Подпишись на нас в соц. сетях!

Виктория Мазарчук: «Пациент на первом месте»


В отношении коммерческих клиник у большинства из нас работает стереотип: за комфорт надо платить, и немало. Мы узнали, что есть клиники, обслуживающие на высшем уровне и совершенно бесплатно. Как это стало возможно, рассказывает главный врач ЦКБ № 6 Виктория Мазарчук.

 

Виктория-Мазарчук.jpgВиктория Владимировна, все, что сейчас происходит в нашей системе здравоохранения, убивает веру и в докторов, и в медицину. Ваша клиника на этом фоне — просто оазис благополучия. В чем секрет успеха?

В. М.: Никогда не нужно путать медицину с системой здравоохранения. Медицина – это наука и практика, на ней основанная. А система здравоохранения – бюрократическая структура, зависимая от состояния экономики. Эту взаимосвязь мы с вами наблюдаем все последние десятилетия: лихорадит экономику – страдает здравоохранение.

Если сравнивать нашу медицину с мировой, она ничуть не хуже, чем медицина в США, странах Европы или Израиле. У нас достаточно много талантливых врачей. Кстати, в том же Израиле около трети успешных докторов – выходцы из СССР, учившиеся и начинавшие работать именно в нашей медицине.

И недовольны пациенты прежде всего организацией медицинской помощи, а не докторами. Именно поэтому мы в нашей клинике поставили задачу сгладить все огрехи системы здравоохранения, оптимизировать работу клиники так, чтобы удобно было всем, и пациентам, и персоналу.

Например, уже в регистратуре наши пациенты получают маршрутный лист, в котором все настолько четко и понятно расписано, куда и когда нужно прийти, что разберется каждый. Плюс к этому наши специалисты разработали памятки правил подготовки к диагностическим исследованиям. Все это позволяет работать спокойно, без очередей. Пациенты приходят к назначенному времени, и их тут же принимают специалисты, в редких случаях придется подождать максимум десять минут.

Министр здравоохранения В. И. Скворцова как-то призвала частный сектор медицины помочь знаниями и опытом государственным клиникам, чей путь модернизации только начинается. Действительно ли частные клиники в своем развитии так сильно превзошли государственные?

В. М.: Государственные клиники существуют давно, они постоянно модернизируются, реформируются как в связи с реорганизацией самой системы здравоохранения, так и с технологическими изменениями, например компьютеризацией. А большая часть частных клиник еще только начинает свое становление. Знания и медицинский опыт как раз прежде всего в большей степени накоплен в государственных учреждениях. Именно оттуда в коммерческую медицину приходят высококвалифицированные специалисты, приносят накопленный опыт, сочетая его с личным энтузиазмом и желанием построения новых форм работы в медицине, новых отношений врача и пациента. Разница государственных медицинских учреждений и частных клиник скрывается в формах управления. В коммерческой структуре она более гибкая — здесь меньше бюрократии, больше творчества — и, конечно, в источниках финансирования.

То есть в российской медицине все решают деньги, а существующие проблемы, в том числе и халатность врачей, — от их нехватки?

В. М.: Деньги нужны для приобретения аппаратуры, ремонта. Все остальное зависит от коллектива и его руководителей, от их ответственности и стремления делать свою работу качественно и профессионально. Так что решает неравнодушный и творческий подход.

Будучи уже дипломированным врачом, вы защитили диссертацию «Специфика экономических институтов социальной сферы (на примере здравоохранения в современной России)». Скажите, современная медицина — это творчество или все-таки бизнес?

В. М.: Современная медицина, я повторюсь, — это наука и эффективное, творческое внедрение ее достижений в практику диагностики и лечения, а в конечном итоге — искусство врачевания. Да-да, именно искусство.

И все-таки даже самый искусный доктор — материально заинтересованный человек. В частные клиники врачи приходят работать в большей мере из-за денег?

В. М.: Хороший врач — это, как правило, личность творческая, он ищет возможности для своего профессионального развития, в меньшей степени думая о том, как заработать побольше денег. Частная клиника — прекрасный плацдарм для этого. Здесь врачи могут работать на самом современном оборудовании, обучаться инновационным технологиям и поэтому быстрее развиваться в профессиональном плане, получая достойные деньги за свой труд.

И, безусловно, у руководителя частной клиники действительно больше возможностей для гибкого подхода к оплате труда сотрудникам. Отсутствуют некоторые бюрократические препоны, более упрощен индивидуальный подход к оценке качества труда.

А какая медицинская специальность по доходам стоит на первом месте?

В. М.: Хирургия. В нашей клинике вся хирургия лапароскопическая, уровень подготовки специалистов очень высокий, поэтому и поток пациентов очень большой. Несмотря на то что сам метод дорогостоящий, он приносит доход. Люди идут к нам, потому что верят в результат. Причем информация о качественном лечении разносится с помощью сарафанного радио, нам даже реклама не нужна.

Виктория-Мазарчук-2.jpg

Тогда скажите, почему все то же сарафанное радио учит, как не дать себя обмануть частной клинике?

В. М.: Я думаю, что разговоры о том, что частные клиник настроены прежде всего на выкачивание денег, идут в первую очередь от увлечения некоторых небольших частных центров сомнительными диагностическими и лечебными методиками. Именно такие клиники и наводят тень на весь частный медицинский сектор. Но, как показывает практика, подобные учреждения долго не живут. Вторая причина – это относительно высокие цены на исследования и лечение в коммерческой медицине. Но, если разобраться, в крупных государственных диагностических центрах цены ничуть не ниже. Скажете, что большая часть пациентов лечится в них по ОМС? Но ведь и крупные коммерческие клиники сейчас широко сотрудничают с системой ОМС — выделяют квоты или принимают по прямым направлениям от поликлиник.

Ваша клиника работает по системе ОМС?

В. М.: По результатам первого полугодия этого года, 62 % пациентов обслуживаются в нашей клинике именно по системе ОМС. Это очень большой процент. Любой житель Российской Федерации может получить у нас консультацию, а при необходимости ему будет оказана высокоспециализированная медицинская помощь и даже стационарное лечение. Для этого на руках должны быть только паспорт гражданина РФ, полис ОМС  и все.

А как вы относитесь к тому, чтобы врачам платить за результат, то есть за отсутствие болезни? Сейчас об этом все чаще стали говорить.

В. М.: Видите ли, эффективность лечения зависит не только от врача, а прежде всего от ответственности самого пациента за свое здоровье. От того, когда он обратился за помощью, занимается ли профилактикой, проходит ли своевременно диспансеризацию (возможности для этого сейчас есть, и неплохие). Важно, чтобы пациент чувствовал солидарную с врачом ответственность за свое здоровье и качество жизни. Если пациент думает, что вот сейчас он придет за результатом, врач все за него сделает, все сразу вылечит, потому что он за это заплатил деньги, — это не совсем верный подход. Кроме того, есть заболевания (а таких, к сожалению, не мало), которые либо полностью вылечить невозможно, либо стадия болезни такая, что возможно достичь лишь ремиссии или облегчения болей.

При высокопрофессиональном штате сотрудников существует ли необходимость отслеживать качество медицинского обслуживания?

В. М.: Это обязательный этап нашего развития. Мы регулярно проводим анкетирование в амбулаторном и стационарном отделении клиники — записываем пожелания клиентов, анализируем их оценки, работаем над устранением возникающих проблем. Судя по независимым рейтингам, у нас это получается неплохо. Так, ЦКБ № 6 входит в список лучших больниц не только Москвы, но и всей России. И мы нацелены удерживать и усиливать эти позиции. Помимо того, есть стандарты работы, рекомендованные Минздравом, их надо выполнять. И есть грамотные заведующие отделениями, которые организуют и контролируют рабочий процесс. В неясных диагностических и лечебных случаях проводятся консилиумы.

Были ли в практике вашей клиники судебные дела?

В. М.: Судебных разбирательств у нас не было. А защищать себя приходилось. Поступила жалоба больной на протезирование тазобедренного сустава спустя полтора года после операции. Еще на этапе независимой экспертизы мы выиграли дело. Возникнет подобный прецедент в будущем — будем объективно разбираться. Если в защите будет нуждаться врач, организуем ее на должном уровне.

Больница, какой бы замечательной она ни была, не способствует появлению положительных эмоций у пациентов. А у вас тут люди улыбаются.

В. М.: Отчасти вы правы. Больница не театр. Как правило, к нам приходят с какой-то проблемой, болью, бедой. Хотя в последнее время появляется более оптимистичная динамика посещений докторов — все больше людей приходят в клинику на профилактическое, скрининговое обследование. Это хороший подход к сохранению своего здоровья и качества жизни. Но даже если к нам пациенты приходят с серьезными проблемами, они уходят с хорошим, приподнятым настроением, с радостью. Прошли сложное обследование, прооперировались в хирургическом стационаре, решили давно беспокоившую проблему — и на душе стало легче. Наши пациенты сами видят, как организован процесс, какое современное оборудование стоит в стационарах, какое настроение у докторов. Мы всегда помним, что есть пациенты, которые нуждаются в том, чтобы их участливо выслушали, посочувствовали. Стараемся следовать знаменитому высказыванию В. М. Бехтерева: «Плох тот врач, после беседы с которым больному не стало легче». Вот отсюда и позитивный настрой.

Однако этот принцип как-то не совсем характерен для современной медицины. Скорее это частный случай.

В. М.: Я долгое время работала в ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр кардиологии» под руководством известного врача Евгения Ивановича Чазова. Он учил нас относиться к больному как к родственнику или другу и часто повторял: «Милосердие — основа врачевания». Это правильно, этого принципа мы и придерживаемся в работе своей клиники. По этому принципу строим отношения со своими пациентами.

А по какому принципу вы подбирали штат клиники?

В. М.: Хороший врач — это всегда сочетание профессиональных и личных качеств, причем личные для меня стоят на первом месте. При их наличии профессиональные компетенции легко добираются. Для меня было важно найти сотрудников, разделяющих ценности нашей больницы: любовь к профессии, к пациенту, стремление развиваться и непрерывно расти в профессиональном и человеческом плане, обладание такими качествами, как честность, совесть. Совесть вообще хороший помощник в любом деле. А в медицине про нее уж точно нельзя забывать. Могу уверенно сказать, что мы собрали очень профессиональную команду наших единомышленников, людей, близких нам по духу и убеждениям. Это дает сильный синергетический эффект. И наши пациенты чувствуют и ценят эту особую атмосферу заботы и внимания в условиях качественного медицинского обслуживания.

Цифры и факты

  • ЦКБ № 6 строилась как лечебница для руководителей Министерства путей сообщения.
  • Сегодня здесь обслуживаются звезды шоу-бизнеса, спортсмены, деловая элита Москвы и обычные люди.
  • В настоящий момент в ЦКБ № 6 работают более 100 специалистов.
  • Хирурги больницы проводят около 70 % всех бариатрических операций в России. Обеспечивается бесплатное сопровождение пациента после операции (включая бесплатное лечение возникающих осложнений).
  • В штате — звездная команда травматологов и ортопедов, ведущий онколог и маммолог РАН В. В. Кавнецов.
  • Огромная база реабилитационных программ, проводимых отделениями физиотерапии, бальнеологии, водолечения и др. 
дзен.jpg

04.09.2018
|
Рейтинг (4.14)
Автор: Елена Смирнова. Фото: Анна Бернс

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Отвечайте на запросы журналистов — получайте упоминания в СМИ
Конкурсы
Гороскопы
Наши рассылки