Подпишись на нас в соц. сетях!

Лихорадка Эбола: вирус, пытающийся захватить мир


Как вирусная инфекция из глухих африканских селений под названием геммарогическая лихорадка Эбола начала захватывать мир и представляет ли она опасность для россиян? Выясняет «К&З».

 эбола.jpg

В середине февраля этого года власти Гвинеи сообщили всему миру страшную новость: в стране зафиксирована вспышка геморрагической лихорадки Эбола — опасной вирусной инфекции, передающейся воздушно-капельным, контактным и гемоконтактным (через кровь) путями.

 

К началу сентября эпидемия уже полностью охватила не только Гвинею, но и Либерию и Сьерра-Леоне. Число жертв, по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), исчислялось двумя с лишним тысячами. Подозрительные случаи отмечены в Нигерии, Демократической Республике Конго, Сенегале, Боливии, Индии, Канаде, Польше, Испании. Некоторые авиакомпании прекратили полеты в Западную Африку, чуть было не сорвался чемпионат мира по спортивной борьбе, Россия была на грани введения масштабных карантинных мер. Буквально все страны, имеющие соответствующие возможности, подключились к экстренной разработке и выпуску вакцины. Но где ученые были раньше и почему не создали эффективную систему профилактики и борьбы с опасной инфекцией? Ведь возбудитель был открыт более 30 лет назад…

       

Откуда пришла болезнь

Действительно, в далеком 1976 году в экваториальных провинциях Судана и Заира с дождевыми лесами зафиксировали вспышку ранее неизвестного вируса — всего около 550 случаев. Болезнь вызывала геморрагические осложнения (кровотечения и кровоизлияния) и характеризовалась высокой летальностью — умирали от 50 до 90 % заболевших. Чуть позже было установлено, что возбудитель этого же типа циркулирует и вызывает локальные вспышки в Кении, Кот-д’Ивуаре, Габоне, Республике Конго, Уганде, Индонезии, Бангладеш, на Филиппинах, в Папуа — Новой Гвинее, завозные случаи зарегистрированы в США и ЮАР.

 

Естественный цикл циркуляции вируса до сих пор точно не установлен. В природе кроме человека геморрагической лихорадкой Эбола болеют шимпанзе и гориллы. Однако смертность от заболевания среди приматов настолько высока, что расценивать их в качестве резервуара вируса нелогично. Возможно, такой резервуар — насекомоядные млекопитающие (землеройки и другие), а еще летучие мыши и грызуны. Минимальный инкубационный период при геморрагической лихорадке Эбола составляет от одного до двух суток, максимальный — 21 день. Основные симптомы неспецифические и включают в себя слабость, тошноту, рвоту, боль в животе, мышцах и суставах, характерно появление крупной сыпи с гнойниками на сгибательных поверхностях предплечий и голеней. Мишенями вируса являются клетки миелоидного ряда: моноциты, макрофаги, дендритные клетки, а также гепатоциты и клетки эндотелия. Отсюда геморрагические осложнения, примерно у 50 % заболевших наблюдаются кровотечения и кровоизлияния: появляются носовые, вагинальные кровотечения, а также из желудочно-кишечного тракта, обнаруживается кровь в моче. Смерть происходит в состоянии ступора с явлениями интоксикационного шока, а непосредственную причину гибели больных связывают с развитием синдрома диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови. Название говорит само за себя, а результат — отек легких и головного мозга.

Массовое поражение

 Выпускаемой в коммерческих масштабах вакцины против геморрагической лихорадки Эбола по сей день не существует. До эпидемии XXI века заболевание не выходило за пределы отдаленных тропических поселений, и ни одна фармкомпания не была заинтересована в разработке препаратов для его специфической профилактики — это не обещало никакой прибыли. Спонсировали подобные исследования лишь Национальный институт здравоохранения и Министерство обороны США, опасавшиеся, что рано или поздно кому нибудь в голову придет идея использовать вирус лихорадки Эбола в качестве биологического оружия. А вирус между прочим отвечает всем требованиям, предъявляемым к возбудителям, которые могут применяться как оружие массового поражения! Геморрагическая лихорадка Эбола передается воздушно-капельным путем, инфекционная доза очень мала, а заболеваемость и смертность, напротив, чрезвычайно высоки, к тому же вирус легко размножить в искусственных условиях. При отсутствии эффективной вакцины малоизвестное заболевание быстро сеет панику и ужас среди населения, что создает дополнительный благоприятный фон для успешного распространения инфекции.

 

Именно высокая вирулентность и патогенность возбудителя плюс отсутствие эффективных мер неспе­цифической и специфической профилактики — залог создания из него успешного биологического оружия. С учетом этого легко предположить, что всегда найдутся заинтересованные организации, которые будут всячески препятствовать разработке вакцины. Однако не будем усугублять ситуацию — текущее положение дел по лихорадке Эбола вполне укладывается в рамки циркуляции вирусов в природе и возникновения естественных активных очагов. Просто именно сейчас заболеваемость достигла уровня эпидемии. Генеральный директор ВОЗ Маргарет Чан в начале сентября признала, что международное сообщество недооценило угрозу от вспышки вирусной лихорадки Эбола в Африке, но вместе с тем возникшая ситуация, по ее мнению, контролируема и преодолима.

Препараты против геморрагической лихорадки Эбола

Известно, что после вспышки заболевания о разработке перспективных препаратов против геморрагической лихорадки Эбола сообщали производители в Великобритании, США, Японии и Канаде. ВОЗ признала этичным использовать экспериментальные лекарства для терапии болезни и даже назвала два препарата, которые считает наиболее перспективными: канадскую разработку VSV-EBO (правда, лицензию на ее дальнейшее изучение и выпуск уже выкупила американская компания NewLink Genetics) и NIAID/GSK (ChAd3-EBO) совместного производства британской компании GlaxoSmithKline и Национального института аллергии и инфекционных заболеваний (NIAID). Еще ученые проведут тесты вакцины компании Johnson & Johnson от лихорадки Эбола, чтобы приступить к клиническим испытаниям на людях в начале 2015 года (этот препарат разработан на технологиях датской компании Bavarian Nordic и защищает только против самого опасного штамма). Сейчас получено разрешение на многоцентровые испытания вакцин на людях в странах ЕС, Африки и в США. Канада уже предоставила 800 доз VSV-EBO для клинических исследований. Предполагается, что первыми реципиентами станут медицинские работники, находящиеся в эпидочагах лихорадки Эбола.

 

Кроме вакцины есть совместная разработка США и Канады — биологический препарат под названием ZMapp. Это не вакцина, а иммуноглобулин, содержащий три разновидности уже готовых антител к вирусу Эбола, полученных посредством моноклональных и генетических технологий. В ходе доклинического исследования выздоровели все 18 макак, зараженных вирусом в лабораторных условиях. Животным вводили сыворотку через пять дней после заражения. У обезьян заболевание развивается быстрее, чем у людей, поэтому применение ZMapp у инфицированных пациентов может быть эффективным при введении препарата на 9-й или даже 11-й день после контакта с вирусоносителем. В то же время применение лекарства на людях, заразившихся в Западной Африке, показало более скромный результат: пятеро излеченных из семи пациентов, получавших препарат. Двое заболевших, либерийский врач и испанский священник, несмотря на лечение, скончались. Это говорит о том, что кампания по борьбе с вирусом геморрагической лихорадки Эбола далека от завершения.

 эбола 1.jpg

Попытки создания вакцины

 В августе в Гвинею направилась коман­да российских вирусологов и эпидемиологов, снабженная самой современной мобильной аппаратурой для диагностики геморрагической лихорадки Эбола. Задачами специалистов были объективная оценка обстановки, помощь местному населению и защита российских граждан, находящихся на территории очагов. Ученые соблюдали особые меры предосторожности: работу с вирусом проводили в условиях высшего, первого уровня биологической защиты — четвертого уровня по международной классификации. Первая экспедиция уже вернулась домой, привезла с собой образцы, необходимые для создания полноценной экспериментальной вакцины, и, по словам министра здравоохранения России Вероники Скворцовой, на сегодняшний день такая вакцина уже разработана. Будем ждать подробностей.

 

 Кроме всего прочего, Минздрав России направил в высшие органы исполнительной власти и регионы рекомендации по   организации комплексных мер профилактики, а также повышения настороженности по особо опасным инфекциям. Пока в нашей стране завозных случаев заболевания нет, но риск трансграничного переноса сохраняется. В связи с этим противоэпидемические службы приведены в состояние повышенной готовности, у всех пациентов при появлении подозрительной симптоматики прицельно собирают эпидемиологический анамнез и делают соответствующие сообщения в Мин­здрав и Роспотребнадзор.

 

 Ежедневно из Западной и Центральной Африки в Россию прибывает 36 авиарейсов. Они проходят специальный скрининговый контроль на наличие зараженных пассажиров. В вузах, куда приезжают африканские студенты, проводят приуроченный к началу учебного года отдельный скрининг, который продлится 21 день в соответствии с инкубационным периодом геморрагической лихорадки Эбола.

НА ЗАМЕТКУ

В 2000 г. CDC (Агентство по контролю и профилактике заболеваний США) опубликовало перечень вирусов — идеальных кандидатов на роль оружия массового поражения. Вирус лихорадки Эбола наряду с вирусом Марбург, Ласса и группой аренавирусов Нового Света попал в этот черный список. Подобный перечень составила также Рабочая группа по глобальной биологической безопасности, и в нем вирус лихорадки Эбола стоит на первом месте.

Количество показов: 566
15.08.2016
|
Рейтинг (2.93)
Источник:

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Отвечайте на запросы журналистов — получайте упоминания в СМИ
Конкурсы
Гороскопы
Наши рассылки