Подпишись на нас в соц. сетях!

Юлия Ауг: «Будьте в мире и гармонии с собой»


Она с равной достоверностью способна сыграть и императрицу Елизавету‚ и современную российскую чиновницу. Она очаровывала Квентина Тарантино и доводила до слез директора Авиньонского фестиваля. Откровенность и умение докапываться до сути вещей заставляют слушать ее‚ затаив дыхание. Приглашаем вас разделить с нами удовольствие от этой по-осеннему уютной беседы с замечательной актрисой Юлией Ауг.

7787aug3.jpg

Екатерина Фадеева («Красота & здоровье»): Я планирую 2 октября впервые в жизни отметить Всемирный день улыбки. А вы как справляетесь с осенней меланхолией? Или у вас ее не бывает?
Юлия Ауг:
Конечно, бывает. Лично для меня самый лучший способ борьбы с любой хандрой вне зависимости от времени года — это поездки. Я не имею в виду путешествия в поисках лучшего климата — на Мальдивы или в Таиланд. Я говорю вообще о некой перемене места. Ты собираешь чемодан, выходишь из дома, впереди — дорога, а позади — бытовые проблемы. Благодаря тому, что у меня бывают съемки в разных городах и даже странах, мне удается увидеть новые места. Никогда не забуду, как в прошлом году во время съемок в Карелии побывала в Кижах. Я была поражена атмосферой и живым духом этих краев! Оказывается, в Кижах есть целая школа звонарей, всемирно известная… Этим летом я заново открыла для себя Калининград: прекрасная архитектура, чистота, невероятно удобный, налаженный быт — все, как в европейском приморском городе. До такой степени, что в какой-то момент начинаешь удивляться, почему вокруг говорят по-русски… Это мощнейший опыт, который уводит тебя от тяжелых бытовых мыслей. Так что путешествия для меня — это способ номер один.

«К&З»: А способ номер два?
Ю. А.:
Способ номер два — умение заниматься творчеством даже в быту. Меня с детства учили, что совсем ничего не делать — это некрасиво. Если есть свободное время, можно читать, вязать, рисовать, даже спать, чтобы набраться сил, но чем-то нужно заниматься. А просто так сидеть сложа руки — неприлично. Три года назад у меня случился жуткий простой в работе. Я пять месяцев не получала предложений. Казалось бы, чем не повод загрустить. Не тут-то было! За это время я научилась делать декупаж, расписывать и покрывать лаком комоды, шкатулки. Путем проб и ошибок, конечно. Зато через полгода у меня уже получались совершенно утилитарные вещи, которыми можно было с удовольствием пользоваться. По-этому мой совет: если накатывает тоска, займите свои мысли и руки. Вспомните, о чем мечтали в детстве, и попытайтесь научиться наконец это делать.

«К&З»: Вы работаете в театре, снимаетесь в кино, освоили профессию режиссера и успешно ставите спектакли по всей России. Вы расписываете мебель, наконец… Умение реализовываться в разных сферах, присущее людям эпохи Возрождения, — это черта и современного человека?
Ю. А.:
Думаю, да. Мои самые любимые режиссеры Кирилл Серебренников и Алексей Федорченко — люди «эпохи Возрождения». Кирилл сочиняет спектакли, снимает кино, этим летом он даже поставил балет в Большом театре. Алексей снимает потрясающие фильмы, пишет сценарии, но и он не зацикливается на себе. Недавно на одной из театральных лабораторий приехал в качестве ассистента ко мне как к театральному режиссеру. Для меня это был, конечно, полный восторг. Главная черта людей «эпохи Возрождения» — умение не останавливаться на достигнутом, учиться новому, даже если уже добился успеха и признания.

«К&З»: Что подвигло вас, уже успешную актрису, к получению режиссерского образования 12 лет назад?
Ю. А.:
В тот период я жила и достаточно много работала в Питере, но мне не нравилось то, что я делала. Ни мои роли, ни спектакли, в которых играла, — у меня было ощущение абсолютной остановки жизни. Это сложно объяснить — такое чувство, что я не расту, что все происходит на одном месте. И моя неудовлетворенность как-то удачно совпала с тем, что к нам в ТЮЗ им. Брянцева пришел ставить спектакль Геннадий Рафаилович Тростянецкий. У этого режиссера невероятно высокий уровень фантазии и театрального языка. Он не только много придумывает сам, он еще и будит твою фантазию. Работа с ним была для меня как глоток свежего воздуха. Когда мы выпустили спектакль, Геннадий Рафаилович спросил меня: «А ты не думала о режиссуре? У тебя режиссерский склад ума». Вопрос застиг меня врасплох: нет, я никогда об этом не думала. Да и не женская это профессия — режиссер… А через две недели я уже поехала в Москву поступать в РАТИ на курс Иосифа Леонидовича Райхельгауза! И так и поступила, не приходя в сознание. То есть это было не мечтой, а скорее откровением, прозрением каким-то.
С тех пор моя творческая жизнь стала налаживаться. Появились роли, в которых я могла расти и раскрываться, появились работа в «Гоголь-центре» и театральные проекты по всей России.

7785aug.jpg

«К&З»: Сегодня в кино вы занимаете совершенно особую нишу. Готовясь к интервью, я пыталась решить для себя психологическую задачу. Почему, глядя на одних актрис, раздевающихся на экране, испытываешь неловкость и стыд, а с вами подобного чувства никогда не возникает? Этого нет ни в «Овсянках», ни в «Интимных местах»…
Ю. А.:
Мне кажется, у меня есть ответ на этот вопрос. Дело все в том, что и сцена, и экран — идеальные проводники. Сколько эмоций ты вложил в свою роль, ровно столько получит публика. Если актер испытывает дискомфорт, стесняется себя, вы обязательно это почувствуете. А если артист свободен, находится в мире и гармонии со своим телом, любит его, считает своей неотъемлемой частью и ни в коем случае не стыдится, то и зритель не ощутит никакой неловкости. Спасибо моим родителям — они воспитывали меня на идеалах античности, когда тело считалось прекрасным, а ни в коем случае не постыдным и не табуированным.

«К&З»: Еще один шаблон, который вы успешно разрываете, — необходимость грима в кино. Вы снимались совсем без макияжа в «Овсянках», и, насколько мне известно, на недавних съемках «Ученика» Кирилла Серебренникова в Калининграде гример тоже отдыхал. Это принципиальная позиция?
Ю. А.:
Не могу сказать, что я этим горжусь, но мне кажется, что без маски я более выразительная, больше могу своим лицом передать. Гримеров это, конечно, шокирует. А вот режиссеры и операторы со мной соглашаются. Когда в первый съемочный день «Ученика» гример нанес на мое лицо тон, Кирилл (Серебренников) вместе с оператором Владом Опельянцем посмотрели на меня скептически и скомандовали визажисту: «Давай-ка, стирай все!» — «Но это же только тон!» — беспомощно запротестовал художник. Спорить было бесполезно.

«К&З»: Чтобы позволить себе сниматься без грима, нужно иметь такую хорошую кожу, как у вас. В чем ваш секрет красоты?
Ю. А.:
Основной секрет — генетика. Спасибо моей маме: ей 84 года, и у нее до сих пор потрясающее лицо, да и вообще она фантастическая красавица. Второй момент — отсутствие декоративной косметики. Я не крашусь и в обычной жизни тоже, благодаря чему моя кожа всегда чистая, она дышит. И третий важный пункт — грамотная программа ухода.

«К&З»: В чем она состоит?
Ю. А.:
На мой взгляд, самый важный момент в уходе за кожей — ее очищение. Мне очень нравится мицеллярная вода, она глубоко очищает поры. Я люб­лю протирать лицо кубиками льда, приготовленного из травяных отваров, — это хорошо очищает и тонизирует. Что касается косметики, то вот уже 15 лет я пользуюсь французской маркой Lierac. Недавно полюбила еще и японские средства ухода за лицом и волосами. У японцев есть потрясающие маски и патчи под глаза с гиалуроновой кислотой и коллагеном. Полтора года назад у меня был тяжелый в плане работы период: четыре кинопроекта, выпуск спектакля, и вдобавок я снимала клипы для своих друзей-рэперов из группы 25 / 17. В общем, практически не спала. Конечно, это стало отражаться на лице: у меня начали появляться и мешки, и темные круги под глазами. Тогда я и открыла для себя японскую космецевтику. Приезжала на съемочную площадку пораньше, накладывала под глаза патчи и через 30 минут была вновь похожа на человека.

«К&З»: В салонах и клиниках красоты вы частая гостья?
Ю. А.:
У меня нет времени, поэтому если и выбираюсь в салон, то стараюсь за несколько дней успеть сделать как можно больше. Например, этим летом прошла суперинтенсив: пять дней подряд проводила в салоне по пять часов!

7786aug2.jpg

«К&З»: И что делали?
Ю. А.:
У меня была насыщенная программа: инфракрасная сауна, массаж — антицеллюлитный и классический, холодные водорослевые и горячие масляные обертывания. Последние особенно понравились — детокс замечательный! Пока ты лежишь на обертывании под нагревающимся одеялом, тебе делают радиолифтинг — аппаратную подтяжку. Запомнилась маска из спирулины: она застывает на коже, как камень, превращаясь в скульптора лица. Понравился эффект от иглорефлексотерапии, с ее помощью врач разгоняла метаболизм в моем организме. Самой же приятной была процедура одновременного массажа тела и лица. Если выполнять ее после сауны, просто улетаешь на небеса от наслаждения. Теперь хочу повторить эту программу в уже более размеренном режиме.

«К&З»: Спортом удается заниматься?
Ю. А.:
Раньше я много чем занималась — и верховой ездой, и единоборствами. Сейчас предпочитаю ходьбу. Я живу за городом — в одну сторону 10 км полей, в другую — 15 — все условия для прогулок. Еще люблю плавать. Причем мне нравится именно прохладная вода, как в Балтике. Она меня по-настоящему освежает.

«К&З»: Я знаю, что у вас был интересный опыт лечебного голодания. Расскажите о нем!
Ю. А.:
Не знаю, насколько это полезно. Я голодала по всем правилам: под присмотром врача, с правильным входом, десятидневным очистительным голоданием и десятидневным выходом из него. И вот как раз на выходе с моим организмом произошла удивительная вещь — я вдруг отказалась от мяса. Даже запаха его не могла переносить, настоящее неприятие выработалось. В итоге я не ела мясные продукты полтора года. За это время сильно похудела, отлично выглядела и прекрасно себя чувствовала. И так бы, наверное, и продолжалось, если бы со мной не случилась беда: я сломала руку. Причем сломала так неудачно, что даже операция понадобилась. Мне поставили пластину, но когда через два месяца я пришла на осмотр к врачу, обнаружилось, что, несмотря на имплантат, моя кость не срастается. Когда стали выяснять, в чем дело, доктор спросил, что я ем. «Творог, кефир, молоко, рыбу...» — бодро начала перечислять я содержащие кальций и, как я думала, полезные для меня продукты. «Подождите, — перебил меня хирург, — а с животными белками у вас что? Мясо вы едите?» — «Нет…» — «Ну так не срастется кость». Оказалось, животный белок принимает немаловажное участие в синтезе кальция в организме! И в моем случае начинать есть мясо стоило незамедлительно.
Так я и поступила. Сразу после приема у врача муж повез меня в сербский ресторан и накормил стейком с кровью. И мне стало так плохо, даже температура поднялась! Оно и понятно: после такого перерыва вместо хорошо проваренного постного мяса — стейк. Отходила я, наверное, неделю. Потом постепенно, благодаря маме, которая в то время гостила у нас и помогала мне готовить, вернула в свое меню сначала куриные, потом мясные бульоны, а затем и говядину.
Сейчас у меня периодически возникает желание снова отказаться от мяса, но я все-таки склоняюсь к тому, что питание должно быть сбалансированным.

«К&З»: Как выглядит ваш обычный рацион сегодня?
Ю. А.:
В моем меню должно быть вдоволь овощей, фруктов, рыбы и кисломолочных продуктов. Еще много воды. Во время съемок мне в вагончик утром ставят пять-шесть пол-литровых бутылочек воды, и я в течение дня их выпиваю. Кроме того, осенью, если я дома, обязательно завариваю себе ягодные чаи из заготовленных летом смородины, облепихи, лесных ягод. У меня весь холодильник забит контейнерами с «витаминами». Такой напиток готовится очень просто. Стакан ягод нужно залить 2 л горячей воды, довести до кипения и добавить имбирь и мед по вкусу.

«К&З»: Чай добавлять не нужно?
Ю. А.:
Чай, как мне кажется, нужно пить отдельно. Причем заваривать его правильно. Мои друзья владеют чайным магазином, поэтому я знаю некоторые секреты.

«К&З»: Поделитесь?
Ю. А.:
Ну вот, скажем, для того чтобы зеленый чай тонизировал не хуже кофе, его нужно не просто заваривать, а немножко проваривать. Потому что вещество тианин, которое содержится в чайном листе, по-настоящему хорошо выделяется только при проварке. Не зря же казахи, буряты, монголы варят чаи, и варят их в молоке. Это тоже очень правильное сочетание. Зеленый чай, сваренный в молоке, с одной стороны, хорошо бодрит. А с другой — благотворно влияет на слизистую желудочно-кишечного тракта.

7788aug4.jpg

«К&З»: Юлия, в ноябре в России по традиции отмечают День матери. И как раз в этом месяце на экраны выходит фильм с вашим участием, поднимающий непростую проблему детско-родительских отношений, — «Метаморфозис» Сергея Тарамаева и Любови Львовой. Расскажите о нем.
Ю. А.:
Фильм «Метаморфозис» — это история про то, как любовь родителей может уничтожить детей. Притом очень сильная, очень искренняя любовь. Моя героиня из талантливого мальчика делает гениального пианиста. Но при этом она уничтожает его личность. Проблема распространенная и серьезная, а главное, у нее нет решения. Потому что ничто в мире эту женщину, как и многих подобных ей, не убедит в том, что она неправа.

 

 «К&З»: Неумение слышать своих детей — это и одна из основных тем «Ученика», нового фильма Кирилла Серебренникова, съемки которого недавно завершились в Калининграде?
Ю. А.:
Да, этот фильм, как и спектакль «(М)ученик», идущий на сцене «Гоголь-центра», будет говорить об очень узнаваемых вещах: одиночестве, бунте молодого человека против окружающей действительности. О том, как бунт может превратиться в манипуляцию. А главное, о людях, которые не понимают друг друга, не делают даже попыток. В этой картине каждый из героев разговаривает сам с собой и слышит только себя.

«К&З»: Мама главного героя, которую вы играете, — тоже такая?
Ю. А.:
Да. Ей кажется, что она все видит, слышит и понимает, а на деле она выступает как домашний тиран. Периодически она устраивает сыну вынос мозга: «Я всю жизнь, все свое время тебе посвятила, а ты…» До боли узнаваемая ситуация… В процессе репетиций мы нашли несколько красноречивых и вместе с тем страшных сцен. У нас, например, будет эпизод, в котором, для того чтобы спрятаться от назойливых вопросов матери, Вениамин (так зовут главного героя) убегает в туалет. Ни секунды не сомневаясь, его мать открывает дверь и продолжает читать ему мораль, пока он писает. Это действительно страшно… Так выглядит тирания, причем тирания совершенно обыденная, бытовая. Мама не хочет сыну ничего плохого, но не оставляет ему никакого свободного пространства.

«К&З»: Как, на ваш взгляд, занять правильную позицию во взаимоотношениях с ребенком?
Ю. А.:
Мне кажется, нужно всегда пытаться слушать и слышать его. Как бы трудно ни было. А если речь идет о талантливом молодом человеке — не мешать. Не надо даже помогать — просто не нужно мешать.

«К&З»: Ваша дочь Полина Ауг — студентка актерского факультета ГИТИСа и начинающая актриса. Она сама выбрала профессию?
Ю. А.:
Да, Полина очень самостоятельная и в свои 20 уже успела попробовать силы в разных областях. Причем она не разочаровывается, она просто идет дальше. В школе ее интересовало операторское искусство, дочь даже ходила в студию легендарного грузинского оператора Левана Пааташвили. Успела кое-чему научиться, но потом передумала и пошла на драматический семинар к Юрию Клавдиеву. Сейчас Поля учится на актрису, но по тому, как она мыслит, по ее идеям я чувствую, у дочери аналитический склад ума. Возможно, в какой-то момент она придет к режиссуре. Пока ей интересно то, что она делает, и я за нее рада.


БЛИЦ

Самое яркое впечатление прошедшего лета? Триумф на Авиньонском фестивале со спектаклем «Гоголь-центра» «Идиоты». На двух спектаклях из шести нам пришлось буквально сражаться с обстоятельствами: город накрыл ветер «мистраль». Мы играли без занавеса и кулис, потому что все, что могло улететь, пришлось снять. В итоге наши герои и мы как актеры получились максимально достоверными.
Правда, что директор Авиньонского фестиваля Оливье Пи рыдал на вашем спектакле? Да, он пришел к нам в гримерку весь в слезах.
Самый запоминающийся вкус прошлого лета? Вкус наисвежайшего творога и кефира из Калининграда.
О каком отдыхе вы сейчас мечтаете? Побыть денек дома с мужем, дочерью и собаками.
Ваш способ борьбы с осенними простудами? Хорошие витамины, лучше всего немецкие, я их пью курсом.
Трудности закаляют? Закаляют, но не всех. Есть много людей, которые могут состояться при благоприятных условиях И легко сломаться при наступлении трудных времен.
Ваши любимые поэты? Вячеслав Ходасевич, Анна Ахматова, все поэты Серебряного века.
Что означает фамилия Ауг? В переводе с эстонского ауг значит «щука».

 

Количество показов: 866
31.08.2016
|
Рейтинг ()
Источник:

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Отвечайте на запросы журналистов — получайте упоминания в СМИ
Конкурсы
Гороскопы
Наши рассылки