Подпишись на нас в соц. сетях!

Каннский шлейф: кинофильмы и ароматы, оставившие след в истории


Приобщение к легендарным каннским фильмам для нас совпало со знакомством с французскими ароматами. В преддверии 70-го Каннского фестиваля «К&З» вспоминает, какие кинокартины и парфюмы оставили особенные следы в нашей памяти.

Ночи-Кабирии_кадр.jpg

Время мечты

1956 год становится особенным в истории парфюмерии: в это время дом Dior выпускает аромат-легенду Diorissimo. Главную роль в аромате играет ландыш, который до этого практически не использовался в духах — уж слишком сложно было тогда получить натуральную эссенцию. Но Диору, который мечтал, чтобы свежий запах его любимого цветка был заключен во флакон, удается синтезировать его искусственно благодаря парфюмеру Эдмону Рудницка. Diorissimo имеет громкий успех на родине, во Франции, а в СССР становится предметом благоговения. Этот парфюм тайно привозят из заграничных командировок, им дают взятки, подкупают и одаривают особо важных людей. Для большинства аромат остается недоступным, даже когда наконец поступает в продажу: он стоит около 25 рублей, почти треть средней зарплаты.

Приблизительно в то время, когда наши соотечественницы мечтают о Diorissimo, в киноиндустрии появляется картина, тоже посвященная мечте, — «Ночи Кабирии» Федерико Феллини. В 1957 году ему рукоплещут на фестивале в Каннах, а исполнительница главной роли Джульетта Мазина получает приз как лучшая актриса. Ее героиня всю жизнь искала большую и чистую любовь, грезила о встрече с особенным мужчиной. Но, как и мечтам многих простых советских девушек о Diorissimo, ее желанию не суждено было сбыться: избранник героини оказался обманщиком.


a-man-and-a-woman-claude-lelouch.jpg

Долгожданное откровение

1966 год дарит миру сразу два шедевра — духи Guy Laroche Fidji и фильм «Мужчина и женщина», который в этот же год получает «Золотую пальмовую ветвь». Оба произведения объединяет невероятный эстетизм отношений, оба доходят до СССР в 70-е годы, и оба производят в стране фурор. Для наших соотечественниц, не привыкших открыто говорить и о себе, и об отношениях с мужчинами, фильм становится настоящим откровением. Им тоже хочется стать смелее, выразить себя — зачастую с помощью парфюма. Поэтому Fidji становится самым желанным ­женским подарком в СССР: как престижная визитная карточка, он делает свою обладательницу особенной в глазах окружающих. Потому что во флаконе заключен истинный Запах! Запах волшебства, сотканный из мускуса и амбры, опускающийся на кожу мягким горячим облаком. Он становится частичкой Франции, которая связывает, пусть и иллюзорно, наших соотечественниц со страной мечты и легендарным фильмом.


Фотоувеличение.jpg

Всеобщая любовь

В 1967 году главную премию Каннского фестиваля получает «Фотоувеличение» Микеланджело Антониони. В фильме-притче, основанном на рассказе Хулио Кортасара «Слюни дьявола», появляются сразу две легендарные женщины — символы своего времени — это первая супермодель Верушка и Джейн Биркин, тогда еще начинающая актриса. После успеха «Фотоувелечения», где в одной короткой сцене Джейн появляется полностью обнаженной, ее замечают и зовут на пробы во Францию. Именно там происходит ее судьбоносная встреча с Сержем Генсбуром.

В год, когда на Каннском фестивале начинается история всеобщей любимицы Джейн Биркин, в парфюмерном мире появляется особый аромат, которому также суждено стать любимцем, особенно у советских женщин, — Climat от Lancôme. В СССР за ним начинается настоящая «охота»: девушки задействуют все контакты своих телефонных книжек, чтобы выйти на продавцов и стать счастливыми обладательницами этого нежного и глубокого парфюма с композицией из розмарина, альдегидов, сандала и бобов тонка. А в 1975 году, после фильма Эльдара Рязанова «Ирония судьбы, или С легким паром», где Ипполит дарит эти духи главной героине, аромат переживает новую волну популярности.


Весь_этот_Джаз-1.jpg

Искра веселья

В конце 70-х годов воздух пропитан страстью к веселью, самовыражению и провокации. Как иначе объяснить такое совпадение в кинематографе и парфюмерии: оба шедевра того времени передают зажигательный бунтарский дух. В 1977-м появляется Opium от Yves Saint Laurent, который поражает наших соотечественниц с первого же вздоха. Дело не только в экстравагантном закрытом флаконе и смелом названии, но и в необычной композиции: открываясь нотами перца и гвоздики, Opium отдает роскошь цветов, которые смущают своей сексуальностью. Символизируя провокацию и скандал, эти духи производят революцию в парфюмерии и становятся одним из самых желаемых ароматов в нашей стране. Чуть позже похожий переворот происходит и в кинематографе: раскрепощенный и зажигательный фильм «Весь этот джаз» режиссера и хореографа Боба Фосси становится главным открытием 1980 года. Он собирает четыре «Оскара», а вскоре блистает и в Каннах, забирая главный приз фестиваля.

Шлейф воспоминаний

У ароматов и фильмов есть много общего: они могут легко передать то, что так тяжело выразить словами, и сохраняют в себе воспоминания о целой эпохе. Так и случилось с этими кинокартинами и духами, которые превратились в символы. Они, как машина времени, переносят нас, пусть только мысленно, в прошлый век.

Но если каннские фильмы сейчас доступны каждому, то с оригинальными ароматами куда сложнее: драгоценные флаконы из 60-х и 70-х сегодня хранятся либо в шкафах коллекционеров, либо на полках женщин, которым они достались от запасливых мам.

Ароматы каннских див

MyCollages.png
1. Софи Лорен - лицо аромата Dolce Rosa Excelsa, Dolce Gabbana (2016);   2. Катрин Денев - лицо аромата Nahema, Guerlain (1979);  3. Изабелла Росселлинни - лицо аромата Tresor, Lancome (1990).
Количество показов: 459
16.05.2017
|
Рейтинг (3.75)
Автор: Оксана Зайцева, Анастасия Миронова

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Отвечайте на запросы журналистов — получайте упоминания в СМИ
Конкурсы
Наши рассылки