Подпишись на нас в соц. сетях!

Непорочная связь: переплетение судеб балета и культовой парфюмерии начала ХХ века


Все чаще мне в последнее время попадается много знаков, событий, книг и целые фильмы про балет. Причем про «русские сезоны», связанные с такими именами, как Павлова, Дягилев… А началось все с документального фильма, рассказывающего о великолепном балетмейстере Сергее Лифаре и духами, связанные с их именами. Или с балетом…

балет.jpg


guerlain.jpg14 декабря 2017 года мне удалось побывать на презентации аромата Guеrlain «Prima Ballerina Lе Bolshoi». Выпущенные в лимитированной серии для России в 2016-м, они посвящены балеринам Большого театра. Нежные на старте, они раскрывают свою силу и характер через некоторое время. Белые цветы под прозрачной вуалью постепенно прорисовывают узоры русских сосновых лесов и пропахших цветущих полынью придорожных полос…

За полчаса презентации я так прониклась темой балета, что стала изучать, какие ароматы любили сами известные балерины и балетмейстеры. То, что Матильда Ксешинская отдавала предпочтение «Nuit de Noеl» от Caron (1922), известно многим. Как говорили современники знаменитой балерины, они соответствовали характеру «бриллианта Романовых».

А вот то, что любовь Сергея Павловича Дягилева к духам «Mitsоuko» превосходила все мыслимые границы – факт не столь известный. Дягилев был элегантен во всем. Его знаменитый белый шарф, изящная трость, и парфюм. До 1919 года Сергей Павлович пробовал все новинки, не отдавая предпочтения какому-то одному аромату. Но появление герленовского шедевра «Mitsоuko» украсило всю его жизнь. Бриллиантовыми отблесками переливался этот аромат, то представляя кремовую розу, то выводя на сцену прохладный ирис и закручивая Дягилева в вихре эротического танца цветов – жасмина, иланг-иланга и жаркого смолистого лабданума. Этот аромат не давал шансов никому, кто оказывался в поле его действия.

Слушая «Mitsоuko», я вспоминаю танец Сержа Лифаря «Икар». Невероятная пластика и динамика. Тогда в Париже в 1935 году он впервые станцевал его в La Opеra без музыки! Целый час держа зал в полном напряжении. До самого конца! Так и «Mitsоuko» – незабываем. Дягилев наносил его не только на платки и рубашки, но и на обивку мебели, книги. Будучи обеспеченным человеком, он мог себе это позволить. Более того, хорошей приметой для своих спектаклей он считал необходимость нанести «Mitsоuko» на складки занавеса в театре! Даже находясь при смерти, Сергей Павлович оставался верен балету и своим любимым духам: он наносил несколько капель их себе на подушку…

Анна Павлова, звезда русского балета, подарила миру себя в танце. Незаконнорожденная дочь горничной, благодаря своему упорству, невероятной трудоспособности и любви к балету, дошла до пика в свое карьере, станцевав «умирающего лебедя». Как утонченная дама, Анна Павлова, конечно же, обожала высокую парфюмерию. Среди ее любимых ароматов был шедевр начала ХХ века «Quelques Fleurs» от Houbigant (1912). Благоухание роскошных цветов всегда окружало балерину, она напитывалась энергией в цветущих садах. И корзина цветов в аромате только подчеркивала статность и величие балерины.

Конечно, появление духов в честь Анны Павловой «Pavlova» от фирмы Payot (1977) с доминирующей нотой туберозы в окружении ягодного парфе из малины и смородины – закономерное явление. Своим сильным стартом и легким невесомым шлейфом этот аромат напоминает полет балерины в грациозном прыжке.

Ароматы играли огромную роль в жизни балета, театра. Некоторые даже проводили прямую связь между танцами и запахами. Так, в 1915 году Washington Gеrald описывала события, происходящие в Театре Эллиотта на Бродвее, где шла пьеса под названием «Опыт» (источник: Лиззи Остром «Парфюм. «История ароматов XX века»). В ней каждая актриса воплощала ту или иную эмоцию – Страсть, Клевету, Опьянение. Для более эмоциональной игры было решено призвать на помощь эксперта в области парфюмерии, которому было дано задание создать ароматы, соответствующие вышеназванным эмоциям. В итоге в каждую гримерку поставили металлическую емкость с пульверизатором. Перед выходом на сцену актрисы получали «дозу» – в течение трех (!!!) минут их опрыскивали ароматами. «Страсть» пользовалась смесью ладанника и мирры, «Клевета» – лимонным. Результат был ошеломляющим! Правда, жаль было танцовщиц, которые выпивали потом по литру воды за раз, чтобы смыть молекулы ароматов со слизистых горла.

Конечно, и сегодня в театральной практике используют распыление ароматов во время спектаклей, чтобы разбудить эмоциональную сторону в каждом зрителе. Эту связь признают и парфюмеры, которые посвящают свои работы великим танцорам. В 2009 году потрясающим мастером современного парфюмерного искусства Rojе Dovе был создан аромат «Diaghilеv». Он стал дверью в этот забытый мир русского балета и высокой парфюмерии начала ХХ века. С острыми углами, резким стартом, энергичностью, «Diaghilеv» напоминает композиции того времени; но более филигранно отработанная формула душистого произведения все же делает его современным. Как и сам Дягилев, аромат не всеми принимается, но всеми признается его совершенство.

Балет, танец, парфюмерия… 

Кстати!

Видя, каких физических трудов стоят все эти фуэте, па-де-де, как-то не сразу вспоминаешь, что балерины и танцовщики тоже люди. А тогда не было современных средств борьбы с запахом пота. И как же они выходили из этой ситуации? Им приходилось в антрактах спектакля протираться водой, в которую добавляли легкий одеколон. Чаще всего для этого использовали «Eau de Cologne» («Кельнскую воду») с лавандой и розмарином. Знаменитый одеколон давал возможность охладиться телу, которое потом припудривалось. И балерины вновь облачались в свои костюмы.

19.01.2018
|
Рейтинг (3.45)

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Отвечайте на запросы журналистов — получайте упоминания в СМИ
Конкурсы
Гороскопы
Наши рассылки