Подпишись на нас в соц. сетях!

Дорогой жизни: иммунология в лечении онкологии


Стандарт лечения онкологии, как это ни печально, знают все: операция, радиация, химия.  Но онкологическая наука не стоит на месте.  Недавно ученые стали применять на практике еще один метод, обещающий прорвать кольцо раковой блокады. О новом методе рассказали наши эксперты – профессора Лев Демидов и Борис Алексеев.

росток.jpg

Он называется иммуноонкология, или иммунотерапия, и это выдающееся открытие в онкологии за последние десять лет.  Ученые возлагают большие надежды на новый метод лечения, который принципиально отличается от традиционных — хирургии, химио- и лучевой терапии. Во всех этих случаях врачи борются с опухолью — вырезают, облучают, уничтожают. У иммунотерапии иная задача. Она воздействует не на опухоль, а на иммунитет. И это совершенно другой подход. 

Ослабив контроль

Основная функция иммунной системы — защита организма от непрошеных гостей: вирусов, бактерий, опасных микробов. Встретившись с чужеродными клетками, и раковыми в том числе, Т-лимфоциты, те самые иммунные клетки организма, должны распознать и уничтожить оккупантов. В большинстве случаев так и происходит, иммунитет мгновенно устраняет любые неприятности. Но иногда по непонятным причинам защитная система теряет контроль и пропускает лазутчиков. Пользуясь отсутствием контроля, патологические клетки начинают размножаться и могут сформировать опухоль.

Важная метка

Подсматривая за развитием болезни, ученые выяснили, почему иммунитет бездействует. Все оказалось до банальности просто — опухоль отлично маскируется, выделяя специальные вещества, которые делают ее невидимой для иммунной системы. Другими словами, она обманывает иммунитет, конспирируясь настолько, что организм даже не пытается бороться с самозванкой. Тем временем она, укрывшись от всевидящего ока иммунитета, начинает расти, укрепляться, пускать метастазы. В общем, ведет себя нагло и агрессивно. На этом и сработала иммуноонкология. Она помогла иммунитету быстро реагировать на врага. Ученые изобрели препараты, которые как бы помечают опухоль, как католики помечали ворота домов гугенотов накануне Варфоломеевской ночи. Благодаря таким меткам иммунная система прозревает и начинает активно уничтожать противника. «Невидимыми для T-лимфоцитов раковые клетки делают особый лиганд PD-L1 и его рецептор PD-1, — объясняет Борис Алексеев. — Это представители так называемой системы иммунных контрольных точек, чья задача — предотвратить нежелательный запуск аутоиммунных процессов. Если подавить этот путь, то возникает закономерный иммунный ответ на опухоль, Т-лимфоциты атакуют раковые клетки, и запускается процесс ее уничтожения. Именно так и действуют иммуноонкологические препараты». То есть лечение сводится к тому, чтобы активизировать иммунитет, направив его на борьбу с опухолью. И это работает! Ученые считают, что иммунотерапия имеет преимущества по сравнению с той же химией, у которой весьма краткосрочный эффект.

Чем лечить будут?

Теперь вы знаете, какой уникальный метод появился в руках онкологов. Но хочется предупредить сразу, что иммунотерапия — это не 100%-ная панацея от всех видов рака и показана далеко не всем. Первый иммуноонкологический препарат (анти-СТLA4 моноклональное антитело) появился в 2011 году в Европе и США. Он предназначался для лечения метастатической меланомы. Спустя четыре года были зарегистрированы новые средства для лечения рака кожи, рака почки, рака мочевого пузыря и рака легких (анти-PD1 моноклональные антитела). В России тоже есть подобный препарат — он появился в конце 2016 года. Почему ученые решили опробовать иммуноонкологический подход в лечении именно этих заболеваний? Во-первых, все перечисленные виды рака наиболее часто встречаются в нашей стране. Так, в 2015 году было выявлено 589 000 случаев злокачественных новообразований. Из них почти 94 000 пришлось на рак легкого, меланому и рак почки. Во-вторых, такие заболевания вызывают высокую смертность. За один год они уносят жизни почти 60 000 человек. В-третьих, они не всегда поддаются лечению традиционными методами (или вообще не поддаются), что снижает шансы на выздоровление. А иммунотерапия дает шанс выздороветь.

Против меланомы

Эффективность нового подхода первыми оценили онкодерматологи. Ведь меланома постоянно набирает обороты. «Заболеваемость меланомой за последние десять лет выросла на 50 %, а смертность увеличилась на 23 %, — озвучивает печальные цифры Лев Демидов. — Болезнь часто выявляют на той стадии, когда заболевание входит в метастатическую фазу (появляются отдаленные метастазы). Доступная терапия на этом этапе оказывается малоэффективной. Но с появлением иммуноонкологических препаратов ситуация изменилась к лучшему: у многих больных происходит «консервация» болезни. И это настоящий прорыв».

Однако лучше не ждать до последнего и вовремя обращаться к врачам-онкологам. «На первой стадии болезни выживают 90 % людей в течение 15 лет. То есть излечимость практически полная, — объясняет профессор Демидов. — Поэтому очень важно регулярно осматривать свою кожу. Ведь меланома в отличие от многих других опухолей на виду, и мы просто не имеем права ходить с закрытыми глазами». 

Надежда онкоурологов

Рак почки в отличие от меланомы в 60 % случаев выявляют рано — на первой-второй стадии. Однако коварство заболевания в том, что, несмотря на своевременную диагностику и операцию, у 40 % пациентов все равно появляются метастазы. И снова вся надежда на иммуноонкологию. «Химио- и лучевая терапия при раке почке неэффективны, — рассказывает Борис Алексеев. — Остается хирургия и таргетная терапия, когда препаратами воздействуют на определенные мишени внутри опухолевых клеток. Но большинство этих средств может давать побочные эффекты, например тяжелую гипертонию. Иммуноонкологические препараты менее токсичны. К тому же у 20–30 % больных на фоне иммунотерапии наблюдается стойкая ремиссия: люди живут пять лет и более. Для сравнения: при таргетной терапии выживаемость до двух-трех лет. Но наилучшая комбинация — сочетание этих двух методов». Иммунотерапия дала шанс на выздоровление и пациентам с диагнозом «рак мочевого пузыря». Это заболевание как бы выпало из зоны внимания ученых — за последние 30 лет не было предложено ни одного нового метода лечения больных раком мочевого пузыря. Хотя в России болезнь каждый час уносит чью-то жизнь. Вдумайтесь в эту цифру! Пока вы читали журнал, рак унес чью-то жизнь… Теперь есть реальная надежда на излечение. «Рак мочевого пузыря поддается химиотерапии, но проблема в том, что она показана далеко не каждому пациенту, — объясняет профессор Алексеев. — Дело в том, что для химиотерапии используют препараты на основе платины, а каждому второму больному они противопоказаны из-за почечной дисфункции. По сути, до недавнего времени врачи могли только облегчить симптомы — добиться излечения без применения химиотерапии было невозможно. Поэтому такие больные особенно остро нуждались в новых методах лечения. И таким методом стала иммунотерапия. Причем ее можно назначать даже профилактически после удаления мочевого пузыря, чтобы добиться лучших результатов в лечении».

Возможности пульмонологов

Еще одна область применения иммунотерапии — рак легких. Эта болезнь который год удерживает второе место в печальном хит-параде онкозаболеваний (на первом — рак груди). То есть рак легких очень и очень распространен. Обидно, что в подавляющем большинстве случаев болезнь возникает из-за курения (причем опухоль может формироваться годами — в течение 15 и более лет). Обидно также и то, что болезнь, как правило, поздно выявляют. В 31 % случаев — на третьей стадии, в 40 % — на четвертой. То есть когда патологический процесс слишком далеко зашел. В итоге половина больных с раком легкого умирают в первый год после постановки диагноза.Врачи признают, что рак легкого не относится к опухолям, которые хорошо лечатся стандартными методами. Например, на фоне химиотерапии выживаемость больных метастатической формой рака легких составляет около года. Пациенты, получающие таргетную терапию, живут дольше: 20–36 месяцев. А у иммуноонкологии еще больше возможностей. Исследования показывают, что у трети больных выживаемость исчисляется годами! При этом токсичные реакции наблюдаются лишь у 6–8 % пациентов, и то на запущенных стадиях. Подавляющее большинство переносят ее хорошо — тоже неоспоримый успех иммунотерапии.

Проблемы и перспективы

При всех очевидных плюсах у иммуноонкологии, как и у любого другого лечения, есть свои минусы. Несмотря на оптимистичную статистику, новый метод помогает не всем. И врачи до конца не знают, с чем это может быть связано. Кроме того, некоторым пациентам (например, с аутоиммунными заболеваниями) такое лечение противопоказано: вторжение в их иммунную систему чревато последствиями. Нет пока и объективных критериев оценки эффективности метода. Если раньше отталкивались от размеров опухоли (уменьшилась — значит лечение работает), то сейчас врачи признают: опухоль может сжаться, а потом начать быстро расти. Поэтому теперь предлагается оценивать другой показатель — увеличение продолжительности и качества жизни во время лечения. Иммуноонкологический подход позволяет этого добиться. Но опять же, нет четкого понимания. Скажем, если больной прожил три года — это хорошо или не очень?

Кроме того, медики смутно представляют, сколько времени нужно лечить иммуноонкологическими препаратами. Ведь некоторые пациенты практически полностью излечиваются — ремиссия длится пять лет и больше.
И врачи не знают, продолжать ли лечение в таких случаях или прекращать его. Впрочем, возникновение всех этих вопросов неудивительно. Иммунотерапия — метод еще очень молодой, у медиков должен накопиться опыт.
И пусть иммуноонкология не панацея, не волшебная таблетка от рака, но точно огромный рывок вперед. Ученые не исключают, что именно этот метод выведет их на финишную прямую, когда можно будет сказать точно: рак побежден. И уже окончательно.

03.09.2017
|
Рейтинг (3.66)
Автор: Юлия Неровнова. Фото: Legion Media

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Отвечайте на запросы журналистов — получайте упоминания в СМИ
Конкурсы
Гороскопы
Наши рассылки