Подпишись на нас в соц. сетях!

Нет проблем с кожей!


Главный врач медицинского центра ROSH Любовь Хачатурян рассказала «К&З» о современных методах лечения кожных заболеваний‚ а также о том‚ как ухаживать за проблемной кожей после выздоровления.

 portrait-1439058-1600x1600.jpg

«К&З»: В течение четырех месяцев в вашей клинике проходила лечение героиня «К&З» с тяжелой формой акне Анна Секирина. Довольны ли вы результатами?
Л. Х.:
Да. Сейчас у Анны нет воспалений, но остались рубцы постакне. Именно с ними мы и работали на последней фазе лечения, делая глубокую шлифовку лазером. Лазеры можно применять не чаще раза в месяц. Плюс не рекомендуется выполнять эту процедуру в солнечное время года. Поэтому с мая по август Анна сделает перерыв. Затем при желании может продолжить работать с эстетикой.

 

«К&З»: На что стоит обращать внимание пациентам, переболевшим акне, после окончания курса лечения?
Л. Х.:
Главное — не расслабляться. Человек должен помнить, что кожа – его слабое место. Нужно периодически (по необходимости) делать восстановительный курс под контролем крови. Во время терапии мы убили бактерии, но вирусы уничтожить нельзя, поэтому раз в год нужно сдавать анализы. Еще один важный момент — специфический уход. Я всегда рекомендую пациентам при выписке космецевтику, которая удерживает pH и иммунологию кожи на нужном уровне. Задача выздоровевшего — не забывать пользоваться этими средствами.

 

«К&З»: Какие виды космецевтики подходят людям с постакне?
Л. Х.:
Такие средства должны содержать минимум консервантов, максимум кислот: салициловую, лимонную, молочную, феруловую, витамины. Они должны обладать достаточно легкой текстурой, чтобы не создавать пленку на лице. И, конечно, иметь пометку paraben-free. Сколько бы ни спорили на эту тему, парабены — вещь вредная. Другое дело, что без них сейчас мало что обходится, хотя все-таки такие продукты существуют.

 

«К&З»: Органическая косметика подходит людям с проблемной кожей?
Л. Х.:
Я считаю, нет такого понятия — «органическая косметика». Органической можно назвать маску из огурца, который вы только что сорвали с грядки. Все кремы содержат определенное количество консервантов, иначе они просто скиснут. А продукты, содержащие что-то, кроме растительных компонентов, к органике отнести нельзя.

 

«К&З»: Можно ли загорать с проблемной кожей?
Л. Х.:
Можно, если вы подберете продукт с SPF-фильтрами, специально предназначенными для проблемной кожи. Такие средства обычно обладают легкой текстурой и не закупоривают поры. Еще крайне важно соблюдать режим. Это, кстати, и к здоровым людям относится. Дело в том, что защитных кремов, которые обеспечивают полную защиту, в мире не существует. И разница между 50 и 100 SPF с научной точки зрения очень маленькая. 50 % солнечных лучей проникнет даже через одежду. Поэтому единственный способ избежать неприятностей с кожей — загорать утром, до 10–11, и вечером, после 16 часов.

 

«К&З»: Стоит ли продолжать ограничивать себя в питании после лечения?
Л.
Х.: Во время диагностики на аппарате Bicom оptima у Анны была выявлена непереносимость нескольких видов продуктов. Их не так много, но они будут находиться под запретом всегда. Традиционно всем пациентам с прыщами я рекомендую отказаться от шоколада, не пить много кофе. В остальном же никаких ограничений. Традиция сажать больных с проблемной кожей на строгую диету — устаревшая практика. У меня была пациентка, которая много лет лечилась от розацеа и демодекоза. Предыдущий врач запретил ей помидоры, арбузы и занятия сексом, аргументируя это тем, что прилив крови ко всем органам, в том числе к коже лица, ей не полезен. Это, конечно, глупости.

 

«К&З»: Ограничивать себя в питании, чтобы похудеть, — можно?
Л. Х.:
Можно. Более того, один из важных параметров в патогенезе акне — изменения состава кожного сала, которые в принципе связаны с обменом веществ. Поэтому худеть можно. Только лучше делать это не путем строгих ограничений, а через переход на здоровое питание.

«К&З»: Люди с проблемной кожей часто умываются. Правильно ли это?
Л. Х.:
Нет, неправильно. Если вы три раза в день умываетесь, вы смываете защитную водно-липидную мантию кожи, поры превращаются во входные ворота для инфекции. Поэтому делайте это не чаще двух раз в день и только с мягкими средствами.

«К&З»: Чем лучше маскировать несовершенства?
Л. Х.:
Главное — не тональными кремами. Они создают парниковый эффект, закупоривают поры, вызывают воспаления. Идеальный вариант — рассыпчатая пудра с простейшим составом. К сожалению, специальные пуд­ры для пациентов с акне — пока редкость, хотя в прошлом году мне удалось получить подобный продукт. Один известный итальянский химик из старинной династии фармацевтов создал для нас такое средство — оно не забивает поры и содержит полезные добавки. Я могу назначить его пациенту в стадии, когда он пролечен.

«К&З»: С какими еще проблемами часто обращаются в медицинский центр ROSH?
Л. Х.:
С розацеа — бороться с этой проблемой еще сложнее, чем с акне. Это констатация типа кожи — проблемные сосуды. Сейчас заболевание сильно омолодилось: виной тому стресс и большое количество вирусов, с которыми мы живем. Розацеа часто лечат лазером, но нужно помнить, что это манипуляция больше эстетическая. Потому что, когда вы склеиваете одни сосуды, на поверхность вылезают другие. Так что специальные средства для укрепления сосудистой стенки в этом смысле, возможно, более эффективны.

Еще одна распространенная дерматологическая проблема — псориаз. Считается, что это врожденное заболевание, сейчас оно все чаще возникает у немолодых людей. Псориаз нельзя вылечить, но можно перевести в состояние стабильной ремиссии. Важно не лечить его гормонами.

Сегодня 80 % детей страдают атопическим дерматитом. Мама видит, что кожа ребенка шелушится, мажет ее кремами, но проблема внутренняя, и облегчения не наступает. У нас была четырехлетняя девочка, которая колготки не могла носить, ночью не могла спать, так чесалось все. А потом в Италии прошла пару сеансов на аппарате Bicom optima, и ей стало лучше. Вернувшись в Москву, мама девочки нашла этот аппарат у нас, и мы провели ей курс лечения.

«К&З»: Как вы относитесь к лечению гипергидроза инъекциями ботоксом?
Л. Х.: Ботокс — один из методов, хотя далеко не основной. Первый этап лечения гипергидроза — физиотерапия, безопасный, проверенный годами способ. Мы дополняем его программой на аппарате Bicom optima, направленной на нормализацию гормональной и мочевыделительной систем.

Если это не помогает, назначают ботулотоксин. Но ладно — если это подмышки, а как обкалывать ладошки и подошвы? Очень больно, мало кто выдерживает. И есть хирургический метод, когда подрезается нерв, который питает потовую железу. Это совсем радикально.

Существует еще лазерное лечение гипергидроза. Но это дорогостоящая процедура, и делать ее нужно много раз. Поэтому я за физиотерапию и специальный домашний уход. А ботокс и остальные методы только в том случае, если улучшения нет.

«К&З»: Как вы относитесь к родинкам и другим доброкачественным образованиям?Европейские врачи советуют их удалять…
Л. Х.:
У нас люди с большим количеством родинок живут спокойно, ездят в жаркие страны, а в Германии, например, они все на учете, под специальным наблюдением. Там, если доктор проводит по коже и чувствует пальцами какие-то неровности, — они все это удаляют. Я однозначно за удаление. Тем более сейчас это за три минуты делается, зато вы будете жить спокойно.

«К&З»: Проблема выпадения волос также зачастую связана с состоянием кожи головы. Как бороться с этим?
Л. Х.:
Один из самых эффективных и безопасных методов — мезотерапия с препаратами цинка, купрума, органического кремния, витаминов и микроэлементов. Ее можно рекомендовать даже во время беременности, чтобы снизить дальнейшую потерю волос, которая часто происходит у молодых мам через три-четыре месяца после родов. Мезотерапию хорошо совмещать с фотодинамической терапией и микротоковым лечением — методиками, активирующими кровообращение в коже головы.

«К&З»: Что, на ваш взгляд, лучше — готовые препараты для мезотерапии или коктейли ручной сборки, которые доктор смешивает перед пациентом?
Л. Х.:
Готовые препараты однозначно эффективнее. Для того чтобы различные химические вещества не подавляли друг друга, необходимы специальные фармацевтические условия. Набрать в шприц разные компоненты и сделать индивидуальный рецепт мало кто из врачей умеет, это надо знать биохимию и осмолярность каждого компонента.

«К&З»: Расскажите о пациентах, работой с которыми вы особенно гордитесь?
Л. Х.:
Из недавних удач — пациентка с жутким фурункулом на щеке. Мы сразу назначили ей физиотерапию, противомикробный и противовирусный препараты внутривенно, а параллельно она проходила терапию на аппарате Bicom optima. Через три дня образование уменьшилось ровно в два раза. В итоге никакая хирургия не понадобилась. Вообще, я ценю всех своих пациентов. И когда они звонят, чтобы сообщить, что у них все в порядке, — это для меня самое приятное.

Количество показов: 475
15.08.2016
|
Рейтинг ()
Источник:

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Отвечайте на запросы журналистов — получайте упоминания в СМИ
Конкурсы
Наши рассылки