Подпишись на нас в соц. сетях!

Не было ни гроша, да вдруг Lanvin: реальная история от Лены Лениной


Наш колумнист и автор 26 бестселлеров Лена Ленина живет между Парижем и подмосковным Завидово и знает много любовных историй своих европейских и российских состоятельных подруг. Все они не просто интригующие, но еще и весьма поучительные.

IMG-8149р_400.jpgОднажды прекрасным утром студент второго курса философского отделения Марсельского университета Морад делал пробежку по берегу моря. Остановившись в живописном месте, он приступил к отжиманиям. Но его спортивный энтузиазм отвлекала наблюдавшая за ним женщина в спортивном кабриолете. Голова женщины была покрыта платком, собственно, как у каждой четвертой жительницы Марселя. Но от всех остальных эту женщину отличала новая версия модели Porsche 911. У здешних дам, даже возраста его матери, это редкая роскошь. 

Монолог незнакомки

Модель престижного авто привлекала своими огромными «глазами», некоторые называют их «фарами», но Морад был уверен, что это глаза, которые смотрели на него так же внимательно, как и женщина за рулем. Когда их взгляды пересеклись, она ласково улыбнулась ему: «Вы напоминаете мне моего покойного сына. Морад вопросительно посмотрел на нее. А она, уловив его интерес, спокойно продолжала:

— Он попал под дурное влияние двух друзей, которые привили ему вредные идеи. Видимо, мы в семье не смогли научить его толерантности, любви к ближнему, правилам сосуществования с другими народами и интеллектуальному рационализму, поэтому он стал легкой добычей. Он не смог полюбить мир, и мир не принял его.

После довольно грустного монолога женщина протянула Мораду свою визитку и предложила позвонить ей на неделе. Она попросила его принять от нее в знак памяти о сыне пару дорогих костюмов, которые тот так и не успел надеть. Спустя неделю Морад все-таки позвонил. Не пропадать же костюмам. 

— Я так долго ждала вашего звонка, — обрадовалась женщина, — можете подъехать сейчас? — И она назвала адрес в одном из резиденциальных районов пригорода Марселя. Он согласился.

Погружение в роскошь

Приехав по указанному адресу, Морад увидел роскошный белый дворец. Ему открыл дворецкий и проводил через анфиладу гостиных. Роскошь дома и великолепие его убранства поражали. Cтены дворца были расписаны декоративными узорами, стилизованными под древнюю арабскую вязь, с характерными изящными линиями изгибов и точечных штрихов. Орнаменты с растительными мотивами покрывали поверхности стен, колонн и потолков. Повсюду лежали шикарные персидские ковры. Богатые, насыщенные и яркие цвета в убранстве дома поражали воображение. Фантастические узоры из золота, красной киновари, бирюзы и темно-синей лазури зачаровывали Морада. Дом был как музей: антикварные вазы, картины, изделия из слоновой кости и мраморные статуи стояли повсюду и украшали огромные залы. В одной из комнат с видом на красивый сад с фонтаном дворецкий оставил Морада. Спустя несколько минут в зал вошла та самая незнакомка в красивом розовом шелковом платье, похожем на те, что Морад видел по телевизору в дефиле дизайнера Elie Saab. Она показалась ему стройнее и моложе, чем тогда на пляже. Они обменялись традиционным приветствием. Затем женщина открыла дверцы огромного платяного шкафа и достала из него костюм в чехле.

— Примерьте, вам должно подойти по размеру, — сказала она, протягивая ему костюм и не отводя от Морада глаз. Он замешкался, потому что стеснялся переодеваться перед ней, но она не уходила и не спускала с него умело подкрашенных карих глаз. Морад помедлил, но все-таки решился и начал раздеваться. Ему было неловко за свое простое белье, но он преодолел себя и облачился в костюм. Она все это время наблюдала за ним. Когда он повернулся к ней, она взяла его за руку, подвела к огромному зеркалу и встала сзади. Костюм был удивительно хорош. Тончайшей шерсти, модного покроя и нежного жемчужно-серого цвета. Таких Морад еще не носил, наверное, он должен стоить сотни три или четыре.

— Это Lanvin, я заплатила за него 5000, — как будто прочла его мысли Амира, — он вам очень идет. — Она подошла ближе и обняла его сзади, поглаживая натренированное стройное тело юноши своими ухоженными руками, унизанными дорогими перстнями, повернула его к себе лицом, приблизила свое лицо к его губам и... страстно поцеловала.

Попался в сети

Амира, так звали женщину, оказалась очень опытной в вопросах, в которых Морад действовал, лишь повинуясь зову природы. Она отлично знала, что не только губы и язык у мужчины весьма чувствительны, но и мочки ушей, и кожа за ушами, а еще брови и ресницы. Она прекрасно знала, что на лице мужчины гораздо больше нервных окончаний, чем на руках и ногах, поэтому помассировала Мораду виски, прошлась по лицу кончиками пальцев, запустила руки в его шевелюру и нежно перебирала волосы на затылке. Морад зажмурился от удовольствия, как кот, которого гладит любимая хозяйка. Опытная Амира умела прикосновениями завести мужчину так, чтобы он работал, как батарейка из рекламы, на полную мощь… Cпустя час молодой человек вышел из комнаты с двумя костюмами в чехлах. 

Морад и его команда

Так началась его новая жизнь, полная удовольствий, подарков, красивой одежды, деликатесов и наличных денег. Единственной платой за все это было его молодое тело. Морад знал, что Амира замужем, но он никогда не видел ее супруга. Впрочем, и других обитателей дома он никогда не видел тоже. Кроме дворецкого. Каждый раз к его приходу невидимая прислуга накрывала в комнате красивый стол с яствами и стелила постель. Однажды Амира обратилась к Мораду с необычной просьбой. Она попросила его найти ее подругам таких же смышленых и симпатичных парней для плотских удовольствий. Морад рассказал о ней и ее просьбе своим товарищам по университетскому общежитию, и, к его удивлению, все трое согласились. Оказывается, они давно уже завидовали его новому образу жизни, модной одежде и cвободным деньгам. У четверых друзей началась веселая жизнь. Все были довольны. Но один случай нарушил течение разгульной жизни.

Слезы раскаяния

Как-то Мораду понадобились деньги на страховку новенького Renault Twingо, который подарила ему его высокопоставленная подруга. Он по обыкновению попросил их у Амиры. Она предложила ему заехать за конвертом к ней домой, но предупредила, что дома будет ее муж.

— Не волнуйся, глупыш, — успокоила Амира его, — я все продумала. Я скажу ему, что ты сын моей подруги, которой я должна передать маленький долг за то, что она как-то рассчиталась за меня в бутике. 

Когда Морад приехал, ему открыл супруг Амиры, респектабельный седой человек возраста его отца, и любезно пригласил в гостиную. Господин вежливо расспрашивал Морада о его жизни, называл ласково «сын мой» и рассказывал о своих собственных студенческих годах. Он дал Мораду множество полезных советов, порекомендовал не нарушать религиозные заповеди и пообещал помогать ему в трудных ситуациях. Потом вышла Амира и протянула конверт с деньгами Мораду: «Передай, малыш, это своей матушке. До скорой встречи!» — она улыбнулась Мораду, и ему вдруг стало не по себе. Когда, прощаясь, муж Амиры протянул ему билет в 500 евро и сказал по-арабски: «Студент должен научиться терпеть нужду», Морад почувствовал себя еще хуже. Выйдя из красивого дома и пройдя несколько метров, он сел на землю и заплакал. Ему было очень стыдно.

Покончить навсегда

Сколько он так просидел, он не помнит, а потом пешком, оставив Twingo перед домом Амиры, вернулся в общежитие и заявил друзьям, что больше никогда не вернется в тот дом. Друзья решили, что у него временная депрессия и что он придет в себя и одумается. Они не могли понять, как можно отказаться от красивой машины, модной одежды и кучи денег, когда и надо-то всего ничего — пару раз в неделю заняться любовью с немолодой, но ухоженной и приятно пахнущей женщиной. Ho Морад сдержал-таки свое слово и даже переехал в другую комнату общежития к двум «ботаникам». 

Правда, это мало что изменило в жизни студентов: многие из них по-прежнему соглашались на торговлю телом ради куска хлеба с сыром халуми... 

Читайте также: Лена Ленина — о том, как избавиться от альфонса с помощью анекдотов про блондинок
16.07.2019
|
Рейтинг (3.44)
Комментарии

KIZ рекомендует
Загрузка...
Конкурсы
Гороскопы
Наши рассылки