Подпишись на нас в соц. сетях!

Эмилия Спивак: «Верю в любовь!»


Она инфернально красива. Хрупкая‚ грациозная‚ загадочная. Высокоинтеллектуальная‚ образованная‚ интеллигентная. Под магию ее обаяния попадаешь сразу. От нее невозможно отвести глаз. Эмилия Спивак — талантливая актриса и абсолютная женщина — главная героиня апрельского номера «Красоты & здоровья».

      6589watermarked-spiv1.jpg

Инесса ТРАВНИКОВА («Красота & здоровье»): Эмилия, чем ­сейчас наполнена ваша жизнь?
ЭМИЛИЯ СПИВАК:
В театре мы репетируем новую пьесу (Эмилия — актриса Санкт-Петербургского государственного молодежного театра на Фонтанке. — Прим. ред.) Название ее пока сказать не могу.
В кино в перспективе тоже есть проекты, только еще не все до конца устаканилось, чтобы это обсуждать.

«К&З»: Вы суеверны?
Э. С.:
Я суеверна, но не до сумасшествия. Просто мне кажется, что вещи, которые должны состояться, лучше не озвучивать, чтобы кто-то своими мыслями или пожеланиями не нарушил их.

«К&З»: По этой же причине держите в тайне свою личную жизнь?

Э. С.: Да. И потом, что говорить о личной жизни? Она протекает по-разному — и весело, и не очень. (Улыбается.)

«К&З»: Что цените в мужчине прежде всего, а что не приемлете?
Э. С.:
Ценю редкие сейчас качества — надежность и ответственность. Не могу общаться с жадными и глупыми. Если мужчина не умный, надо спасаться бегством. (Смеется.)

«К&З»: В чем, по-вашему, залог счастливой семейной жизни?
Э. С.:
В терпении и искренности. Для меня отношения без чувств невозможны. Хотя и говорят, что браки по расчету самые крепкие, я, видимо, свою свободу готова отдать только за очень большое чувство. (Улыбается.)

«К&З»: Вы ревнивая?
Э. С.:
Ужасно! Я самый ревнивый человек из всех, кого знаю. (Смеется.) Не зря мое имя переводится с латинского как «ревнивая». Хотя, видите, я это осознаю и пытаюсь относиться к такой черте своего характера с юмором.

«К&З»: Значит, про битье посуды и ваш буйный нрав журналисты пишут правду?
Э. С.:
Конечно! (Смеется.) Говорят же, что все держать в себе  вредно и надо выплескивать эмоции. Только вопрос в том, насколько адекватно ситуации ты позволяешь себе их выплескивать. У артистов это порой зашкаливает…

«К&З»: Вы перфекционистка?
Э. С.:
Я максималистка во всем, к сожалению. Поэтому близким людям со мной нелегко…

«К&З»: Трудно прощаете?
Э. С.:
Вообще не умею прощать. Хотя по мелочам не обижаюсь и не могу долго находиться в конфликте. Но если подозреваю предательство или оно действительно случилось, мне потом крайне сложно вернуться к отношениям. Я и к себе так же отношусь — скорпионья натура самоеда во мне сильно выражена (Эмилия по знаку зодиака Скорпион, ее день рождения 18 ноября. — Прим. ред.)
6591watermarked-spiv3.jpg
«К&З»: Жалеете о чем-нибудь?
Э. С.:
Естественно, есть вещи, которые трудно себе простить. И если бы можно было повернуть время вспять, ­поступила бы иначе. Хотя, говорят, не надо ни о чем жалеть.  Все есть опыт и, наверное, нельзя жить без ошибок. (Задумывается.) Так хочется их не совершать...

«К&З»: Если говорить о кино, после какой роли вы ­проснулись знаменитой?
Э. С.:
У меня не было такой роли.

«К&З»: А как же Эсфирь Литвинова в «Статском ­советнике»?
Э. С.:
Актерская судьба  — сложный, странный и непонятно каким образом устроенный механизм. Мне все говорили, что выйдет этот фильм и будет эффект разорвавшейся бомбы. И я стану сниматься с утра до ночи, 365 дней в году. Однако ничего подобного не произошло… Возможно, это счастье. У меня не было момента, когда снесло голову от успеха. По прошествии десяти лет после окончания театрального института я прекрасно понимаю, что работа артиста — огромный труд. А если что-то складывается, на 90 % — это удача. Есть миллион талантливых актеров, которых никто не знает. Им просто не повезло, они не вытянули счастливый билет, но это не значит, что они менее способные, одаренные или достойные. Почему-то некоторые молодые артисты, которым сваливается на голову удача, начинают вести себя так, как будто это абсолютно их заслуга. Иллюзия…

«К&З»: Должны сойтись звезды?
Э. С.:
Ты должен оказаться в нужном месте в нужное время. К сожалению, так бывает не у всех.

«К&З»: А у вас?
Э. С.:
Мне не на что жаловаться. При этом не могу сказать, что на меня все сыпется, как из рога изобилия. Бывают разные периоды. Например, один год вообще нигде не снимаюсь, а в другой — у меня пять проектов подряд.
Так, огромной удачей было оказаться в сериале «Тайны следствия» на втором курсе института.

«К&З»: Чем обычно занимаетесь, когда нет съемок в кино?
Э. С.:
Мне повезло — я работаю в театре. И у меня есть свои спектакли, которых я жду, и знаю, что их ждет и любит зритель. Не представляю, чем живет артист, не служащий в театре, когда у него нет съемок в кино. Обязательно нужно чем-то заниматься. Например, многие голливудские звезды реализуют себя в ресторанном бизнесе или других сферах деятельности. Опять же к вопросу о востребованности и удаче. Сегодня тебя рвут на части, а завтра никто и не вспомнит. И потом театр позволяет всегда быть в тонусе.

«К&З»: Какая из сыгранных героинь ближе всего к вам ­настоящей и наоборот?
Э. С.:
Близка, наверное, Лора из «Стеклянного зверинца» Теннеси Уильямса, у нас в театре этот спектакль называется «Синие розы». Мне созвучна тема одиночества, потери веры в себя и больших сомнений по поводу места в жизни… Не могу сказать, что она всегда совпадает с моим мироощущением, но мыслей и чувств по этому предмету всегда много. Какая роль далека? (Задумывается.) Даже не знаю. Когда начинаешь репетировать, приходится находить в себе те или иные черты, связанные с героиней.
6590watermarked-spiv2.jpg
«К&З»: У вас есть несколько театральных наград за роль Лоры Уингфилд и премия «Золотой Софит» в номинации «Лучшая драматическая актриса» в 2010 г. за роль Людмилы в спектакле «Поздняя любовь». Насколько для вас важно признание театральных критиков?
Э. С.:
Приятно, когда твою работу отмечают. Тем не менее к премиям отношусь настороженно. Все настолько условно и не всегда имеет отношение к действительности. А главное — к тому, что на самом деле для меня важно в театре. Подчас, когда награды вручают некоторым актерам и режиссерам, это совершенно не совпадает с моим собственным мнением. Вкус — весьма необъективная категория.

«К&З»: Роль Дездемоны в «Отелло» вы уже играете ­десять лет. Не скучно?
Э. С.:
Нет. Мне кажется, в современном театре таких проблем у артистов не бывает. Во-первых, у нас есть художественный руководитель, он смотрит все спектакли, и если вдруг чувствует, что тебе стало скучно, делает такие замечания, что про скуку тут же забываешь. И потом, понимаете, театральные артисты — это другая школа. Не зря большая часть системы Станиславского, которой мы придерживаемся, посвящена тому, как артисту всегда оставаться заинтересованным в роли. Вот Дездемона: разве тема, как всегда прекрасно начинается любовь и как страшно она заканчивается, может не волновать женщину? По-моему, это сюжет на все времена.

«К&З»: Художественный руководитель театра — ваш папа, народный артист России Семен Спивак. ­Родственные связи помогают в работе или наоборот?
Э. С.:
С одной стороны, мы с папой говорим на одном языке и, естественно, хорошо понимаем друг друга. А с другой — это двой­ная ответственность и для меня, и для него.

«К&З»: На что вы готовы ради роли? Кто-то поправляется, кто-то состригает волосы… Вам не страшно быть некрасивой на экране?
Э.С.:
Я вообще люблю играть некрасивых героинь. Это гораздо интереснее. Ну что такое играть красавицу? Когда женщина осознает, что она хороша собой, и начинает нести свою красоту по жизни как флаг, мне она сразу становится неинтересна — пропадает обаяние, живость… На что я готова ради роли? (Задумывается.) Я преклоняюсь перед актрисами, которые не боятся поправляться и потом еще так лихо возвращаются в форму.
Например, Рене Зеллвегер — фантастика, что она делала для роли в «Дневнике Бриджит Джонс»! На все остальное я согласна — и волосы состричь, и морщины нарисовать, и что угодно.

«К&З»: Как относитесь к увлечению актрис пластической хирургией? Вам бы хотелось продлить молодость или будете стареть красиво?
Э. С.:
Рассуждать на эту тему с позиции 30-летней женщины неправильно. Я же не знаю, что придет мне в голову через 20–30 лет. Может, захочу быть вечно молодой и красивой? Сейчас думаю, не решилась бы на пластику.
Я невероятно уважаю женщин, которые достойно и красиво переходят в другую возрастную категорию. Как сказала Анни Жирардо: «Ну что вы, я никогда не буду делать пластических операций — мне мои морщины так дорого достались, чтобы я их убирала». За этим высказыванием настоящая женская сила и уважение по отношению к своей жизни, к своему пути. И потом, все равно видно, сколько женщине лет, и видно, прибегала ли она к манипуляциям. Время обмануть невозможно. Хотя стареть, наверное, страшно и страшно осознавать, что ты уже не так хороша и привлекательна. Не знаю, сложный вопрос, каждый должен решать сам.

«К&З»: Кто из женщин ваш идеал?
Э. С.:
В кино — Одри Хепберн и Пенелопа Крус. Невероятные красавицы и невероятно талантливые! У них настоящий, божественный дар. А в жизни, конечно, — моя мама. Пример абсолютного терпения, тепла, доброты, понимания, женской энергии, которая может тебя успокоить, и при этом очень сильная. С ней ты никогда не будешь чувствовать себя беззащитной и потерянной.

«К&З»: Есть ли секреты красоты, которые вам передались от нее?
Э. С.:
Нет, мы практически никогда об этом не говорили. Моя мама простая женщина, что касается моды — модник у нас в семье папа. И мне импонирует, что мама наряжается, готовится, когда куда-то идет, она очень хорошенькая. Но человек должен жить своей нормальной жизнью. Тенденция бесконечного внешнего украшательства для меня неприемлема. Это же смешно, когда на море за завтраком русские женщины сидят в тональном креме. Дикость какая-то!
6592watermarked-spiv4.jpg
«К&З»: Для многих женщин вы совершенство. На вас смотрят, вам подражают, всегда нужно выглядеть безупречно…
Э. С.:
Вот именно, поэтому не люблю ходить на светские мероприятия — на них надо исключительно выглядеть. Если у меня есть настроение, я оденусь красиво, не потому что надо, а потому что чувствую себя любимой, или потому что весна пришла, или сердце затрепетало как-то по-особенному. По принуждению мне это делать не хочется. Сейчас странное время — к сожалению, больше внимания уделяется тому, как человек выглядит, нежели тому, что он есть и являет собой на самом деле.

«К&З»: Какой стиль в одежде предпочитаете? 
Э. С.:
Ретростиль 50-60-х гг. Не всегда в повседневной жизни можно носить такую одежду, но для меня она эталон женственности.

«К&З»: Как вам удается сохранять идеальную фигуру? Спортом занимаетесь?
Э. С.:
Спорт — это так скучно! Я целый год мужественно отзанималась в тренажерном зале с инструктором. Только он мог сподвигнуть меня на это, поскольку было неудобно не прийти на назначенную тренировку. Зато я обожаю танцы. В театральном институте у нас была замечательная педагог, которая прекрасно преподавала станок, классический танец. На мой взгляд, для женщины танцы — идеальная физическая нагрузка. Если чувствую, что начинаю поправляться, ограничиваю себя в сладком и мучном. Вообще, заметила, что, когда жизнь у человека чересчур спокойная, он расслабляется, начинает размеренно жить, набирает килограммы, а когда волнуется и много нервничает — все сбрасывает.

«К&З»: Как снимаете стресс? 
Э. С.:
Для меня единственный способ снять стресс — сон и отдых на море. Видимо, я могу расслабиться, только когда нахожусь далеко, на природе. Тогда можно отключить голову.

«К&З»: Вы ходите в спа-центры?
Э. С.:
Не могу сказать, что я завсегдатай салонов красоты. Если у меня есть время, лучше пойду в кино или театр — там я больше отдыхаю. Хотя сделать массаж для лица или тела — такое удовольствие!

«К&З»: Вам так идет рыжий цвет волос. Сложно ­поверить, что ваш натуральный тон — пепельно-русый…
Э. С.:
Чувствую себя рыжей. Светлые глаза, белоснежная кожа, веснушки — не хватает только рыжих волос. Хотя вот почему-то они не достались мне от природы. (Улыбается.) Я испробовала практически все варианты цвета волос для своей работы, только что блондинкой не была, но рыжий максимально комфортен для меня.

«К&З»: Как ухаживаете за окрашенными волосами?
Э. С.:
Я такая ленивая. Естественно, время от времени ­делаю маски. Еще в салоне красоты мне нравится кератермия, после нее волосы выглядят здоровыми и блестящими.
6593watermarked-spiv5.jpg
«К&З»: Какая у вас программа ухода за кожей?
Э. С.:
Использую кремы для чувствительной кожи. Примерно раз в полгода дома делаю маску. Естественно, покупную. Хотя каждый год клятвенно обещаю себе, что вот теперь начну каждую неделю делать маску для волос и лица. Проходит еще один год, и я даю себе то же обещание.

«К&З»: У вас есть женские слабости? Вы шопоголик?
Э.С.:
Был период, когда шопинг доставлял мне истинное удовольствие. Магазины косметики и парфюмерии — ­вообще сказка для взрослой женщины. Впрочем, для меня еще книжные и продуктовые. Я обожаю готовить.

«К&З»: Какую кухню предпочитаете?
Э.С.:
Итальянскую. Дома готовлю разнообразные мясные блюда, салаты. Выпечку тоже, но с ней сложнее. Хотя последний яблочный пирог получился отменный. Очень вкусный!

«К&З»: Ваши фирменные блюда?
Э.С.:
Таких нет. Я все время пробую разные рецепты. Сам процесс — выбрать рецепт, составить список продуктов, потом все это купить и приготовить — во многом создает ощущение уюта дома.

       
«К&З»: Как предпочитаете проводить свободное ­время?
Э. С.:
Больше всего люблю путешествовать. Обожаю Италию! Это моя страсть, я могла бы там жить. У русских и итальянцев есть много общего. Они так же открыты в общении, умеют дружить, что крайне ценно. Вообще, хоть я и люблю свой родной Питер, без солнца жить тяжело.

«К&З»: Какие у вас в Питере места силы?
Э. С.:
Конечно, Фонтанка. В моей жизни многое с ней ­связано — театр, где я работаю, стоит на ее берегах, ­Театральная академия, в которой училась, — практически в двух шагах, Летний сад — мои романтичные воспоминания... Так что для меня это самое главное место в городе.

«К&З»: Вы в своей эпохе живете?
Э. С.:
Не знаю. Часто думаю об этом. Хотя зачем об этом думать? Мы родились, когда нас сюда направила божественная сила… Мне, может быть, было бы комфортнее в другом, более спокойном ритме. Когда люди успевали понять, что происходит в их жизни, умели спокойно ходить по улице, думать, созерцать.

«К&З»: Какую книгу сейчас читаете?
Э.С.:
Станиславского, «Работа актера над ролью», а из художественной литературы последнее, что прочитала,  — «Бегущий за ветром» Халеда Хоссейни. Мне понравилось. Ее основная мысль — что ни от чего в жизни невозможно убежать. И если ты что-то не преодолел в свое время и сделал неправильно, струсил, убежал, тебя все равно внутри не отпустит, пока не преодолеешь это, и жизнь тебя не отпустит. Спустя время снова окажешься в этой ситуации, только еще хуже, и тебе уже придется решать проблемы на гораздо более сложном уровне. Эта мысль меня поразила, и я на какие-то вещи в своей жизни взглянула по-другому.

«К&З»: Есть роль, которую вы мечтаете сыграть?
Э.С.:
Нет, у меня нет роли мечты. Хотя о таких ролях, которые я играю в театре, можно только мечтать. Они приходят нечасто, но когда приходят — это всегда большое событие в моей жизни.

05.09.2016
|
Рейтинг ()
Источник:

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Отвечайте на запросы журналистов — получайте упоминания в СМИ
Конкурсы
Гороскопы
Наши рассылки