Подпишись на нас в соц. сетях!

Ставка на бюст: вся правда об операциях по увеличению груди


Увеличивающая маммопластика — самый простой и надежный способ осуществить мечту о красивой груди. Почему альтернативы имплантатам не существует? Стоит ли бояться осложнений? Что делает результат хирургического вмешательства естественным? Об этом и многом другом «К&З» рассказал известный пластический хирург Рубен Адамян.

увеличение-груди.jpgУвеличение груди с помощью имплантатов, пожалуй, вызывает наименьшее количество опасений по сравнению с другими пластическими операциями. Между тем существует мнение: такую грудь нельзя считать абсолютно здоровой. Ведь внутри находится инородное тело. Как вы относитесь к этой точке зрения?   

Р. А.: Абсолютно с ней согласен. Хотя материалы, из которых изготавливают имплантаты, инертны по отношению к другим тканям, не вызывают тревоги в плане онконастороженности, мы все равно помещаем в организм инородное тело. И он, пытаясь отгородиться, заключает его в  капсулу из соединительной ткани. Благодаря современным технологиям эта капсула может существовать без изменений долгие годы. Но иногда в силу индивидуальных особенностей (их причины  до конца не изучены) принимает более грубую форму и начинает сжимать имплантат. То есть формируется так называемая капсулярная контрактура, которая постепенно приводит к деформации молочной железы. Женщина видит, как потихоньку железа круглеет, меняет форму.

То есть, решаясь на операцию по увеличению груди, наши пациентки всегда идут на определенный компромисс, потому что альтернативы этому методу нет. Женщина хочет хорошо выглядеть сейчас! А это простой и относительно безопасный метод улучшения внешнего вида молочных желез. Осложнения занимают небольшой процент, не имеют фатальных ­последствий, их достаточно легко исправить. В конце концов, имплантат всегда можно удалить без каких-либо проблем для здоровья.

А как в таком случае относиться к точке зрения, что при установке имплантата через ареолу соска велика опасность пересечения молочных протоков? В результате женщина не сможет кормить ребенка грудью...

Р. А.: Что значит «велика опасность»? Имплантат надо устанавливать таким образом, чтобы протоки не пересекались. Это вопрос профессионализма хирурга, хирургической техники, хорошей оснащенности операционной, визуализации операции. Врач должен хорошо видеть ткани, с которыми работает.

На мой взгляд, при эндопротезировании через ареолу соска более актуальной проблемой является снижение чувствительности сосково-ареолярного комплекса. В большинстве случаев через какое-то время она восстанавливается. Но даже если этого не происходит в полном объеме, небольшая потеря чувствительности компенсируется привлекательной формой молочной железы. Я считаю доступ через ареолу соска одним из самых благоприятных. Если все делать правильно, он зачастую не оставляет никаких следов.

К сожалению, существует и более тревожная информация. По последним данным, установка имплантатов с текстурированной оболочкой влечет риск развития злокачественных лимфом.

Р. А.: Я не знаком с результатами этого исследования. Применение имплантатов официально разрешено, используемые методики сертифицированы. В моей собственной многолетней практике, как и в практике зарубежных коллег, подобных ситуаций не было.  Вы же понимаете: одну публикацию нельзя считать достоверной информацией. Число женщин, которым установили имплантаты, исчисляется сотнями тысяч. Огромное количество! Безусловно, у кого-то из них может быть склонность к заболеванию молочных желез, в том числе и злокачественным образованиям. То, что у пациентки с эндопротезом способна развиться лимфома того или иного типа, — это однозначно. Другое дело, надо доказать, что ее причиной стала именно установка имплантата. 

Сегодня при эндопротезировании все чаще используется липофилинг… Как вы оцениваете возможности этого метода?

Р. А.: Так как жир хорошо приживается там, где уже есть своя собственная жировая ткань, липофилинг — отличный метод для увеличения количества подкожной жировой клетчатки. С его помощью можно скрыть некоторые изъяны: например, контуры протеза при астеническом типе сложения.

Мои коллеги сегодня показывают удивительные результаты увеличения груди лишь с помощью одного аутожира. Но это огромный, кропотливый труд. Для лучшего приживления жировая ткань должна забираться из особых мест, специальным образом обрабатываться, операция проводится в несколько этапов. При этом самое неприятное — даже если придерживаться всех правил, нельзя предсказать, какое количество жира приживется. Жир может рассасываться фрагментарно и приводить к деформации контуров молочной железы. То есть к этому методу надо подходить избирательно, он показан не всем.

Мечтая о новой груди, большинство из нас хочет, чтобы она выглядела естественно. Как на это влияет вид доступа?

Р. А.: По мнению большинства хирургов, наиболее естественный результат обеспечивает установка имплантата через небольшой разрез под грудью (субмаммарную складку). Благодаря комфортным условиям выполнения операции хирургу легче красиво разместить имплантат, также снижается вероятность послеоперационных осложнений. Однако при этом послеоперационный рубец находится в зоне видимости, особенно когда женщина поднимает руки. 

Доступ вокруг ареолы соска не оставляет заметного рубца. Но он возможен только в том случае, если диаметр ареолы не меньше 4 см. Для подмышечного, самого эстетичного, доступа (рубец подмышкой незаметен) существует ряд технических ограничений. Для правильного выполнения определенных хирургических элементов он требует использования эндоскопических технологий.

На самом деле при правильном использовании все эти методики хороши. Мы всегда оставляем пациенту выбор: показываем результаты, рассказываем о достоинствах и рисках каждого метода и вместе выбираем оптимальный вариант.

Насколько важна для естественного результата форма имплантата?

Р. А.: На мой взгляд, очень важна.  Если пациентка хочет, чтобы грудь выглядела максимально натурально, мы больше склоняемся к анатомической, каплевидной форме. Если, напротив, девушка мечтает о максимально заметной зоне декольте, с выраженным верхним полюсом железы, выбираются круглые имплантаты. До недавнего времени имплантаты анатомической формы были более жесткими на ощупь. Круглые — мягче, приятнее при прикосновении. Но сегодня производители научились делать анатомические протезы, по мягкости сопоставимые с круглыми.

Не меняется ли форма анатомических имплантатов при установке их под мышцу? Ведь в этом случае мышца как бы приминает имплантат…

Р. А.: При астеническом типе телосложения, небольшой толщине подкожно-жировой клетчатки имплантат однозначно устанавливается под мышцу. Так как в этом случае обязательно происходит пересечение связок мышцы с частью грудины, его каплевидная форма сохраняется. И по контуру новая грудь почти не отличается от варианта, когда имплантат размещается под железой.

А что лично для вас является главным критерием естественности?

Р. А.: Грудь должна выглядеть гармонично! К сожалению, это понятие трудно облечь в определенные рамки. Общаясь с пациенткой, мы предлагаем ей свое представление о гармонии. Рекомендуем: с таким ростом и формой грудной клетки лучше использовать такие-то формы и размеры имплантата. Показываем возможные варианты на экране компьютера. К сожалению,  представления врача и пациента о красоте  не всегда совпадают. Когда, например, худенькая, невысокая девушка хочет шестой размер груди, с моей точки зрения, это уродующая операция. Так как она претит моим представлениям о гармонии, я не буду ее выполнять.

Вы используете компьютерное 3D-моделирование, чтобы пациентке легче было определиться с выбором формы и размера груди?

Р. А.: Если ко мне обращается девушка или женщина с правильным контуром грудной клетки, не вижу в этом смысла. Другое дело, когда грудная клетка деформирована, например, имеет воронкообразную форму. В этом случае требуется не только компьютерное 3D-моделирование, но и совместная работа с торакальными хирургами. На самом деле различных случаев деформации грудной клетки очень много. Но пластические хирурги редко обращают на это внимание. В результате итог операции бывает не очень красивым: например, при воронкообразной форме железы оказываются повернуты друг к другу. К сожалению, пластические и торакальные хирурги сегодня существуют в параллельных мирах. Мы не должны держаться в рамках своего узкого пространства. Нужно предлагать набор действий, которые обеспечат максимально эстетичный результат.

Что можно сказать об инновациях в увеличивающей маммопластике?

Р. А.: С моей точки зрения, сегодня основные усилия разработчиков направлены на увеличение надежности оболочки имплантатов. Срок их службы, заявленный производителями, составляет 20 лет. Но в реальности через десять лет имплантаты приходится менять — они подвергаются протрузии, каким-либо механическим воздействиям. Исходя из накопленного опыта могу сказать: очень важно это делать вовремя, не доводить ситуацию до крайности, не ждать серьезного повреждения. Всегда хуже оперировать, когда имплантат уже поврежден. Несмотря на использование когезивного геля, его часть все равно попадает в рану. В результате при извлечении протеза приходится дольше держать дренажи, на более длительное время откладывается и установка новых имплантатов. Кроме того, через десять лет эстетический вид железы тоже меняется: ткани растягиваются, под силой гравитации железа опускается. И даже если имплантат остался целым, у пациентки возникает желание его заменить. 

Сколько раз при желании женщина может менять имплантаты?

Р. А.: Так часто, как в этом возникает необходимость. Никакого особого риска здоровью это не несет. Как я уже говорил, нередко подобное происходит из-за капсулярной контрактуры. В таком случае я предлагаю убрать имплантат, дать тканям возможность полностью зажить и только потом ставить новый. Конечно, в этом случае мы обязательно пытаемся найти причину. Удаленные ткани отправляются на исследование. Из раны берется посев, выявляется возбудитель, его активность, чувствительность к антибиотикам. Все это входит в предлагаемое лечение.

Неужели женщин не останавливают перенесенные мучения? Ведь каждый раз — это новая операция, наркоз, достаточно длительный период заживления.

Р. А.: Как правило, нет. Пациентки едва выдерживают полгода, необходимые на то, чтобы ткани зажили. Женщина привыкает к определенному размеру груди и уже не хочет мириться с его отсутствием. Даже если опять будет воспаление, формирование поздних гематом и связанное с ними удаление протезов, после лечения у нее все равно возникнет желание вновь пройти эндопротезирование. Имплантаты — это на всю молодую жизнь!    

 

Звезды, увеличившие грудь

андерсон.jpg


Памела Андерсон

Впервые скандальная знаменитость увеличила свою и без того не худосочную грудь для роли в телесериале «Спасатели Малибу». Тогда ей было чуть больше 20. И ставка на бюст оказалась выигрышной!





бэкхем.jpg



Виктория Бэкхем

Дизайнер и бизнесвумен несколько раз ложилась под нож хирурга. Сначала — чтобы увеличить грудь (по словам самой Вики, из-за неуверенности в себе), позднее — чтобы вернуть ее к прежнему размеру.




хадсон.jpg



Кейт Хадсон

Природа не наградила актрису пышным бюстом, и ее это не очень расстраивало. Но желание, чтобы «костюмчик сидел» (и вечернее платье тоже), все-таки заставило девушку отправиться к хирургу.




фалмер.jpg



Милен Фармер

Культовой французской певице удавалось быть невероятно сексуальной и с очень миниатюрной грудью. Но, повзрослев, звезда все-таки добавила своим формам аккуратной округлости.





Количество показов: 1903
18.06.2017
|
Рейтинг (3.44)
Автор: Светлана Троицкая. Фото: Legion Media

Назад



KIZ рекомендует
Гороскопы
Конкурсы
Наши рассылки