Подпишись на нас в соц. сетях!

Личный опыт: фейслифтинг и реабилитация после него


Пластическая операция — это всегда уникальная личная история. Читательница «К&З» долго решалась на фейслифтинг, прошла через него и теперь честно делится пережитым. 

shutterstock_378456844.jpg

В один прекрасный день я посмотрелась в зеркало и поняла, что «молодая была не молода». Стройная фигура (вес 55 кг) осталась при мне, а все прожитые годы «ушли в лицо». На тот момент мне исполнилось 48.

Я отправилась в очень хороший косметический салон, где сделала мезотерапию и ботокс, подкачала губы гиалуроновой кислотой и ею же убрала носогубные складки. Cтала выглядеть гораздо лучше. Все перечисленное, а также массу других неплохих и недешевых про­цедур я решила делать и делала регулярно. Так прошло семь лет. А потом я поняла: не помогает! Последней каплей стал термаж, такой дорогущий и так много обещавший. Я задумалась о хирургии...

К окончательному решению в общей сложности шла три года. Приглядывалась к явно прооперированным телевизионным лицам и к лицу подруги, успешно подтянутому 12 лет назад. Читала отзывы, изучала форумы по пластике. Стала даже разбираться, кто пиарит конкретного хирурга.  

К одному хирургу, результаты работы которого сильно впечатлили, даже сходила на консультацию. И он мне вроде бы понравился. Но почему-то тогда я не стала выбирать дату операции. После всевозможных сопоставлений и взвешиваний окончательно остановилась на другом специалисте — как оказалось, когда-то прооперировавшем мою подругу! И почти успокоилась: результат его работы — хороший результат — я видела у нее на лице. Клиника пластической хирургии, в которой оперирует этот хирург, работает на базе одной из ведущих клинических больниц, и анестезиолог там с большим опытом. Это мне тоже показалось очень важным.

Фейслифтинг: день операции

Настал день операции. Объем вмешательств наметили большой. Впрочем, обычный набор для 55-летней дамы: эндоскопическая подтяжка лба, нижняя блефаропластика, эндоскопическая подтяжка средней зоны лица, подтяжка нижней трети лица и платизмопластика (это когда убирается двой­ной подбородок, формируется четкий, как в юности, шейно-подбородочный угол и заодно шея избавляется от складок). Мне предстоял четырехчасовой наркоз. Перед операцией я подписала договор, мое лицо сфотографировали в нескольких ракурсах. Надела коррекционные чулки (для предупреждения тромбозов), и меня на каталке повезли в операционную. Время пошло.

...Очнулась я в палате на кровати с плотной повязкой на голове, в точности как у Шарикова в «Собачьем сердце». Прислушалась к себе: ничего не болит. Когда к концу дня с глаз сняли повязку, обнаружила, что почти ничего не вижу. Глаза распухли и заплыли, превратившись в узкие щелки! Лицо — кроме небольшого треугольника с центром-носом посередине — неживое, нечувствительное. Также ничего не чувствую в области темени, за ушами и выше, плюс совсем не ощущаю шею! Лежать можно только на высоких подушках и на спине. 

Во время завтрака — новое открытие. Рот едва приоткрывается — кофейную ложку не просунешь. Манную кашу поклевала на манер журавля в гостях у лисы. 

Ежедневно перевязки и каждый день физиотерапия лица. Через три дня муж забрал меня домой.

Реабилитация после фейслифтинга

Дома я сразу легла — слабость. И тут началось. Появилось ощущение, что под кожей лица идет броуновское движение: что-то там переливается, катится, бурлит.

Голову мыла, обращаясь с ней, как с китайской вазой, пальцы натыкались на скрепки, которыми вместо ниток густо-густо скреплены края разрезов за ушами и на темени. С волос стекала пугающая красная вода… 

Тем не менее жизнь продолжалась. Сначала сняли швы на веках (буквально через два-три дня). Затем на голове. Во рту швы должны были рассосаться сами. Рот долго, месяц или больше, не открывался как надо. А когда жевала, в висках дергало — неприятно.

Когда сняли тугую повязку, лицо упаковали в специальную эластичную маску, которая поддерживает щеки. Я стала похожа на респектабельную средневековую даму. Все синюшное и опухшее спрятано под повязкой, правда, глаза еще «подбиты», но уже как-то привыкла.

Хирург посоветовал погреть через неделю личико в бане, чтобы лучше рассасывались внутренние швы. А не в бане — так сухим теплом. Сухое тепло у меня ассоциируется с горячими яйцами, которыми прогревают гайморит. В указанные сроки я стала варить яйца и фанатично часа на два прижимать их к щекам, вискам и глазницам. И в результате, снимая маску, увидела опухоль в виде толстой гусеницы, ползущей от середины левой щеки к уху.

Каждое утро я ездила в клинику на физиотерапию и уходила почти успокоенная железными убеждениями хирурга, что это временная гематома и она обязательно пройдет. «Гусеница» бесследно рассосалась через пару месяцев.      

Тогда же, спустя два месяца, мы с мужем поехали в Рим отмечать мой 55-летний юбилей. Я побоялась давать на визу старое фото и сделала новое. Отечность тогда сошла еще не полностью, но все равно какая разница с прежней фотографией! Теперь думаю: как только меня не задержали на таможне...

Ну а то, что глаза после нижней блефаропластики немножко слезились и в одном двоилось, — это ничего, пустяки.  

Медленно-медленно отступало онемение щек, лба, темени. Постепенно уши снова стали «моими». Небольшие шрамы, в том числе и под подбородком, затянулись, стали невидимыми. Я вздохнула спокойно.

Результаты: время радости

Что я ощущаю сейчас, спустя восемь месяцев? Огромную радость. Да, не все в моем лице меня устраивает, остались еще синячки под глазами, и они меня беспокоят. Пристально всматриваясь в свое отражение, я вижу еще кое-какие мелочи. Можно было бы повыше приподнять уголки глаз, остались кое-какие морщинки... Но все это ерунда по сравнению с вернувшимся ко мне общим ощущением молодости лица! 

Жена брата как-то заметила: «Видишь, как хорошо, что ты на лицо поправилась. Давно бы так. Кушать надо, а не диетами заниматься. Теперь вот хорошо выглядишь». Свекровь, вглядываясь в экран скайпа, сказала: «А ты вроде бы похудела. Но выглядишь хорошо». 

Врач-маммолог поинтересовалась, какой у меня день цикла, раз я собираюсь делать маммографию. «У меня уже три года как все!» — бодро отрапортовала я. «Молодец, никогда бы не дала вам ваших лет».

А недавно мой случайный попутчик Игорь без колебаний определил мой возраст — 38 лет. Сказала правду — не поверил. Сказала, что пошутила — успокоился. Но удивился: «Все женщины убавляют себе возраст, а вы странная — прибавляете!»


Мнение эксперта

Бабаева.jpgЛола Бабаева, врач-дерматокосметолог, дерматокосметолог клиники пластической хирургии и косметологии Mont Blanc

Фейслифтинг — операция, которая требует реабилитационных про­цедур. К ним относятся физиотерапевтические и инъекционные воздействия. К реабилитации обычно приступают на четвертые-пятые сутки после операции. Реабилитационная программа разрабатывается совместно пластическим хирургом и врачом-косметологом. Есть пациенты, которые в первый раз неохотно приходят на процедуры, а потом просто бегут на реабилитацию. Потому что чувствуют и видят, как буквально оживает лицо!

В качестве одной из ключевых реабилитационных мер можно отметить микротоковую терапию — воздействие на ткани низкочастотными импульсными токами сверхслабой силы с целью восстановления клеточного метаболизма. Благодаря микротокам осуществляется поверхностный и глубокий лимфодренаж тканей; происходит детоксикация клеток; запускается процесс образования новых кровеносных сосудов (неоангиогенез), восстанавливается нормальное кровоснабжение. Процедура имеет противоотечный эффект, улучшает цвет лица. Путем электрофореза в кожу вводятся специальные препараты и ферменты (лонгидаза, гиалуронидаза), оказывающие мощный антиоксидантный эффект, снимающие отечность и воспаление. 

Стандартный курс микротоковой терапии — 10–15 процедур, по три сеанса в неделю. 

17.12.2016
|
Рейтинг (3.7)
Автор: Редакция. Фото: Legion Media
Источник:

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Отвечайте на запросы журналистов — получайте упоминания в СМИ
Конкурсы
Гороскопы
Наши рассылки