Подпишись на нас в соц. сетях!

Все свое: наука предлагает переходить на собственные биоматериалы


Мы вшиваем имплантаты, колем созданные в лаборатории препараты, однако наука давно предлагает переходить на собственные биоматериалы — плазму, жир и клетки кожи как средства омоложения. Изучаем, каково это, когда организм работает сам на себя. 

Андрей Аленичев.jpg




Андрей Аленичев, к. м. н., директор Клинического Института Эстетической Медицины






Алла Зорина.jpg




Алла Зорина, к. м. н., главный специалист Института Стволовых Клеток Человека по внедрению клеточных технологий, соразработчик SPRS-терапии





Светлана Грищенко.jpg




Светлана Грищенко, д. м. н., пластический хирург клиники эстетической медицины Topclinic





Клеточный уровень

Возможности собственной плазмы в эстетической косметологии велики. Ведь она содержит тромбоциты, в «руках» которых все регенеративные процессы, происходящие в нашей коже. 

shutterstock_400.jpgКачество 

«При проведении PRP-терапии самое важное — выделить из венозной крови пациента плазму с неповрежденными жизнеспособными тромбоцитами, — объясняет директор Клинического Института Эстетической Медицины Андрей Аленичев. — Они по задумке природы являются источником факторов роста и регенерации, которые помогают клеткам кожи работать, как в молодости. И в этом процессе все играет важную роль: и центрифугирование, и особые пробирки, которые должны быть зарегистрированы как изделия медицинского назначения для проведения медицинских процедур. Но ни в коем случае не для анализов — в обычных пробирках содержится гепарин, который блокирует тромбоциты, и говорить об эффекте процедуры не приходится, да и ­безопасность их не годится для процедур, они не апирогенны».

В идеале пробирки должны быть из медицинского стекла, без гепарина, вакуумными, содержать высокоселективную мембрану, обеспечивать быстрое приготовление PRP в закрытой системе, например, как в швейцарских наборах RegenLab. Только соблюдение всех этих условий даст долговременное клеточное омоложение.

Первый увлажняющий и моделирующий эффект виден сразу, а недели через три после процедуры клетки кожи начинают активно работать в «молодом режиме»: кожа становится гладкой, улучшается ее микроциркуляция и регенерация, активизируется синтез здорового коллагена. Полный курс состоит из трех процедур раз в месяц.

Эффект лифтинга 

«Швейцарцы создали инновационный продукт Cellular Matrix («клеточный матрикс») — помимо сепарирующей мембраны, в пробирке содержится специально подготовленная гиалуроновая кислота, — продолжает доктор Аленичев. — Кроме качественного улучшения состояния кожи, действие препарата направлено на моделирование контуров лица, уменьшение глубины морщин. После забора крови и пяти минут центрифугирования мы получаем готовый комплексный препарат в форме легкого геля с живыми клетками, который является абсолютно родным для организма. В итоге мы убиваем сразу двух зайцев: получаем и моделирующий эффект лифтинга, и клеточное омоложение. 

Есть на рынке и такие технологии, которые предлагают нагревать плазму с целью превратить ее в гель. Но от этой методики мало толку. Во-первых, полученный состав не будет содержать живых клеток и не даст эффекта клеточного омоложения, а во-вторых, он не продержится долго в тканях». 

Еще один важный момент в PRP-терапии — это точно выверенная концентрация тромбоцитов. Одно время многие врачи были уверены в том, что чем она выше, тем больше эффект. Но научные исследования последних лет доказали, что концентрация клеток должна быть выше не более чем в три раза от таковой в цельной крови, иначе они начинают взаимно друг друга блокировать и перестают выделять факторы роста.

Возможности 

Практикующие врачи-косметологи отмечают, что PRP-терапия хороша как сама по себе, так и в компании других процедур, например, с лазерным и RF-воздействием, нитевым лифтингом и другими. «Особенно заметны результаты таких сочетанных методик на возрастных пациентах, — отмечает к. м. н. Андрей Аленичев. — Ну а до 40 лет PRP-терапия прекрасно работает как монометод». 

Наука обещает, что во имя красоты скоро можно будет одновременно использовать сразу несколько ресурсов организма: например, комбинировать плазму с тромбоцитами и собственные жировые клетки для липофилинга. Плюсы такого дуэта — в более равномерном распределении препарата в тканях и продолжительном результате. В этом направлении лидеры эстетической медицины сегодня ведут активные исследования и разработки.

Вырастим новую кожу

Технология применения аутологичных (собственных) фибробластов кожи существует в практике эстетической медицины давно. Первооткрывателями стали американцы, в 1994 году они доказали, что собственные фибробласты, взятые из кожи, можно «вырастить» в лаборатории, а затем трансплантировать обратно в дерму с целью эффекта омоложения. Сегодня американская технология называется LaViv®-therapy (Fibrocell Science Inc.), в России это SPRS®-терапия (ПАО «Институт стволовых клеток человека»).

Фибробласты 

«Любой метод в косметологии направлен на то, чтобы простимулировать к работе фибробласты, — рассказывает Алла Зорина, главный специалист Института Стволовых Клеток Человека по внедрению клеточных технологий. — Они производят практически все компоненты дермы: коллаген, эластин, гиалуроновую кислоту, факторы роста и многие другие. Поэтому механизм старения кожи напрямую связан с этими клетками — с возрастом их количество стремительно сокращается. К примеру, ближе к 70 годам число фибробластов уменьшается почти на 40 % по сравнению с отметкой 18–29 лет, а их биосинтетическая активность становится ниже на 75 %». Это приводит к тому, что ухудшаются все процессы, происходящие в коже: уменьшается синтез коллагена, эластина, гиалуроновой кислоты, замедляется выведение из дермы отработанных компонентов, в результате снижается тургор кожи, появляются морщинки. Словом, фибробластам мы обязаны и красотой, и молодостью.

Как получают 

Сами по себе фибробласты хорошо культивируются. Как правило, биоптат берут в области за ухом. Именно эта часть тела меньше всего подвержена внешним негативным воздействиям. «Из биоптата кожи диаметром 4 мм в лабораторных условиях выделяют фибробласты и культивируют их, а через месяц получают большое потомство, — продолжает Алла Зорина. — Часть его замораживают и хранят в специальном криохранилище (индивидуальный криобанк фибробластов кожи пациента), а часть культивируют дальше, чтобы получить нужную терапевтическую дозу. Полученный препарат состоит из клеток и физраствора и легко вводится внутридермально. При этом никаких осложнений, это собственный биоматериал пациента, со стопроцентной приживаемостью и переносимостью.

Если пациент захочет повторить процедуру или «пролечить» какую-то другую область кожи (например, шеи, декольте или рук), то его клетки извлекаются из криобанка, где они дожидаются своего звездного часа, размораживаются и наращиваются до необходимого количества. Ожидание может длиться в прямом смысле вечно, то есть у замороженных в жидком азоте клеток нет срока годности. Разморозка происходит по специальной технологии. На качество фибробластов это никак не влияет — по своей природе они обладают очень высокой жизнеспособностью.  

Кстати, Институт Стволовых Клеток Человека официально является единственным местом, где можно законно выращивать фибробласты. Чтобы получить такой статус, были проведены многочисленные исследования, доказывающие безопасность и эффективность методики. Поэтому биоматериал поступает сюда со всех уголков России. 

Документ на орган 

Всем клиентам Института Стволовых Клеток Человека выдают паспорт кожи. «Этот документ позволяет сделать заключение о регенераторном потенциале кожи (разумеется, на основании исследований выделенных фибробластов), — объясняет к. м. н. Алла Зорина. — У каждого человека он индивидуальный и генетически предопределен. Где это может пригодиться? Наличие такого паспорта позволяет врачу-косметологу назначить индивидуальную программу ухода и провести наиболее эффективную терапию для решения проблем кожи конкретного человека. А не идти методом проб и ошибок. Например, тем пациентам, у которых низкий регенераторный потенциал, не подходят агрессивные методы воздействия на кожу (СО2-лазеры). К тому же такой паспорт покажет, как часто нужно проводить SPRS-терапию». 

Фибробласты работают исключительно с качественными показателями кожи: увеличение ее толщины и плотности, снижение проявлений купероза и пигментации, уменьшение числа морщин и улучшение тона. Но с такими изменениями лица, как птоз, им не справиться. В этом случае врачи рекомендуют прибегнуть к сочетанным методикам. Например, сначала поработать с мягкими тканями, а после переходить непосредственно к улучшению качества кожи. «Мы рекомендуем проводить SPRS-терапию в возрасте от 35 до 65 лет, — продолжает соразработчик SPRS-метода Алла Зорина. — Но в нашей практике были и 80-летние пациенты, у которых наблюдались поразительные результаты. Хотя в случае с возрастной категорией 50+ чаще приходится говорить о комбинированных методиках: сначала корректируются мягкие ткани с помощью, например, аппаратных технологий, а после окончания реабилитационного периода вводят собственные фибробласты». 

Техника введения играет очень большую роль: инъецировать клетки нужно в определенный слой кожи, строго в папиллярный. Обучение с каждым врачом Алла Ивановна Зорина проводит лично. Объем вводимого препарата равен терапевтической дозе (у каждого пациента она своя), ее можно ввести однократно либо за два приема с перерывом в месяц. Этого вполне хватит, чтобы полученный результат продержался не менее двух лет.

shutterstock_3699049.jpgЖировой резерв

Еще один ресурс организма, который можно использовать в благих целях, — собственный жир. Сегодня липосакция, или удаление локальных жировых отложений, имеет логичное продолжение, и имя ему липофилинг. Другими словами, это моделирование контуров лица и тела с использованием собственной (аутологичной) жировой ткани. У данного метода есть приятный бонус — стволовые клетки, которые содержатся в большом количестве в пересаживаемом жире, оказывают регенерирующее действие, улучшая структуру кожи и омолаживая ее.

Липосакция 

Существует несколько видов липосакции. При механической (прародитель всех техник) жир отделяется от соединительной ткани посредством специальных канюль и выводится с помощью вакуума. Во время RF-липосакции, перед тем как удалить жировую ткань, ее разбивают с помощью радиочастотных волн. При лазерной — адипоциты выделяют посредством лазерного луча, в ультразвуковой — с помощью ультразвука, а в водоструйной работа ведется с помощью подаваемой под давлением струи воды. «Все эти методы хороши, так как они прежде всего являются безопасными для пациента, но я предпочитаю самый последний вариант — водоструйную технику Body Jet, — говорит пластический хирург Светлана Грищенко. — Наводняя окружающие ткани, струя мягко раздвигает их, не вызывая кавитации. В результате таких действий канюля очень легко входит в ткани, без риска травм. Такая техника позволяет извлекать именно жизнеспособные адипоциты с целью дальнейшей их пересадки. Самое важное, чтобы забранный жир не контактировал с воздухом. Именно поэтому здесь предусмотрен замкнутый цикл. После забора адипоциты отмывают с помощью физраствора от медиаторов воспаления и от клеток крови. Это нужно для того, чтобы получить чистый жир, тот самый трансплантат для пересадки». Причем жировой аспират лучше использовать сразу, не замораживая.

Откуда брать 

«По моему опыту, разницы большой нет, количество адипоцитов везде одинаковое, — отмечает к. м. н. Светлана Грищенко. — А вот самый пластичный и удобный для пересадки жир — тот, где меньше всего соединительнотканных перегородок. Он находится в области наружной поверхности бедер. Но в большинстве случаев это не является ориентиром, жир можно забирать и с поверхности живота, и с талии, и с внутренней поверхности бедер и коленей — это заранее оговаривается с пациентом». 

Приживаемость 

К сожалению, не всем адипоцитам суждено прижиться в тканях организма. «По статистике, на это способны 30–60 % от пересаженного объема клеток, — продолжает доктор Грищенко. — Шансов на успех больше в зонах с хорошо кровоснабжаемыми тканями: периорбитальная, щечная область, ягодицы. В любом случае операцию можно повторить через три — шесть месяцев. Но если приживаемость произошла, то можно смело рассчитывать, что новая жировая ткань уже никуда не денется». Чтобы пересаженные адипоциты распределились равномерно, важно соблюдать правильную технику введения. В противном случае могут образоваться неровности.
24.02.2019
|
Рейтинг (3.56)
Автор: Редакция
Комментарии

KIZ рекомендует
Загрузка...
Конкурсы
Гороскопы
Наши рассылки