Подпишись на нас в соц. сетях!

Израиль: медицинские центры


Из 40 крупных медицинских центров‚ существующих в Израиле‚ мне показали девять. Каждый из них может похвастаться передовыми технологиями. Но поделюсь тем‚ что поразило больше всего, а из огромного списка заболеваний‚ которые здесь умеют лечить‚ выберу самые неподдающиеся.

м.jpg

Особенности лечения в Израиле

  • Русский язык повсюду. У пациента, приехавшего из России, при общении с врачом не возникнет языкового барьера. В каждой больнице работает русскоговорящий персонал. В многочасовых экскурсиях по клиникам журналистов сопровождали бывшие наши соотечественники. Все они приехали в Израиль в 90-х годах. Именно тогда молодая страна, понимая, каким перспективным и прибыльным делом станет медицинский бизнес, приглашала на ПМЖ докторов из России. Врач Евгений Абрамсон из Онкологического центра Давидофф вспомнил, как 20 лет назад эмигрировал в Израиль. Когда в самолете стало плохо пассажиру и стюардесса спросила, нет ли на борту доктора, то вдруг поднялось полсалона. Тогда Евгений испугался: «Как же я найду работу?!» Но прошло несколько лет, и, оказалось, большинство врачей-репатриантов сделали карьеру в сфере так называемого медицинского туризма: если на родине не помогли, за спасением пациенты едут в Израиль. Неизлечимой болезнь можно считать лишь тогда, когда с ней не справились в Иерусалиме и Тель-Авиве. Во всех больницах есть отделы международного туризма — туда можно написать из России и, выслав результаты анализов, узнать о способах лечения, его перспективах и стоимости.
  • Больницы не похожи на больницы. Они скорее напоминают торгово-развлекательные центры — яркая архитектура, масса магазинов и кафе, аттракционы для малышей, зеленые дворы, цветники, картинные галереи и концертные площадки (на одной даже выступал Майкл Джексон!). В детских отделениях — штатный клоун. А витражи одной из больничных синагог сделаны самим Марком Шагалом.
  • Пожертвования на счета клиник. В холлах больниц на стенах выгравированы длинные списки — фамилии благотворителей. Даже при входе в реанимационную увидела бронзовую табличку с именем мецената — он оснастил ее на свои деньги. Новое отделение в Медицинском центре Рабина построено на средства российского олигарха. Его мать благополучно вылечили здесь. Дарителям позволено требовать отчет, на что пошел каждый доллар, потраченный на благотворительность.
  • Машины скорой помощи. В Израиле нет ни одной, на борту которой не было бы написано, кто ее оборудовал и подарил. Страна маленькая, дороги хорошие — неотложку ждут не дольше шести минут. Спустя 40 минут после вызова пациент оказывается в крупной специализированной больнице.
  • Без бахил и халата. Нигде в клиниках мне не предложили их надеть. Родственнику можно зайти в верхней одежде в любую палату, даже в реанимационную. Местные врачи убеждены: внутрибольничные инфекции гораздо страшнее тех, что заносят посетители с улицы, зато первые погибают от вторых. Близкие, приехавшие вместе с пациентом в больницу, получают талончик с номером больного. Теперь, взглянув на экраны, установленные повсюду, даже в кафе, они узнают, что сейчас с ним происходит: вот больной прошел обследование, затем поступил в операционную, теперь перевезен в комнату пробуждения — значит, пора навестить…
  • Пациента выписывают домой сразу после операции или на следующий день. В комфортабельных больничных палатах лежат лишь самые тяжелые пациенты. Обычно приезжие селятся в гостиницах неподалеку от больницы — есть и трех-, и пятизвездочные отели.

 

Лечение сложных заболеваний в Израиле
Болезнь Паркинсона. «Встань и иди!» — произносить эти слова на Святой земле дело ответственное. Доктор Zvi Israel из Центра Хадасса делает уникальные операции, вполне сравнимые с библейскими чудесами. С трудом верится, но в качестве доказательства нам демонстрируют фильм. На экране — мужчина средних лет с болезнью Паркинсона. Руки непроизвольно дрожат, ноги шаркают, как у преклонного старца, передвигается с трудом. И вот он же спустя полчаса после операции — уверенно двигается. А через три месяца сам приходит в клинику с просьбой включить камеру — и …бегает по коридору, как мальчишка. Как удалось вылечить пациента? Доктор помещает в головной мозг больного маленький электрод. Определить гиперактивное место очень трудно. Но если после долгих обследований на КТ и МРТ оно угадано верно, тогда в тело вживляют устройство, подающее постоянный сигнал на электрод. В результате пациент избавляется от тремора, движениям его возвращаются сила и молодость, он ведет образ жизни здорового человека. Все, что необходимо, — через шесть лет поменять стимулятор.
Подобным способом доктор лечит и нервно-мышечную дистонию. Эта болезнь нежданно-негаданно поражает детей в возрасте 12–13 лет и усаживает их в инвалидную коляску. После вживления электрода тинейджеры возвращаются к своей прежней жизни: учатся, влюбляются, занимаются плаванием, балетом… Никто не догадается, что они едва передвигались.

Псориаз.
Эта болезнь считается загадкой. Управы на нее до сих пор не найдено, а страданий она доставляет человеку немало. Единственное, что облегчает их, — отдых на Мертвом море. Честно говоря, я думала, что благотворным образом на больную кожу действует грязь. Оказалось, при псориазе она даже вредна. Зато помогают солнце и тот самый рассол, который зовется Мертвым морем. Три недели пребывания на курорте — и больной псориазом не вспоминает о болезни в течение девяти месяцев; месяц терапии на Мертвом море — и ремиссия продлится до года. Есть еще одна хитрость: лечить псориаз лучше с марта по октябрь, когда кожа получит достаточное количество солнца.
«К сожалению, многие россияне приезжают на Мертвое море всего на неделю. Купания и солнце в таком количестве просто бесполезны, псориаз они не усмирят», — предупреждает Marco Harari, доктор Медицинского центра реабилитации на Мертвом море. Он считает, что псориаз — генетическое заболевание, поражающее иммунитет. Бляшки на коже — лишь видимое проявление проблемы, переживаемой организмом. Вскоре человек научится ремонтировать больные участки ДНК — и тогда болезнь отступит. А пока единственный выход — лечение в Израиле. Кстати, регулярные приезды на Мертвое море эффективны и при другой неизлечимой кожной проблеме — витилиго: остается лишь 15% от размера пятна, и на белесом участке появляются клетки, производящие пигмент.

Онкология.
Самых впечатляющих успехов Израиль добился в лечении раковых заболеваний. Сюда приезжают больные со всего мира. Naftaly Meydan, директор Онкологического центра Давидофф, рассказывает: «В штате отделения радиотерапии программистов не меньше, чем врачей. Их совместная кропотливая работа позволяет проводить прицельное облучение пораженных тканей на аппарате TrueBeam — самом современном ускорителе четвертого поколения. Индивидуальное программирование воздействия лазерного луча дает возможность уменьшить осложнения у пациента после операции, сохраняя незатронутыми здоровые участки ткани вокруг удаленной опухоли».
Исключает любые ошибки и химиотерапия. Каждый раз, когда пациент приходит в больницу, ему делают анализ крови. Мгновенно определяют количество лейкоцитов и рассчитывают дозу препарата. Компьютерная сеть тут же заносит рецепт в больничную аптеку, где изготавливают подходящую смесь. Через десять минут больной может приступить к лечению.
Но это, так сказать, техническая сторона дела. А есть мелочи, удивляющие не меньше. Например, специальная комната, куда больной может удалиться, узнав диагноз: справиться со стрессом, выплакаться, поговорить по телефону с близкими. Парикмахер, бесплатно изготавливающий парики для тех, кому назначена химио­терапия. Оптимистические картины на стенах онкологического отделения: из одного корня тянутся к свету узловатые, крючковатые деревья с наростами и вовсю зеленеют…

Количество показов: 554
01.09.2016
|
Рейтинг()
Источник:

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Отвечайте на запросы журналистов — получайте упоминания в СМИ
Конкурсы
Гороскопы
Наши рассылки