Подпишись на нас в соц. сетях!

Все напоказ: трансляции пластических операций в соцсетях и как к ним относиться


Мы уже не мыслим жизни без социальных сетей. А они выдают на-гора для многих немыслимые вещи. Например, видео хирургических операций. Как к этому относиться? Не восклицать же: «о, времена! о, нравы!» Попробуем изучить феномен без лишней эмоциональности.  девушка-сидит-в-соцсетях.jpg

Свое отношение к данной теме высказали наши эксперты: к. м. н., врач-психиатр, психотерапевт Европейского медицинского центра Эмма Агасарян; д. м. н., профессор, гл. специалист Медцентра Президента России, завкафедрой пластической и челюстно-лицевой хирургии РМАПО, гендиректор клиники «АРТ-Клиник» Александр Неробеев; пластический хирург, главный врач клиники «Время Красоты» Отари Гогиберидзе.

 

Смотреть на других и показывать себя, быть чьим-то фолловером и беспокоиться о числе собственных подписчиков. Вот она — эпоха всеобщей визуализации, когда изображение доминирует над остальными способами постижения окружающей действительности.

Социальные сети — развлечение, форма зависимости, способ удовлетворить свои инфантильные потребности (помните, как в детстве: «Мама, смотри»!). А еще — двигатель торговли. Даже в такой априори интимной сфере, как медицина... «Акция! Весь май специальная стоимость для увеличивающей маммопластики. Все включено». «Спешите! Липосакция по очень привлекательной цене». «Такое бывает только раз! Скидка на ультразвуковой лифтинг 50 %». Подобные послания легко сопоставить с рекламой электрочайников или туров в Анталью. Однако речь идет о частях тела.

«Отношение к внешности как к товару у некоторых людей отмечалось во все времена, о чем мы можем судить по истории и литературе», — рассказывает психотерапевт Эмма Георгиевна Агасарян. — Хотя сейчас этого, конечно, стало больше. В последние годы произошли колоссальные изменения в восприятии облика, тела... Перемены связаны как с новыми возможностями хирургии и косметологии, так и с развитием интернет-технологий. Мы сталкиваемся с отретушированными образами, стандарты красоты становятся нереалистичными. Все это формирует недовольство собой, желание постоянно что-то в себе менять и исправлять, стать частью этой индустрии».

Человек, как известно, слаб. А эстетическая сфера, предлагая нам свои возможности, не чурается оказывать давление, в том числе весьма неблаговидными приемами.

Изучая инстаграм-аккаунт одной из московских beauty-клиник, мы ­наткнулись на растиражированный мем — Ждуна. Серое бесформенное существо с головой северного морского слона, телом огромной личинки и руками постаревшего человека. В виде такой визуальной метафоры нидерландская художница Маргрит ван Бреворт изобразила пациента больницы, в надежде и тревоге ожидающего своей очереди к врачу. В клиническом «Инстаграме» эту фотографию сопроводили подписью: «Я за естественную красоту». Как говорится, без комментариев.

Легендарная модель 1990-х Синди Кроуфорд в интервью одному из зарубежных изданий не без сожаления признала, что эталонная внешность больше не редкость (чего уж там, теперь это чуть ли не обязанность!), а ее демонстрация — больше не прерогатива обложек нескольких глянцевых журналов.

Соцсети — место силы героинь нового времени, над обликом которых, кроме природы, в поте лица трудятся врачи и фильтры-ретушеры. Внешнее совершенство, возведенное в абсолют, — этого достаточно для завоевания миллионов подписчиков. А что дальше?.. «Что такое селфи? Я на первом плане, а все, что вокруг меня, — просто обрамление. По моему мнению, это показатель моральной деградации», — твердо высказывает свою позицию известнейший российский пластический хирург Александр Иванович Неробеев.  «Привязывание собственной ценности исключительно к внешнему виду неизбежно приводит к внутреннему опустошению», – отмечает Э. Г. Агасарян.

Новая реальность

Как и в былые времена, красоту прославляют и превозносят, но ей, кажется, решительно отказывают в поэзии и тайне. Сегодня это сплошная проза и очевидность. Made in, производственная рутина. 

«Работа хирургов кипит», «трудимся», «операционный день в разгаре» — ленты инстаграмов тарахтят с бойкостью пулеметных. Перед нами в ассортименте выкладывают свежеизготовленные груди, носы, губы, ягодицы. Разворачивается калейдоскоп картинок: до операции, после, на второй день и через две недели, перед анестезией и после снятия гипса. При желании можно лицезреть и сам процесс хирургического вмешательства – на видеозаписи прямо из  операционной. Метаморфозы человеческого мяса собирают тысячи просмотров. Чем они могут быть занимательны для хирургов, понятно. Но зачем этот перформанс плоти пытливым взорам неспециалистов?

«Я, как человек старой формации, всего этого совершенно не приемлю. Существует частная жизнь, и к ней следует проявлять уважение», — говорит А. И. Неробеев.

Право на приватность необходимо нам как личностям, наделенным уязвимостью и духовностью, но вот кто-то уже парирует: «У нас есть и право на информацию!»...

«Мы ведем наш инстаграм-аккаунт и делаем это довольно успешно, — говорит авторитетный пластический хирург Отари Теймуразович Гогиберидзе. — Социальные сети — это наша новая реальность, и мы не видим смысла ее отвергать. Что касается выкладывания фото пациентов или фрагментов видеосъемки пластических операций, то мы делаем это с образовательной целью, нередко — по просьбе наших подписчиков. Например, нас просят показать, что такое комки Биша, где они размещаются, как выглядят. Мы не за зрелища, мы за правду. В том числе и за то, чтобы обыватель не воспринимал пластическую хирургию как нанесение макияжа. Это непросто и ответственно. Безусловно, медицинские снимки и ролики мы публикуем с документально заверенного согласия людей. Мы уважительно и трепетно относимся к нашим пациентам, заботимся об их физическом и психологическом здоровье. Как-либо злоупотреблять своими возможностями, «юморить» — для нас такое абсолютно исключено! Знаете, иногда молодые хирурги пририсовывают пациентам всякие рожки, рожицы... К сожалению, для них все это забавно».

«Этика — достаточно сложная составляющая медицины (следует признать, что в настоящее время медицина в целом развивается в сторону большей этичности), — объясняет Эмма Агасарян. — Пациент априори находится в зависимом положении от врача. Он доверяет доктору, и это доверие не должно быть использовано против него. Трансляция интимных деталей, даже если человек соглашается на это в конкретный момент своей жизни, в будущем может иметь для него негативные последствия».

Ярмарка тщеславия? 

Вопиющее проявление неэтичного отношения к пациентам, которое можно проследить и в соцсетях, — громкие и далеко не всегда имеющие под собой доказательную базу хвалебные рулады хирургов в собственный адрес.

«Являясь главным редактором журнала «Анналы пластической эстетической хирургии», я со страниц этого издания призвал коллег к скромности, — делится наболевшим профессор Неробеев. — Все-таки не стоит забывать о том, что врачами были Чехов, Вересаев, Аксенов... У нас, к сожалению, нет закона о запрете на рекламу услуг специалиста, не имеющего хотя бы десятилетний опыт работы. Поэтому сразу по окончании обучения можно называть себя самым умным, гениальным, да хоть входящим в тройку лучших хирургов мира, как будто медицина — спорт. И потом нонсенс, когда врач сам себя нахваливает! Это удручает до глубины души».

Нравится нам или нет, но эстетическая медицина отчетливо источает флер шоу-бизнеса. И в этом тоже велика «заслуга» соцсетей.

Вперемежку с фото, которые заставляют неподготовленного человека поморщиться, мы не без светского любопытства разглядываем снимки врачей, снявших белые халаты и облачившихся в стильные «луки» для посещения выставки, театральной премьеры или любимого ресторана. А вот доктор вошел в образ и уже позирует не хуже профессиональной модели. Dolce vita. И с’est la vie. Впрочем, жизнь, как всегда, все расставит на свои места.

Количество показов: 577
19.08.2017
|
Рейтинг (3.75)
Автор: Елена Страчкова. Фото: Legion Media

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Гороскопы
Конкурсы
Наши рассылки