Подпишись на нас в соц. сетях!

Татьяна Арно: «Меняться никогда не поздно!»


Этой зимой застать Татьяну Арно в Москве − непростая задача. «Я в поезде, еду в Нижний Новогород!», «Я в Туле!», «Вылетаю в Чебоксары!» — слышу в трубке звонкий, жизнерадостный голос. Масштабным путешествием по России наша героиня обязана своей новой программе «Новая жизнь». Перед премьерой второго сезона мы поговорили с телеведущей.

4M5A7524.jpg 

В Интернете активно обсуждается ваша новая программа «Новая жизнь». Многие задаются вопросом: а можно ли действительно за месяц полностью изменить жизнь или это эффектный телевизионный ход?

Т. А.:Конечно, можно! Собственно, для этого и задумана программа: показать, что наша жизнь в наших руках. У нас все по‑настоящему. Мы находим женщину из провинции и забираем ее на месяц в Москву: здесь с ней работают пластический хирург, психолог, диетолог, стилист. Моя задача — организовать какой‑нибудь приятный сюрприз, например, полет в аэродинамической трубе или встречу с любимым артистом. А все это время у нее дома идет ремонт. Через месяц наша героиня возвращается в обновленную квартиру молодая, красивая и счастливая.

Как вы выбираете участниц для программы?

Т. А.:Важное условие: участница должна заниматься чем‑то очень достойным в жизни. Это может быть мама, которая берет на воспитание детей из детдома, либо женщина благородной профессии: например, спелеолог или начальница отдела МЧС. Так или иначе, все это сильные личности, которые увлечены своим делом и из‑за этого не слишком заботятся о здоровье и внешности.

Кто из героинь произвел на вас особенно сильное впечатление?

Т. А.:Альбина из города Жуковский — начальница отряда Центроспас в МЧС. Красотка, спортивная, в расцвете сил, но с потухшими глазами. Когда мы пришли к ней домой, стало понятно, что личной жизни никакой: муж ушел к другой, дети — подростки, пожилая мама. При этом каждый день у нее подвиги на службе: она управляет десятками мужчин.

Было удивительно наблюдать, как в процессе перезагрузки она словно превращалась из гусеницы в бабочку. Мы сделали ей пластическую операцию, изменили стиль, потом я вместе с ней пошла на концерт, и мужчины вокруг буквально сворачивали головы. Теперь задача — найти достойного спутника жизни. Мы с ней повесили на кухне грифельную доску, где прямо по пунктам написали, какой человек ей нужен. Буду счастлива, если у Альбины все сложится!

Вы работаете в команде с известным пластическим хирургом Андреем Искорневым. Как изменилось отношение к пластике после знакомства с Андреем? Планируете ли в будущем обратиться к радикальным способам коррекции?

Т. А.:Отношение изменилось, и сильно. Теперь я понимаю, что пластика   — это не страшно, это возможность вернуть себе то, что у тебя отняло время. И однозначно да: в будущем планирую прибегнуть к ее помощи. Пластический хирург — такой же врач, как все остальные. Если болит зуб — ты идешь к зубному, а если лицо или грудь теряют форму — делаешь операцию. Многие женщины становятся счастливыми просто из‑за того, что им вернули то, что у них было! Им всем словно инъекцию счастья сделали. Но, конечно, важно, решаясь на пластическую операцию, найти хорошего врача и руководствоваться здравым смыслом.

Недавно в Сети обсуждали новость о корейских родителях, у которых принято дарить пластическую операцию подросткам перед поступлением в колледж. В корейском обществе очень велика конкуренция, и правильная внешность, по мнению родителей, может помочь их детям в будущем. Есть ли здесь здравый смысл, как вы считаете?

Т. А.:Восток — дело тонкое, у них там совершенно другой мир, который нам очень трудно понять. Конечно, для российского человека — это ужас, невозможно себе такое даже представить. Но если какая‑нибудь одаренная девочка, которой все пророчат сценическую карьеру, попросит у мамы с папой операцию по исправлению носа картошкой, что ж, вполне можно понять. Все индивидуально.

4M5A7171.jpgА как вы относитесь к операционным методам коррекции фигуры, например, к липосакции?

Т. А.:Я думаю, что это отличный способ справиться с лишними сантиметрами, когда другие методы не помогают. Исключать обращение к ней я не могу, но пока мне хватает правильного питания и спорта.

На диетах приходилось сидеть?

Т. А.:Я перепробовала многие и пришла к выводу, что самая эффективная — это диета Дюкана. У меня был случай, когда на спор с подругой я похудела на ней на 10 кг за месяц! Но, конечно, у нее есть минусы. Надо обязательно следить за количеством выпитой воды, иначе белок начинает работать против тебя.

Отдыхая на Бали, я попробовала щелочное питание. Отличная вещь! Ты просто пьешь правильную воду с лимоном и содой и ешь зеленые овощи, а ощущение, что молодеешь с каждым днем.

Что недалеко от истины: ведь процесс старения — это процесс окисления.

Т. А.:Да, именно этим и объясняется эффект — мы замедляем окислительные процессы, происходящие в организме!

Пробовала в Москве повторить щелочную чистку, но у нас в городе так непросто найти хорошие авокадо, киноа, чечевицу…

Где вообще покупаете полезные продукты?

Т. А.:Мне повезло: у меня рядом с домом есть магазин «Город-сад». Там и кулинария, и крупы, и соки, и овощи, и безлактозные, безглютеновые десерты. Есть даже котлетки из индейки на пару с солью и без соли — на любой вкус. Но каких‑то вещей нет даже там.

Есть ли у вас черный список продуктов, которые никогда не едите?

Т. А.:Не переношу свинину — это очень жирное, вредное, не подходящее мне мясо. Мне от него худо. С детства не люблю лук. Недавно исключила из рациона и молочные продукты, хотя тоскую по творожникам.

Делали тест на пищевую непереносимость?

Т. А.:Нет. Я проходила курс аюрведического лечения в Индии, и доктор составил мне режим питания по типу стихий — вата, питта, доша… Оказалось, что молочные продукты мне противопоказаны. Я и сама замечала: иногда съешь что‑то молочное и чувствуешь, что зря.

Готовить любите?

Т. А.:Очень хочу посвящать этому больше времени и, может быть, запишусь на кулинарные курсы в будущем. Пока похвастаться особенно нечем, но могу неплохо запечь рыбу или сделать какой‑то приятный салат с авокадо и зеленью.

Каким спортом занимаетесь?

Т. А.:Всю жизнь ходила на спорт как на каторгу, но недавно наконец‑то нашла свое — водный батут табата. Это японское изобретение: на небольшой глубине нужно быстро-быстро выполнять несложные упражнения. Чем‑то напоминает аквааэробику, только интенсивность намного выше. Тренировка очень веселая, и сдуваешься после нее буквально на глазах. Особенно рекомендую тем, кто страдает от отеков.

Что еще, помимо спорта и правильного в питания, входит для вас в концепцию здорового образа жизни?

Т. А.:Первое — полноценный сон. Недосып — это обезвоженная кожа, серый цвет лица, нездоровые глаза. Мне, к счастью, много не надо: я могу отлично выспаться за шесть часов. Главное, пораньше лечь и встать пораньше: я жаворонок, и утро — мое самое любимое время. Еще важно прислушиваться к себе и своему здоровью. Если человек к 30 годам не понял, какая еда, какие нагрузки, какой образ жизни ему подходит, он полный обалдуй. В начале жизни нам дают фору, у нас хороший метаболизм. А после 30 все излишества складываются в неприятный багаж, который теперь будет только копиться. Наконец, третий важный момент: нужно смотреть на своих родителей, родственников, а лучше — делать генетические тесты, чтобы заранее подстелить соломку. Я как раз недавно сделала себе подарок: заказала в США такой тест. Сейчас жду результатов.

4M5A7343.jpgВ свое время Анджелина Джоли, пройдя генетический тест, решилась на профилактическую мастэктомию. Вы считаете это оправданной или слишком радикальной мерой?

Т. А.:Я целиком на стороне Джоли: ей лучше знать, и никто не смеет ее судить. Отдельное спасибо ей за то, что она обнародовала свой шаг на весь мир, побудив людей задуматься о своем здоровье. Такие каминг-ауты очень важны. Вот недавно Павел Лобков объявил, что у него ВИЧ. Вы знаете, сколько писем с благодарностью после этого он получил? Кто‑то побежал выяснять свой статус. Для кого‑то откровением стало, что живущие с ВИЧ — это не только наркоманы и бомжи, но и интеллигентные, успешные, здоровые (!) люди «из телевизора». Я думаю, что это не последний каминг-аут, потому что людей с ВИЧ в шоу-бизнесе очень много. Это известный факт.

Вы сотрудничаете с фондом помощи хосписам «Вера». Большинство пациентов хосписов — это раковые больные. Изменилось ли ваше отношение к этой болезни и собственному здоровью после соприкосновения с темой?

Т. А.:Какие‑то ключевые моменты про себя я знала и раньше. Например, что я светлокожая и мне нужно быть аккуратней с солнцем. К сожалению, проблема рака затронула и нашу семью, поэтому я внимательно слежу за своим здоровьем. Раз в год прохожу подробные check-up, сдаю кровь, делаю УЗИ.

Нужно ли афишировать добрые дела или истинно благое творится негласно?

Т. А.:По-разному бывает. Если человек помогает деньгами больным, бездомным, сиротам, он сам решает, говорить или нет. И, как правило, не говорит. Но если речь идет о привлечении внимания к проблеме, то говорить надо. Когда прекрасная Вера Брежнева, кумир миллионов, посол ООН по борьбе с ВИЧ, обнимает больных людей, — это здорово. Это просвещение. То же самое — наш фонд «Вера». У нас колоссальные успехи по изменению менталитета российских людей. Приходит понимание, что ракового больного даже на терминальной стадии не нужно прятать. Он может прожить достойную активную жизнь до конца. Когда строили первый московский хоспис, люди из соседних домов говорили: «Мы не хотим жить на кладбище!». А сейчас они нам на Новый год приносят мандарины.

Как повлияла на ваше мировосприятие поездка в Мавританию с программой по борьбе со столбняком?

Т. А.:Это была непростая поездка. Настоящее приключение. Пока мы там находились, в стране несколько раз сменилось правительство. С едой было тоже непросто: подавали все время жареного козленка и маринованные овощи, а чтобы не отравиться водой, мы всю неделю пили одну кока-колу.

То, что я увидела, было как в страшных фильмах BBC: мухи, голод, болезни и повитухи, которые запрещают делать прививки от столбняка, в результате чего дети умирают от простых ссадин. Но, к счастью, в деревнях есть социально активные женщины — это, как правило, жены верхушки, которые занимаются пропагандой прививок в том числе.

Нашей задачей было помочь им вести эту работу. Для меня огромная честь, что я была целый год послом. Мне стыдно сейчас говорить, что мы живем плохо: грязь, антисанитария, засуха, болезни — вот это настоящий ад.

А вообще экстремальный туризм вам близок?

Т. А.:Я немного пробовала. Но у меня есть мечта: хочу прокатиться на ледоколе. Очень люблю порты и большие корабли. После 60 лет можно и на круизном лайнере поплавать, а сейчас хочется скудной пищи, холодного ветра, приключений и баек в хорошей компании. Такой отпуск в стиле Юрия Визбора.

Куда обычно отправляетесь на отдых?

Т. А.:Обожаю Бали: этот остров меня принял. Много раз была и еще приеду. Мне там нравится все: энергетика, питание, спа, йога… Целыми днями медитируешь и выкладываешь фотки в инстаграм @ arnosha.

Какие самые удивительные процедуры вы попробовали на Бали?

Т. А.:В отеле Six Senses мне делали интересный массаж на проработку мужской и женской энергий. Выполняют его в четыре руки: мужчина руководит процессом, а женщина ассистирует. У амбициозных дам, живущих в больших городах, мужская энергия часто превалирует, а этот уход все расставляет на свои места. Там же попробовала отличную расслабляющую процедуру. Заходишь в мелкий теплый бассейн, укладываешься в позу эмбриона, а массажист тебя аккуратно и деликатно разминает. Ни с чем не сравнимые ощущения!

А в Москве какие процедуры делаете?

Т. А.:Я люблю нашу национальную забаву — баню. Париться стараюсь каждую неделю. Обязательно беру с собой какой‑нибудь прекрасный скраб, кедровое масло, мелиссу. Недавно вот ходила в FRESH SPA by Natura Siberica: там северные ягоды, травы, сибирские камни — очень здорово.

4M5A7796.jpgРасскажите, пожалуйста, как ухаживаете за лицом?

Т. А.:Главная стратегия — очищать и активно увлажнять, потому что от грима кожа страдает. Не пренебрегать биоревитализацией и мезотерапией, увлажнение изнутри — отличная штука.

На экране все привыкли к вашему образу яркой блондинки. Никогда не думали кардинально поменять цвет?

Т. А.:В какой‑то момент я хотела к своему натуральному оттенку вернуться — он у меня русый, в рыжину. Но это не телевизионный цвет, блондинкой на экране гораздо эффектнее быть. Планирую к весне сделать стрижку покороче — возможно, длинное каре, правда, мой парикмахер активно меня отговаривает.

Как ухаживаете за волосами?

Т. А.: Периодически делаю «Счастье для волос» от Lebel, пользуюсь домашними масками для окрашенных волос. В целом я не жалуюсь: волосы у меня достаточно густые и быстро отрастают.

Расскажите про макияж в обычной жизни и самый необычный грим, который был у вас на экране?

Т. А.:В жизни почти не крашусь. Единственный мой пунктик — брови. Отращиваю их со специальным маслом. Если брови яркие, на них можно сделать акцент и вообще ничего больше не красить. Немного румян и блеска для губ — и готово.

Что касается грима, то самый интересный опыт был в программе «Какие наши годы» Леонида Парфенова. За один день мы снимали сразу несколько лет — например, 1962 год, потом 1989‑й и следом 1958‑й. И у нас на каждый год был образ. Если Леонид Геннадьевич мог просто переодеться из двубортного костюма ­партработника в джинсовый, то мне приходилось полностью перекрашиваться. Бедные мои гримеры выли! Зато все запасники «Останкино» были в моем распоряжении. Во время подготовки программы я примерила костюм Татьяны Веденеевой и безумно заинтересовалась 1950‒1960‑ми.

 

Блиц-опрос от «К&З»:

Книга, которая произвела впечатление? Светлана Алексиевич, «У войны не женское лицо».

Любимые цвета? Белый, сиреневый.

Музыка, под которую живете? Сoldplay, Кайли Миноуг и еще много другой.

Лучший подарок, который сделали родители в детстве? Подарили стажировку в языковом лагере в Германии.

Фильм, за который будете болеть на «Оскаре»? «Молодость» Паоло Соррентино.

Детская мечта? С детства мечтаю завести лабрадора. Пока не сбылась.

Количество показов: 2109
13.12.2016
|
Рейтинг(3.75)
Автор: Катерина Фадеева. Фото: Владимир Широков

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Отвечайте на запросы журналистов — получайте упоминания в СМИ
Конкурсы
Гороскопы
Наши рассылки