся зрителям спектакли: «Сирано де Бержерак», «Мораль пани Дульской», «Учитель танцев». Готовится и премьера, но подробностей раскрывать пока не буду.

 

И. Н.: Вам свойственно оглядываться на свое прошлое?

О. К.: В душе я романтик. Вспоминаю только хорошее, и мне нравится лелеять свои добрые воспоминания. А отрицательный опыт использую лишь в работе над ролями.

 ка.jpg

И. Н.: Хорошие воспоминания связаны с какими-то конкретными периодами вашей жизни?

О. К.: Честно скажу, в моей жизни не было ни одного плохого периода. Я помню лучистое, необыкновенно доброе и нежное детство, веселую юность. Затем был ВГИК, студенчество, много работы. Потом родилась дочь, учеба в МГУ и опять много работы. И сегодня я считаю себя абсолютно счастливым человеком.

 

И. Н.: Какие традиции вашего детства сохранились до сих пор?

О. К.: Мама всегда по утрам у моей кровати клала яблоко. Не открывая глаз, я нащупывала свой любимый фрукт и съедала его еще до того, как встать с постели. То же самое делает сейчас и моя Таня. Правда, мы с ней еще и соревнуемся, кто раньше положит друг другу яблоко. Забавно, правда?

 

И. Н.: Ольга, а какая вы мама?

О. К.: Я безалаберная мама. У меня не хватает времени на дочь. Случается, что мы подолгу не видимся — гастроли, репетиции, съемки. Вся ответственность за воспитание дочери лежит на моей маме. А она очень строгая. Я же занимаюсь Таней урывками. Могу внезапно стать строгой, хотя для этого нет никаких предпосылок, или, наоборот, мне хочется подарить дочке праздник, несмотря на то что она плохо себя ведет. Но чаще всего между нами царит гармония.

 

И. Н.: Есть у вас свой «инструмент» в вопросах воспитания? Чем, например, вы награждаете дочку за хорошее поведение и как наказываете?

О. К.: Самым страшным наказанием моего детства было молчание всех моих близких. На меня просто переставали обращать внимание. Я долго не выдерживала и просила прощения. И Таня тоже знает: если взрослые замолчали, значит, она серьезно провинилась и реагирует так же, как и я в свое время. Но прежде чем замолчать, я говорю: «Таня, считаю до трех: раз, два, два с половиной…» В общем, максимально тяну время, давая ей возможность собрать свою волю в кулак и не заводить конфликт в тупик. При этом я никогда не знаю, что же будет в тот момент, когда я скажу «три». Для меня это тоже определенный риск. Но надо отдать должное Тане — она, как правило, не дожидается этого критического момента.

 

И. Н.: В вашей жизни были ситуации, когда вы оказывались в нужном месте в нужное время?

О. К.: Однажды на «Мосфильме» я встретила своего знакомого, очень хорошего оператора Григория Беленького. Он настолько любит и чувствует красоту, что актриса, которая попадает под его пристальный взгляд, обязательно становится неотразимой на экране. И вот он мне говорит: «Зайди, у нас очень хороший сценарий». Так Его величество случай завел меня на площадку фильма «Время жестоких» Всеволода Плоткина и Александра Стефановича, в котором мы с Игорем Верником сыграли главные роли. Моя героиня была журналисткой. После этой картины мне предложили вести на «ТВ Центре» программу «Ключевой момент». Цепочка случайностей иногда приводит к неожиданным результатам.

 

И. Н.: А каким ветром вас занесло на проект «Ледниковый период»?

О. К.: Опять же все началось с фильма «Время жестоких». В одной из главных ролей снимался Илья Авербух — играл журналиста, моего шефа. Оказавшись на съемочной площадке, Илюша немного растерялся. Это на льду он бог, а в кино — новичок. Мы все ему помогали. Когда Илья позвонил мне с приглашением на свое ледовое шоу, он прежде всего пообещал, что будет очень помогать.

 

И. Н.: До телешоу вы катались на коньках?

О. К.: Нет. Впервые я встала на коньки в июне нынешнего года. Все приходилось изучать с азов. Когда легкие элементы начинали получаться, казалось, что меня ждут зимние Олимпийские игры! (Смеется.) Но не тут-то было! Чем дальше — тем сложнее. В очередной раз я выходила на лед и вновь чувствовала себя коряво и неуверенно, несмотря на то что у меня был замечательный партнер. Мне было очень трудно ему соответствовать, но я очень упертая. Честно говоря, для меня каждый выход на лед был большим преодолением себя, своих страхов.

 

И. Н.: Вы лирическая героиня в кино и вместе с тем член Ассоциации каскадеров. Как две разные натуры уживаются в одном человеке?

О. К.: Миф о моем бесстрашии и спортивности сильно преувеличен. Да, я каскадер и сама выполняла трюки в фильме «Крестоносец». Но каждый трюк был продуман до мелочей, досконально просчитан. Мне не позволили бы его делать, если бы постановщики не были уверены, что я с этим справлюсь. Конечно, я проводила массу времени в тренажерном зале, училась фехтованию, рубилась с Сашей Иншаковым на мечах. Но я никогда не заставляла себя через силу, мне просто все это было интересно. Сейчас я немного поутихла. Наверное, потому, что Танечка растет. С рождением дочки я перестала быть экстремалкой. Но не факт, что если мне завтра предложат роль в сложной постановочной картине с рискованными эпизодами, то я откажусь!

 

И. Н.: А занятия верховой ездой на съемках переросли у вас в постоянное хобби?

О. К.: Когда-то много времени я проводила в конно-спортивном комплексе, так как мне необходимо было научиться ездить верхом. Я падала, плакала, вставала, снова садилась в седло, снова падала и плакала. А когда съемки закончились, я вдруг поняла, что могу сесть на любую лошадь. Мы с дочкой очень любим конные прогулки. У нас даже есть лошадка буденовской породы по имени Бурбон, которая живет в подмосковном клубе «Отрада». Общение с лошадью очень успокаивает, облагораживает. Неважно, находишься ты в седле или расчесываешь лошади гриву. В такие минуты я отвлекаюсь от всех своих проблем. А когда скачешь на лошади и ветер в лицо — понимаешь: вот настоящая радость жизни!

01.09.2016
|
Рейтинг ()
Источник:

Назад

KIZ рекомендует
Гороскопы
Конкурсы
Наши рассылки