Подпишись на нас в соц. сетях!

Полной грудью: история одной маммопластики


Легко листать светскую хронику и говорить: «Хочу такую же красивую грудь». Куда сложнее осуществить свое желание и лечь под нож хирурга. Наша героиня Елизавета решила и сделала: изменила свой размер груди с 2,5 на 4,5. Мы взглянули на это преображение глазами пациента и хирурга, проводившего операцию.

Тимур Хайдаров.jpg




Тимур Хайдаров, пластический хирург, специалист по эстетике лица и тела





shutterstock_400.jpgНайти своего хирурга

Елизавета: Меня всегда не устраивала моя грудь: хотелось, чтобы она имела стоячую форму и большой (4+) размер, но всерьез о пластической операции я начала задумываться год назад. Тогда и нашла хирурга Тимура Хайдарова. Изучила в «Инстаграме» его работы (на мой взгляд, они были одни из лучших), начала следить за его профилем. До того, как попасть к нему, я была на консультации у трех хирургов, но все они твердили, что мне нужна якорная подтяжка. А мне хотелось обойтись без нее, во-первых, потому что это лишние шрамы на груди, во-вторых, у меня не такой уж запущенный случай.

Тимур Хайдаров: Все главные вопросы решаются на первичной консультации, общение с пациентом — это очень важный этап. Во-первых, хирург выслушивает все пожелания и, оценивая исходные данные, предлагает возможные варианты для достижения желаемого результата, то есть красивой груди. Тогда же, на первичной консультации, уже определяется примерный объем имплантатов. 

Форма имплантатов 

Елизавета: На первой консультации доктор предложил мне анатомическую форму имплантатов. Безусловно, я была с ним согласна. Да и сама я изначально хотела «анатомы», они смотрятся гораздо естественнее.

Тимур Хайдаров: В основном применяют имплантаты двух форм: круглой и анатомической. Анатомическая делится на три вида: имплантат с вытянутым, заниженным и круглым основанием. Как правило, имплантаты заказывают ко дню операции под конкретного пациента. Но я считаю, это не совсем правильно. На мой взгляд, у хирурга под рукой всегда должна быть база имплантатов и разнообразие выбора. Скажу из своей практики, были случаи, когда мы с пациентом меняли решение непосредственно перед операцией, более детально разрисовав его карту грудной клетки, измерив каждый миллиметр, еще раз уточнив все пожелания. Кроме того, решение об объеме имплантатов может измениться прямо во время операции, например, в случаях, когда хирург видит какие-то нюансы и особенности строения. Разумеется, пациент должен быть предупрежден о возникновении таких ситуаций.

Про опасения 

Елизавета: Я прочла очень много информации о последствиях маммопластики. Честно говоря, абсолютно ничего не боялась, ведь я загорелась идеей увеличить грудь. Но ближе к операции начала немного побаиваться, ведь моя мечта вот-вот осуществится!

Тимур Хайдаров: Что касается опасений, то здесь очень важно, какой марки имплантат, как он установлен, но особое значение имеет соблюдение пациентом рекомендаций в раннем послеоперационном периоде. Разворачиваться могут как круглые, так и анатомические имплантаты, просто последний будет больше заметен при развороте. Происходит такое крайне редко, и на самом деле в этом нет ничего страшного, все поправимо, здесь нет никакого вреда жизни и здоровью пациента. Если операция выполнена правильно, соблюдены все рекомендации в ранний послеоперационный период и имплантат установлен там, где нужно, то его переворот маловероятен. 

Образование кист и осложнений молочной железы сведено к минимуму. Все зависит от техники операции, но имплантат никак не влияет на здоровье женщины и не мешает своевременной диагностике заболеваний молочной железы.

IMG_3720.jpgПотеря чувствительности

Елизавета: Чувствительность груди снизилась, а первое время после операции и вовсе пропала. Но по мне это только плюс, а то было бы очень больно из-за постоянного контакта с компрессионным бельем. На сегодняшний день чувствительность возвращается, и прогнозы таковы, что уже скоро она восстановится окончательно.

Тимур Хайдаров: Потеря чувствительности — редкое явление при  плановой маммопластике, но даже если это происходит, то спустя восемь — двенадцать месяцев она восстанавливается. 

Подготовка

Елизавета: За две недели до маммопластики я сдала все необходимые анализы (кровь, моча, флюорография, УЗИ молочных желез, ЭКГ). Так как операция проводилась утром, то в день икс нельзя было есть (последний прием пищи не позднее 24:00) и пить (с 7:00).

Тимур Хайдаров: Набор обследований перед маммопластикой стандартный, как и перед любой другой плановой операцией. Кроме того, хирург должен предусмотреть заранее все возможные для конкретного пациента проблемы. В идеале, если перед операцией будет проведена профилактика всех осложнений. 

После операции

Елизавета: Когда я очнулась после наркоза, меня покормили, и я окончательно пришла в себя. Вскоре наркоз отошел совсем, и я начала чувствовать боль в полную силу. Пришлось попросить медсестру сделать обезболивающий укол. После него стало легче, но тяжесть в груди не прошла. Вечером мне снова вкололи обезболивающее и снотворное, поэтому проблем со сном не было. Наутро я позавтракала, отдохнула, и меня выписали. Врач рассказал об ограничениях в послеоперационный период, выдал необходимые документы и осмотрел грудь. Спустя две недели после операции нужно было приехать в клинику на плановый осмотр и  снять швы. Как оказалось, это совсем не больно.

Тимур Хайдаров: Период после операции — самый непростой для пациента. Хирург должен предупредить его о всех возможных осложнениях в период реабилитации и в идеале всегда быть на связи в случае возникновения неотложных вопросов. Нельзя оставлять пациента один на один с его проблемами. К тому же это частная медицина, и ни для кого не секрет, что здесь уровень клиентоориентированности гораздо выше.

Период реабилитации

Елизавета: В моем случае он длился месяц. Особенно тяжело было первые четыре дня, сильно болела грудная клетка и было нелегко шевелить руками. Но боль была терпимой и не мешала спать, я даже не пила сильное обезболивающее. Через десять дней уже чувствовала себя гораздо лучше, боль беспокоила только при резких движениях. Поэтому я старалась больше лежать или сидеть, оперевшись спиной на что-либо. 

Тимур Хайдаров: Имплантат — это инородное тело, по законам физиологии организм ограничивает любое инородное тело некой капсулой (образованием фиброзной ткани). В норме она тоненькая и не доставляет никаких неудобств ни физически, ни визуально. Если по каким-то причинам в оперируемой области началось воспаление, нагноение, избыточная выработка серомы, то речь уже идет об инфицировании, и ни о каком заживлении в этом случае говорить не приходится. Принимается решение об удалении имплантата. Но сегодня есть возможность профилактики и предотвращения всех этих неприятностей. Расходные материалы при выполнении маммопластики становятся все лучше. Атравматические иглы, рассасывающиеся нити — все это позволяет снизить риск любых осложнений.

IMG_3718.jpg

Запреты

Елизавета: Первые две недели после операции — табу на алкоголь, физические нагрузки и душ (его можно принимать только после снятия швов). Вообще, спортом нельзя заниматься первые несколько месяцев, особенно нужно избегать больших нагрузок на руки и грудные мышцы (мои имплантаты установлены под мышцу). В течение нескольких месяцев нельзя носить бюстгальтеры с косточками. Нужно было постоянно ходить в компрессионном белье (снимать можно только на 15 минут во время принятия душа). Казалось, что оно давит на грудь, но на самом деле без него гораздо тяжелее. Каждые четыре дня в течение двух недель нужно было мазать швы специальной мазью, и для этого приходилось лежа на спине расстегивать компрессионное белье. Казалось, что грудь распирает от отека и хотелось быстрее застегнуть белье. Но со временем я привыкла к этому «бронежилету». Конечно, хотелось как можно скорее снять его и одеть платье с декольте, но я понимала, что это опасно, лучше подождать немного и не рисковать. 

Самым сложным в послеоперационный период для меня был запрет спать на животе. Раньше я никогда не спала на спине и любила ворочаться. Однако быстро привыкла к такому сну и до сих пор так сплю (даже стала лучше высыпаться). Еще знаю, что многие подкладывают подушки, чтобы ночью случайно не перевернуться, но мне они не понадобились.

Тимур Хайдаров: Помимо основных рекомендаций и табу, есть еще одно. После установки имплантатов все врачи советуют не беременеть в течение первого года. Это тот самый реабилитационный период, когда железа должна восстановиться. Именно в это время грудь еще формируется, приживается, присутствуют посттравматические отеки. 

О безопасности

Елизавета: Современные технологии и материалы, используемые при производстве имплантатов, абсолютно безопасны. На эту тему проведено много исследований и написано статей. Главное, чтобы это был проверенный и годами зарекомендовавший себя производитель. Я очень рада, что решилась на этот шаг. И даже реабилитационный период мне казался не таким уж страшным, как я думала. Главное, понимать, для чего это делается, и соблюдать рекомендации врача. Физически я вообще не чувствую, что у меня стоят имплантаты, ощущается так же, как и своя грудь. Сейчас мне кажется, будто она всегда такой и была. К тому же она стала мягкой, а со временем будет еще мягче. 

Тимур Хайдаров: Опасения относительно безопасности имплантатов сегодня беспочвенны. Практически все производители дают пожизненную гарантию на их разрывы. Это лишь подтверждает тот факт, что современные модели имеют высокую прочность. Согласно исследованиям, они способны выдержать огромное давление. Единственное, что может повредить целостность плотной оболочки, — это острый предмет. 

Ожидание — реальность

Елизавета: К новой груди я привыкла через месяц после операции. Первое время она казалась очень большой. А сейчас думаю, все-таки хорошо, что я меньше не сделала. Сожалений никаких нет, только положительные моменты. Хоть я и представляла свою грудь немного иначе, реальность превзошла все мои ожидания. Получилось лучше, чем я могла вообразить. Остались небольшие шрамики, но они практически незаметны. А если не присматриваться, то их и вовсе не видно.

Тимур Хайдаров: Чтобы узнать еще до операции, как будет выглядеть будущая грудь, некоторые врачи делают своим пациентам компьютерное моделирование. Но это все-таки маркетинговый ход. Такой прогноз не может предусмотреть все нюансы. Картина, которую выдает машина, весьма расплывчата, и для врача она не имеет никакой ценности, он доверяет только собственному творчеству и своим прогнозам. 

Как правило, 80 % пациентов остаются абсолютно довольны своей новой грудью. Остальной процент сетует на недостаток объема, проецируя каноны красоты на размер груди.
Вообще, что касается вопроса «ожидание — реальность», то все нюансы лучше узнать у врача на первичной консультации. Пациент должен понимать, на что он идет, и соизмерять свои желания с возможностями пластической хирургии и получением эстетически красивого результата.


16.03.2019
|
Рейтинг (3.44)
Автор: Редакция
Комментарии

KIZ рекомендует
Загрузка...
Конкурсы
Гороскопы
Наши рассылки