Подпишись на нас в соц. сетях!

Марина Зудина: «Я знаю формулу счастья»


В детстве она хотела петь на оперной сцене‚ танцевать в классическом балете‚ а стала известной драматической актрисой. В ней все необычно — красота‚ пластика‚ манера говорить. Но главное — ее талант‚ способность создавать на сцене и на экране характеры женственные‚ страстные‚ глубокие. Народная артистка России Марина Зудина — актриса‚ которой подвластно все. Антигона‚ Юлия в «Последней жертве»‚ Елена в «Дяде Ване»‚ Мамаева в «На всякого мудреца довольно простоты»‚ Настасья Филипповна в «Идиоте»‚ Паола в «Сублимации любви» и многие другие образы стали настоящим событием в театральной жизни. Марина Зудина и Олег Табаков — одна из самых знаменитых семейных пар. Они вместе уже больше 20 лет...

kinopoisk.ru-Marina-Zudina-2472336.jpg

Наталья ЛАЗАРЕВА («Красота & здоровье»): Марина, у вас есть все, о чем только может мечтать женщина: любимый и любящий муж, прекрасные дети, вы успешная и востребованная актриса. Как это у вас получается?

Марина ЗУДИНА: Нам дана судьба. Что-то в жизни предопределено. И, конечно, многое зависит от нас. И если человек совершает правильные поступки и максимально использует то, что ему даруется, мне кажется, он верно идет по своему пути. Если он достойно выходит из испытаний, то Господь делает ему подарки. Думаю, что я правильно жила определенный отрезок времени, поэтому мы с Олегом Павловичем вместе. У нас двое детей. Если бы в тот момент я не просто любила, а мечтала о карьере, об удачном замужестве, могло быть все по-другому. На мой взгляд, женщина должна больше думать о человеке, которого она любит, нежели о себе. Это очень зависимые чувства и не эгоистичные. Вот я так и жила.

 

Н. Л.: Вы сейчас говорите о тех 12 годах, когда длился ваш роман с Олегом Павловичем?

М. З.: Да. Я любила. Поэтому Господь послал мне такую счастливую женскую судьбу. От нас тоже зависит, как мы будем жить дальше. От каждого дня, в котором мы живем.

 

Н. Л.: Наверное, у вас в душе были разные эмоции? Как пройти этот туннель?

М. З.: Были и слезы, и переживания. Ни одного романа без этого не бывает. Все равно эта часть моей жизни была безумно счастливой. Она была на высоком градусе кипения. Поэтому, пройдя это, я никогда не променяла бы свою счастливую женскую судьбу на то, чтобы сказали: «Вот она была великой актрисой». Как часто за величием скрывается безумное одиночество, трагическая судьба человека. Я вывела для себя формулу счастья. Мне кажется, надо быть счастливой от того, что ты имеешь, а не переживать по поводу того, чего у тебя нет. Тогда ты обретешь гармонию. Для одного проблема денег — это покупка новой машины. А для кого-то те же деньги — это вопрос жизни или смерти его близкого. Как на что смотреть. И когда ты видишь, что у кого-то нет денег на модный курорт, а у кого-то — на операцию, понимаешь, как в жизни все неравнозначно. Поэтому надо ценить то, что близкие здоровы, что ты здоров, что ты можешь работать, заботиться, любить, и то, что любят тебя. Это самое главное. И, безусловно, если есть возможность помогать другим. Просто не надо кричать об этом на каждом шагу. Это тоже счастье.

 

Н. Л.: Марина, вы с мужем по натуре романтики?
М. З.:
Во мне сочетается романтизм с такой... жизненной устойчивостью и практичностью. По чувствам я романтик, а в быту достаточно рациональный человек. Олег Павлович, мне кажется, тоже.

 

Н. Л.: Часто романтика исчезает после первых лет брака. Как вам удалось сохранить свои нежные чувства?

М. З.: Мы с мужем хотя бы раз в год уезжаем на неделю только вдвоем. Так мы можем полностью сконцентрироваться друг на друге и абстрагироваться от всего. Просто поделиться своими мыслями, какими-то рассуждениями о чем-то, пофилософствовать. Иногда в Москве не хватает времени на то, чтобы в полной мере увидеть проблемы близкого человека. Часто все на ходу. Мы оба живем в таком графике.

 

Н. Л.: Марина, а где вы любите отдыхать?

М. З.: Не на островах. У меня муж жару не переносит. Мне очень нравятся Вена, Прага. В Швейцарии есть замечательный курорт. Вот туда мы всегда ездим вдвоем, отсыпаемся. В Хорватии у нашего друга — сказочная гостиница, и он просто влюбил нас в эти места. Здесь мы отдыхаем с детьми. Вообще, на земле много прекрасных мест, которые бы хотелось посетить.

 

Н. Л.: Вам интересна жизнь во всех ее проявлениях?

М. З.: Да. Мне интересно сходить послушать концерт классической музыки, определенных исполнителей, посмотреть спектакль. На это тоже надо время и силы. Поэтому если в юности я была абсолютно одержима профессией, то сейчас хочу еще многое успеть в жизни.

 

Н. Л.: А бывают моменты, когда хочется уединиться, побыть наедине с собой?

М. З.: Бывают. Но мне не требуется на это много времени. Достаточно часа, чтобы просто ни с кем не говорить. Не отвечать ни на какие вопросы и звонки. Иногда что-то посмотреть. Мне это необходимо. Я за это время восстанавливаюсь. Однако это бывает только в напряженные дни. Я не из тех, кому нравится жить одной. Я слишком люблю быть с детьми и мужем. Мне надо о ком-то заботиться.

 

Н. Л.: Наконец-то вы стали сниматься в сериалах. И причем в хороших…

М. З.: Мне надо играть характерную роль, определенный тип женщины, как, например, в сериале «Наследство». Либо это должно быть построено на сильных эмоциях. Когда-то, по молодости, любая главная роль — это была роль. А сейчас мне кажется, что лучше сыграть второстепенную роль в интересном проекте, чем главную, которая станет чем-то длинным, тянучим, скучным.

 

Н. Л.: Погружаясь в роль, вы внутренне как-то меняетесь?

М. З.: Я, как актриса, не верю, когда говорят: вот я плакала, я была в истерике, я не могу выйти из роли. Я играла Антигону. Очень сильная драматическая героиня. Эмоциональная роль. Тем не менее я совершенно нормально выходила из нее, приходила в себя. После сильного стресса идет эмоциональный сброс, и ты затихаешь. У тебя на эмоции нет сил. В жизни ты более сдержан, потому что понимаешь, что эти эмоции нужно копить для сцены. Становлюсь ли я стервой, если играю стерву? Эти качества иногда необходимы в нашей жизни. И какие-то роли мне помогали. Я знаю, что могу быть очень жесткой. Но для этого должны быть серьезные обстоятельства. И меня надо вынудить к тому, чтобы проявить именно эти качества. А в общении с близкими я все же стараюсь прибегать к другим своим краскам и проявлениям.

 

Н. Л.: Если бы, например, олигарх дал вам денег, чтобы вы сняли свой фильм, какое бы это было кино?

М. З.: Меня интересует кино такой природы, как «Мужчина и женщина» Лелюша. Вот это абсолютно мое. Как просто и как гениально рассказана история любви, история мужчины и женщины. Я на разных этапах своей жизни смотрела этот фильм, но каждый раз так пронзительно его ощущала... Это как хороший роман — можно перечитывать много раз. Я вспоминаю то время, когда был Советский Союз и экранное пространство не было разрушено. Огромным успехом у зрителей пользовались фильмы с очень простым сюжетом. Например, «Карнавал» — история провинциальной девочки, которая приезжает покорять Москву. Фильм «Москва слезам не верит» — совершенно жизненная история. На эти фильмы невозможно было достать билеты! А сейчас не знаю, рискнули бы продюсеры снимать такие фильмы.

 

Н. Л.: Какие сюрпризы вы готовите поклонникам?

М. З.: В конце марта премьера спектакля «Безумный день, или Женитьба Фигаро» в постановке Константина Богомолова. Это спектакль театра «Табакерка». Играть мы будем на сцене Московского Художественного театра. Главные роли исполняют Сергей Безруков, Олег Павлович Табаков, я и Ирина Пегова. Художники — Лариса Ломакина и Александр Васильев. Это очень красочный спектакль с роскошными декорациями и костюмами. Будем надеяться, что получится праздник. Еще я заканчиваю съемки фильма для Первого канала. Не знаю пока названия. Там у меня очень серьезная драматическая роль. Возможно, еще поработаю с Тимуром Эсадзе, который снял сериал «Наследство». Но мне бы сейчас осилить этот объем работы и хотя бы пару месяцев пожить для семьи, для себя.

 

Н. Л.: Вам приходилось пользоваться тем, что вы красивая женщина?

М. З.: Наоборот. Мне это мешало. Я всегда выстраивала дистанцию. Мне так было проще. Надежду никогда не давала. Я умею дружить с мужчинами, а просто кокетничать — нет. Флиртовать с режиссерами — это глупо. Заинтересовывать в себе мне неинтересно. Я самодостаточный человек.

 

Н. Л.: Олег Павлович — это идеал мужчины для вас?

М. З.: Привлекает личность. Возбуждает то, что исходит от этого человека. Это не всегда
можно понять на экране, на сцене, может быть, в большей степени. Я никогда не могу увлечься просто красивым мальчиком, если он как актер беспомощный. У меня другие требования к партнерам. Главное, чтобы люди умели играть. А есть актеры, которым почему-то кажется, что они нравятся всем, особенно женщинам старше 30. Они думают, что каждая вторая желает, чтобы он подошел и сказал: «Здравствуйте». Боже мой, какая инфантильность! Так и хочется сказать: «Милый ты мой! Кроме мордашки хорошо бы еще и мозги иметь как минимум». В юности мне тоже казалось, что я нравлюсь, потому что я такая молоденькая и хорошенькая. Когда стала взрослее, поняла, что не только поэтому. Во мне было желание все время отдавать. Вот это привлекало. В студенческие годы мне казалось, что любая симпатичная девочка может быть мне соперницей. А с возрастом осознала: господи, как же мелко я мыслила! Как же все это было одноклеточно. И вроде не дура была. (Смеется.) Поэтому я снисходительно отношусь, когда молодые люди так себя воспринимают. Теперь я понимаю, что в жизни все не так просто. Все гораздо интереснее и сложнее.

 

Н. Л.: Марина, а как в театре у вас строятся отношения? Одни говорят, театр — это магия, а другие — террариум. Вас пробовали вовлечь в интриги?

М. З.: Да, было что-то. Но жить этим мне неинтересно. Ставить на место? Нет, никогда не было желания. Я пройду мимо. Естественно, если в мой адрес или близких было бы откровенное хамство, я поставила бы человека на место. Но таких проявлений нет. Я не даю повода. Мне нравится, когда мне комфортно, когда меня любят и хотят со мной работать. Я стараюсь относиться к людям так же, как хочу, чтобы они относились ко мне. Этот принцип очень верный. Но я знаю актрис, которым надо завестись: или швырнуть что-то, или пособачиться с костюмером. Я понимаю их природу. Но она мне чужда. Я могу эмоционально поспорить на площадке, если с чем-то не согласна, но и режиссер может поспорить со мной. Но это вспышки, которые гасятся сразу. Я уже на начальном этапе работы понимаю, смогу с этим человеком работать или нет. Если я принимаю его, тогда грех жаловаться. Да, он такой, но он талантлив. И я готова что-то ему простить. Вот и все.

 

Н. Л.: Конечно, мы выбираем круг людей, с которыми нам комфортно общаться. Но иногда негативные эмоции витают в воздухе. Как вы с этим справляетесь?

М. З.: Сауна, массажи. Провожу время с детьми — это на меня действует самым лучшим образом. Я от них так положительно заряжаюсь, что все остальное перестает иметь какое-то значение. Каждому человеку нужно знать свой организм и понимать, когда надо сказать себе: «Стоп. Я не подхожу сегодня больше к телефону. Я не могу больше решать даже свои собственные проблемы. Я просто устала».

 

Н. Л.: Чем дети увлечены? Что им нравится?

М. З.: Маша еще маленькая. Больше всего она радуется, когда мы все дома. Когда я рядом, папа, Пашка. Она любит забираться на мою кровать. Ложится на мою подушку, на мое одеяло. Видимо, очень скучает без меня. Потом прыгать начинает. Мне кажется, что в этот момент она особенно счастлива. Павел кино интересуется, смотрит много фильмов. Музыку любит, читает различную литературу на эту тему. Но, к сожалению, я так и не уговорила его заниматься музыкой.

 

Н. Л.: Когда вы ездите на гастроли, что обычно берете с собой, чтобы вам было комфортно?

М. З.: Домашнюю одежду. Еще всегда беру очень много косметики, не декоративной, а именно средства по уходу за кожей. Иногда я даже смеюсь над собой. Я так переживаю, что до конца своих дней, наверное, не смогу попробовать все марки и линии. Если бы я не была актрисой, стала бы косметологом или гомеопатом. Меня привлекает косметология и нетрадиционная медицина.

 

Н. Л.: На что вы согласны пойти, чтобы сохранить данное природой?

М. З.: На все, что не связано с риском для здоровья.

 

Н. Л.: Вы не отрицаете пластических операций?

М. З.: Нет. Если у человека есть заметный недостаток, который мешает ему в личной жизни, — это замечательно, что можно прибегнуть к услугам пластического хирурга и исправить ситуацию. Однако основная проблема состоит в том, что это очень доходный бизнес. И как нам, бедным женщинам, разобраться, что конкретно делать каждой из нас. Обычно если салон специализируется на определенной продукции, то он ее и предлагает всем. Тебе вколют все что угодно. А какие будут последствия, никто не знает… Главное, в какие руки ты попадешь. Поэтому необходимо выбирать клиники, у которых есть лицензии. Выслушать советы профессионала и решить, надо тебе это или нет. Я знаю много женщин, которые не делали пластических операций, но мужья по-прежнему восхищаются их красотой. Мне кажется, что если тебя кто-то не любит, то и пластическая операция не поможет.

 

Н. Л.: Марина, как часто вы пользуетесь услугами косметолога?

М. З.: Я регулярно делаю процедуры для лица в Клинике эстетической медицины. Потому что уверена: здесь работают профессионалы.

 

Н. Л.: Марина, как проходила ваша беременность? Были ли у вас какие-то изменения и как вы с ними справились?

М. З.: Нормально. Я ничего специального не делала, ни на какие курсы не ходила. Пользовалась кремом от растяжек. Мне это помогло. Ни после первой, ни после второй беременности у меня не было растяжек. Хотя поправлялась я прилично. Ни в чем себе не отказывала: ела, сколько хотела. У меня много энергии уходило во время кормления, и я худела. Видимо, так правильно устроен мой организм. Потом я уже скидывала оставшиеся килограммы. К косметическим процедурам не прибегала. Восстанавливалась сама. А в жизни я стараюсь придерживаться раздельного питания. Но не строго. Я люблю блюда разной кухни. Но считаю, что русская — самая неправильная. На столе одновременно холодец, заливное, салат оливье, пирожки. Я так в жизни не ем. У меня нет потребности в таком количестве и смешении продуктов. Иногда позволяю себе чашечку кофе с вкусным куском торта, но не после сытного обеда, а в промежутке. Это такая энергетическая подпитка.

 

Н. Л.: Как вы думаете, почему люди боятся говорить, что они счастливы?

М. З.: Я не боюсь. Это грех, когда мы все время жалуемся. Мне кажется, надо привлекать счастье. Верить и говорить: «У меня все нормально. У меня все будет хорошо. Я счастлива и буду еще счастливее, и дети мои будут счастливы». Надо давать себе определенные настройки.

01.09.2016
|
Рейтинг ()
Источник:

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Отвечайте на запросы журналистов — получайте упоминания в СМИ
Конкурсы
Гороскопы
Наши рассылки