Подпишись на нас в соц. сетях!

Дарья Екамасова: «Жизнь как чудо». Интервью с актрисой


Она пришла на интервью вовремя. Собранные в хвост волосы, легкие джинсы и минимум косметики — она естественна в каждом штрихе. Через несколько дней — вылет в Нью-Йорк, где у нее контракт. Но пока Дарья Екамасова пьет жасминовый чай в кафе за столиком у окна с видом на Новодевичий монастырь и позволяет узнать о себе больше, чем обычно.

4C8A4806.jpg

Учитывая космический стиль фотосессии, вы когда-нибудь мечтали полететь в космос?

Д. Е.: В детстве всегда было интересно узнать, что там. Я смотрела на звездное небо. Космос притягивал меня как нечто магическое...

Может быть, сегодня он притягивает вас астрологическими прогнозами?

Д. Е.:  Гороскопами я очень интересовалась в детстве. Журналы Cool Girl и «Крестьянку», которую выписывала моя бабушка, начинала читать с последней страницы, где публиковался прогноз. Удивлялась, как правильно там все написано! Но, повзрослев, поняла, что это некая психологическая цепочка в виде стандартного набора слов, которые в принципе подходят всем.

Сегодня я не верю в гороскопы. Но в прошлом году произошла любопытная история: центр аюрведы и йоги «Керала» в Москве праздновал день рождения, и меня пригласили на встречу с индийским провидцем. Это молодой парень, который редко приезжает в Москву и к которому записываются задолго до предстоящего визита. Мне же предложили встретиться с ним без предварительной записи. Я согласилась. При встрече он повязал мне на запястье красную ниточку и начал рассказывать о моем будущем.

Честно говоря, я слушала его с легкой улыбкой — не верила, что по часам и минутам рождения можно определить дальнейшую жизнь. Но потом многие из его предсказаний вдруг стали сбываться. Например, он сказал, что в сентябре я потеряю большую сумму денег. Это действительно произошло. Сказал, что в семье сестры случится прибавление. Моя сестренка стала мамой, хотя на  момент предсказания не была даже беременной. Сказал, что я приму важное решение и выйду на абсолютно другую дорогу в жизни. И действительно, сама того не замечая, я встала на новый для себя путь, очень интересный. Думаю, что, когда он приедет в Москву в следующий раз, я обязательно к нему схожу.

Вас не испугало, когда предсказания стали сбываться?

Д. Е.: Кстати, он еще предрек не очень приятные события в моей жизни. Назвал период, когда они могут случиться. И я каждый свой день контролировала, чтобы избежать того, о чем он мне поведал. Вроде обошлось. Думаю, что уже и не стоит бояться. 

В любом случае для психики опасно,  когда предсказывают плохое...

Д. Е.: Я в принципе люблю что-то придумать, в это поверить и ждать, когда случится. Поэтому считаю, что, когда впускаешь в жизнь подобные явления, нужно стараться смотреть на все достаточно спокойно.

Вы по жизни оптимист или пессимист?

Д. Е.: Зависит от настроения. Иногда  кажется, что я главная пессимистка страны. А порой меня называют самой оптимистичной женщиной в мире. Если мне хорошо, то и всем вокруг хорошо. Но как только накатывает грусть,  плохо становится всем вокруг. Впрочем, сейчас у меня не хватает времени на переживания. Раньше я была ранимее и могла себе позволить недельку порефлексировать. Теперь легче ко всему отношусь.

Что может вызвать у вас упадок духа, привести в тягостное, депрессивное состояние? 

Д. Е.: Из-за проблем на работе я давно запретила себе расстраиваться. А вот какая-то увиденная несправедливость, человеческое страдание могут выбить из колеи.

Например, дедушка, просящий на улице милостыню... Я начинаю испытывать к этому человеку жалость, думать, какие старики несчастные и что такая участь ждет всех нас...  И вообще, в будущем — только старость, безденежье и вселенская катастрофа…

4C8A4515.jpgВас в принципе пугает, что будет дальше? Старость пугает?

Д. Е.: В том-то и дело, что нет. Особенно сейчас, когда я много времени провожу в Нью-Йорке и вижу, что там у людей вообще нет возраста. У меня есть знакомая, которая в свои 85 выглядит как Сара Джессика Паркер. Она метлой носится по Манхеттену, занимается спортом, может позволить себе бокал вина. Она для меня — неиссякаемый источник вдохновения.

Старости в плане внешних изменений я не боюсь тем более. В подростковом возрасте, когда в уголках глаз у меня появились первые «гусиные лапки», мне казалось, что я старая. Сегодня я понимаю, что стареть тоже можно красиво. Могу назвать много актрис, которые выглядят роскошно и в 70, и в 80. Да что далеко ходить: самый яркий для меня пример — моя мама.

Я видела ваши совместные фотографии, которые вы выложили в Instagram. Мама у вас выглядит потрясающе...

Д. Е.: Спасибо. (Улыбается.) В этом году я впервые отвезла ее на «Кинотавр». И все были потрясены тем, как она выглядит. При этом мама особо за собой не следит и может, например, крем для ног... нанести на лицо. (Улыбается.) Но мама — очень позитивная. Она такая итальянка по психотипу. А у позитивных людей, мне кажется, в сравнении с теми, кто вечно ходит с кислой миной, даже морщины на лице по-другому расположены.

Есть ли у  вас ощущение, что со временем  внутренней свободы стало больше? Или, наоборот, меньше?

Д. Е.: Лет в 25 у меня случился достаточно продолжительный перерыв в работе, и я стала больше заниматься духовным развитием. Ездила по странам Азии, искала смысл жизни. В тот момент у меня было ощущение внутреннего полета. Могла сегодня сидеть в ресторане в Москве, а на следующее утро улететь в Таиланд. У меня не было страхов по поводу того, что я лечу на последние деньги и неизвестно, что будет через неделю. Сейчас мне этого не хватает, и это больная нота моей души: хотелось бы  куда-нибудь уехать, где можно просто посидеть, помолчать и подумать о том, что происходит у тебя внутри, в душе. Внешнее — отражение внутреннего. Внутренней чистоты, свободы, вдохновения.

То есть в тот период вы и пришли к точке, когда внутреннее стало важнее происходящего вокруг?

Д. Е.: В принципе, я это еще в детстве чувствовала. Помню, ночью лежала в кровати в абсолютной темноте — не видела себя, только очертания окна. И в свои четыре года заморачивалась на эту тему: себя не вижу, но я ведь есть. Примерно тогда стала понимать, что тело — это одно, а что внутри — совсем другое.  Лет в 11–12 начала обращать внимание на внутренний голос. Меня вообще всегда тянуло к тому, что нельзя потрогать. Например, был период, когда я интересовалась снами и даже хотела поступать в школу сновидений. Лет в 15 я покрестилась — пришло осознание, что сделать это необходимо. А в 25 как раз и стала ездить по монастырям Азии.

И все-таки с чем же был связан такой порыв?

Д. Е.: С 14 до 25 лет я жила в режиме нон-стоп. Из-за киноэкспедиций практически  не бывала дома.  Накопилась усталость. Мне казалось, что Азия  меня успокоит. Хотелось прямо-таки «отскрабить» тело от  конфликтов, проблем, переживаний, которые в течение всего этого времени налипали, образуя  неприятную пленку.  Собственно, поэтому я каждую неделю обязательно хожу в баню. Она меня морально и физически очищает. Если хотите, перезагружает систему, отлично чистит от накопившегося мусора файлы в голове.

Как вам кажется, вы успеваете за временем, не отстаете?

Д. Е.: У меня есть какие-то идеи, которые я хочу реализовать. Но это не та цель, которую я ставлю и иду напролом. Занимаюсь ими, лишь когда появляется время. В этом плане я лентяйка — плыву по течению. Бывает, что из-за лени долго что-то откладываю, а потом стараюсь за короткое время наверстать упущенное. 

А как насчет «глобальных свершений» — материнства например? При современном ритме жизни, постоянной сверхзанятости это все откладывается на неопределенный срок...

Д. Е.: Когда-то я очень жалела, что не стала гимнасткой или фигуристкой — теперь тело задеревенело и научиться этому уже невозможно. Но сегодня я не жалею ни о чем и никуда не тороплюсь. Понимаю, что всему свое время. Я точно знаю, что события, которым суждено случиться в моей жизни, обязательно произойдут, буду ли я пытаться ускорить их, или, наоборот, начну от них убегать. Знаю людей, которые в 40 лет кардинально изменили жизнь. Не отрицаю подобного сценария и для себя. Но не могу сказать: все, с завтрашнего дня иду учиться на врача. Должно быть ощущение воздушного шарика внутри, когда чувствуешь, что летишь и не можешь остановиться. Провоцировать же себя на какие-то судьбоносные поступки я не могу, даже если очень надо.

4C8A4261.jpg

Вы действительность чаще оправдываете или вините?

Д. Е.: Чтобы отпустить ситуацию, нужно ее сначала принять. А чтобы принять, нужно понять, что произошло. И как только я прохожу эту цепочку анализа и размышлений, у меня сразу пропадает интерес ко всему, что связано с болезненной ситуацией. Можно долго рассуждать, что такое наша жизнь, но во всех религиях есть закон, который в православии звучит так: «Возлюби ближнего своего, как самого себя». Грубо говоря, не лезь в чужую жизнь. Мне кажется, так и жить проще: меньше обид, ссор, разочарований.

То есть вы часто «раскладываете себя по полочкам»?

Д. Е.:  Хороший вопрос… Я стараюсь не доводить себя до состояния, когда нужно себя по полочкам раскладывать. 

Для меня самое сложное — когда я стою перед выбором или когда необходимо понять, как поступать в той или иной ситуации. Вплоть до паники — не знаю, что делать. Хочется упасть в обморок и никого не видеть...

...Но существует ли действительно выбор? Или он предрешен задолго до того, как мы его сделаем?

Д. Е.: Недавно передо мной встала проблема выбора — нужно было принять достаточно сложное решение. Это растянулось на три месяца. Меня кидало из стороны в сторону. И в какой-то момент я задумалась: а почему у меня вообще сомнения? Откуда они берутся? И к слову о «полочках»: вопросы стали появляться один за другим. Я что, буду наказана за свой выбор? Или меня кто-то станет обвинять? И я поймала себя на мысли, что всегда боялась осуждения, если сделаю ошибку. А почему я не могу ее совершить? И тогда на меня снизошло озарение, что я имею право на ошибку и что ошибаться — это круто. И в первую очередь, потому что это опыт.

Вы сегодня курсируете между Москвой и Нью-Йорком, где снимаетесь в кино и играете в театре. Жизнь в «Большом яблоке» вас изменила?

Д. Е.: Впервые я ехала в этот город в расстроенных чувствах. Но, оказавшись в Нью-Йорке, поняла, что жизнь — это чудо. Я на физическом уровне почувствовала, что он меня принимает и защищает. Мне кажется, что Нью-Йорк — это живой организм с  невероятнейшей энергетикой и силой. У меня роман с этим городом.

Вы сейчас говорите словами Кэрри Брэдшоу…

Д. Е.: Правда? Не знала. (Улыбается.)

Говорят, что в этот город нужно ехать тем, кому везет.

Д. Е.:  В Нью-Йорке витает дух свободы и  ощущение, что все дороги открыты. Но если ты не уверен в себе на сто процентов, то лучше остаться в своем городе и там пытаться как-то реализовать себя. Я делаю такие выводы, глядя на людей, с которыми меня сводит жизнь. Я вижу и тех, кто счастлив, и тех, кому очень  тяжело. Так и  хочется им сказать: «Езжай на родину, зачем тут сидишь?» В Нью-Йорке же, чтобы снять квартиру, нужны бешеные деньги.

Отношение к красоте и здоровью в США отличается от того, как смотрят на эти аспекты в России?

Д. Е.: Отличается! Даже между Нью-Йорком и Лос-Анджелесом в этом отношении большая разница. В Калифорнии все помешаны на здоровье и красоте: фреши, красивая одежда, дорогие машины — все должно быть идеально. Меня это, честно говоря, поначалу немного напрягало. Первые три дня я просидела в квартире — только в рестораны выходила поесть. Когда друзья стали показывать мне настоящий Голливуд — Беверли-Хиллз, отель, где провела последние дни Мэрилин Монро, я не находила в себе сил соответствовать этой атмосфере шика и лоска. Но вместе с тем Нью-Йорк научил меня быть самой собой! В этом городе каждый человек — индивидуальность. Если я решила сегодня ходить по городу в красивой модной пижаме, я непременно сделаю это. И никто не будет показывать на меня пальцем. В России полные девушки пытаются скрыть лишний вес, надевая балахоны. А жительницы Нью-Йорка могут ходить в мини-юбках или обтягивающих шортах. Сначала я была с этим не согласна — мне это казалось некрасивым. Но постепенно научилась видеть в первую очередь человека, а не его лишний вес.

4C8A5066_1.jpgЗначит, вы вполне раскрепощены в одежде?

Д. Е.: Рядом с моим домом недавно открылась классная йога-студия, которую я посещаю каждое утро. И я могу спокойно встать, с закрытыми глазами почистить зубы и отправиться на занятия в шлепках, штанах для йоги, безразмерной толстовке и с ковриком в руках. И никто на меня не посмотрит. В США даже модели и звезды очень просто одеваются. Думаю, это скоро дойдет и до России.

Мне кажется, что вы в принципе мало пользуетесь косметикой. Я права или нет?

Д. Е.:  Мне нравится, когда меня красят, могу даже селфи сделать и выложить в Instagram. Ради ответственного мероприятия потерплю и неудобные туфли. Но в повседневной жизни я не такая.

Мне кажется, что любая девочка с детства интуитивно понимает, кто она: принцесса или сорванец. Вот я, пожалуй, не отнесу себя к принцессам. Я никогда не была очень щепетильна в вопросах, что надеть: для меня главное, чтобы одежда была чистой и аккуратной.

Несмотря на профессиональные успехи в США, вы не планируете туда перебираться?

Д. Е.: В первое время, прилетая в Нью-Йорк, я постоянно думала: хочу здесь жить. Благодаря актерской профессии мне было достаточно легко получить Green Card. Я даже собрала все документы. Но в самый последний  момент поняла, что не готова.

Нужно иметь огромное желание, чтобы там ассимилироваться. Да и Green Card ко многому обязывает: пришлось бы больше времени проводить в США. Это достаточно сложно, учитывая мой график в России, а здесь у меня и основной источник дохода, и семья. Последние три месяца я провожу по неделе в Москве и Нью-Йорке. Каждый раз, собираясь в дорогу, мне кажется, что я отправляюсь на свидание с этим городом. Если жить там постоянно, кровь уже не будет так закипать во время прогулок по его улицам. Мне нравится там сниматься в кино и играть в театре Lost & Found — это огромная школа, интереснейший опыт и замечательный этап моей биографии. Но у меня нет амбиций покорять Голливуд. Кстати, европейское кино всегда интересовало меня больше.

С тех пор как уровень доходов стал расти, у вас изменились потребности?

Д. Е.: Были периоды, когда мне приходилось включать режим жесткой экономии. Но сегодня я за свою жизнь спокойна. Знаю, что не умру с голода, что могу помогать своей семье. Могу позволить себе купить то, что хочу. Если раньше, допустим, я покупала маски для волос, то сейчас проще сделать про­цедуры в салоне. Но это естественно: если раньше ты ела обычную сдобную булочку, а потом  попробовала булочку с корицей и поняла, что она вкуснее, конечно, предпочтешь покупать именно ее.

Вы себя любите?

Д. Е.: Это тоже одна из тем, над которой я долго работала, размышляла... В детстве я очень любила себя — это развило во мне здоровый эгоизм. В переходном возрасте стала слишком требовательно к себе относиться: занялась музыкой, спортом. Но благодаря Таиланду научилась не любить себя, а принимать такой, какая есть. Хотя некоторые черты собственного характера до сих пор меня раздражают.

Какие же, например?

Д. Е.: Вот сегодня вернусь домой и буду думать, почему я открыла душу незнакомому человеку. Может быть, ко мне достаточно легко войти в доверие. Но это, опять же, до поры до времени, потому что, когда я разочаровываюсь в людях, закрываю им дорогу к себе. Если я не могу оправдать человека, не могу понять, почему он непорядочно поступает по отношению ко мне или к другим людям, то больше не посмотрю в его сторону — словно кто-то алюминиевой ложкой выскребет его из моей головы. Даже имя этого человека забуду.

Все мы отмечаем у себя какие-то ключевые качества. Уважаем себя за них, опираемся на них. Что вы умеете лучше многих?

Д. Е: Наверное, я умею слушать и слышать. В то же время, когда мне, допустим, звонят, и я понимаю, что не могу сейчас качественно общаться, лучше сама потом перезвоню, чем отвечу на звонок и скажу: «Извини, я не готова тебя слушать». Или еще хуже — что-то выдумывать, врать про «убежавшее молоко».

Вы уже сказали, что не боитесь старости. Но что-то ведь вызывает у вас страх?

Д. Е.: В глобальном смысле я боюсь, что заболеет кто-то из близких. Я являюсь одним из представителей благотворительного фонда «Жизнь как чудо». Мы опекаем деток с тяжелыми заболеваниями печени. И мне страшно, что такое вообще происходит в жизни. Не могу понять, почему дети рождаются с лучевой болезнью, с больным сердцем, с заболеваниями печени. Это же дети... Такое очень трудно принять, сосуществовать с этим.

Вы долго скрывали отношения со своим мужчиной и только пару лет назад стали выходить вместе в свет. 

Д. Е.: Вот я ношу кольцо — и это все, что я хочу сказать о своей личной жизни. Но по большому счету я никогда ничего специально не скрываю. Я никогда не думала о том, что вот здесь надо появиться с мужчиной, а здесь — нет.

Когда мы в первый раз вместе появились на публике, в СМИ начали писать: «Екамасова наконец-то показала своего  мужчину». Начали приписывать нам каких-то детей. Это было так странно... Мне нравится внимание к моей персоне как к артистке со стороны критиков. Но шумиха вокруг личной жизни — это абсолютно не мое. Человек, с которым мы строим наше будущее, тоже абсолютно не публичный и не хочет этой публичности. Могу лишь сказать, что это мои первые серьезные отношения, а не просто увлечение, роман.

Вашему избраннику комфортно в ситуации, когда вы живете на две страны?

Д. Е.: Физически, конечно, тяжело, когда я там, а он здесь. Когда есть возможность, он пытается вырваться ко мне.

Однажды мы созвонились за день 36 раз! В Москве столько раз не созваниваемся. Я очень благодарна, что он стал понимать ситуацию. Не думаю, что этот период продлится у меня долго. Свой жизненный выбор я сделала уже давно и теперь просто нужно набраться терпения...

Я понимаю, что повзрослела как женщина, стала более зрелой. Мне не хочется больше искать смысла жизни. Хочется уюта. Когда я об этом думаю, то представляю себе коричнево-розовое  кресло тончайшей бархатной кожи. Оно такое большое, в него можно забраться с ногами и вообще сидеть в любой позе — все равно будет тепло и приятно. Вот это, наверное, то, что я сейчас хочу больше всего. 


Блиц-опрос от «К&З»:

Любимая достопримечательность в NY? Central park

Какие предпочитаете сладости? Варенье из грецких орехов

У какого режиссера хотелось бы сняться? Ларс Фон Триер

Какая косметическая процедура любимая? Массаж, все виды

Любимая книга? Стефан Цвейг «Письмо незнакомки»

Где вы мечтаете провести отпуск? Просто Мечтаю об отпуске!

Количество показов: 1700
22.12.2016
|
Рейтинг (3.55)
Автор: Татьяна Боева. Фото: Jonathan Black
Источник:

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Отвечайте на запросы журналистов — получайте упоминания в СМИ
Конкурсы
Гороскопы
Наши рассылки