Подпишись на нас в соц. сетях!

Психологический возраст женщины


Многие предпочли бы убрать из паспорта год рождения. Официальный возраст часто не соответствует цифре‚ записанной в душе‚ — психологическому возрасту. Он может быть больше или меньше реальных лет‚ и именно этому показателю мы стремимся соответствовать и во внешности‚ и в стиле‚ и в поведении‚ и в выборе партнера. Так сколько лет той‚ что смотрит на нас из зеркала?

 ы.jpg

О самовосприятии: взрослые и дети
Каждый родитель сталкивался с «качелями» в детском самовосприятии. То «я уже большой!», когда хочется пойти с папой на рыбалку или лечь спать попозже. А то «я еще маленький!», когда навалилась усталость или надо делать что-то нужное, но неприятное. Не каждый родитель умеет гибко отреагировать на такие колебания и позволить ребенку быть разным, примерять разные ощущения. Это означало бы дать ему почувствовать и родительскую поддержку, и строгость — когда мама, например, все-таки отправляет ребенка спать, хотя ему хочется посидеть со взрослыми. Нередко родителю самому трудно отрегулировать свое поведение, и для удобства ребенка загоняют в какую-то определенную роль. Либо оставляют на положении вечно маленького, который ни на что не способен сам, либо лишают детства, слишком рано и бесповоротно выталкивая в позицию взрослого и ответственного. «Мне было четыре года, когда родилась сестра, — рассказывает Дарья. — Отца не было, мама много работала, и мне приходилось присматривать за сестрой, кормить ее, переодевать. А от мамы я все время слышала: «Ты уже большая, делай, что нужно!» Потом мне было удивительно слышать от других людей, что дети в четыре года считаются маленькими и беспомощными».

Взрослые так или иначе транслируют свое отношение к этапам жизни, противопоставляя детство и взрослость на определенный манер. Например, мама запрещает есть сладости со словами: «Я лучше знаю, что полезно или вредно. Вот вырастешь, тогда будешь делать что хочешь!» А папа, собираясь зимним утром на работу, с завистью говорит играющей дочке-дошкольнице: «Да-а, вот вырастешь — уже не сможешь делать что хочешь!»

Родительские проблемы и комментарии подталкивают ребенка быстрее расти или, наоборот, никогда не взрослеть. Спустя годы старшая, вечно ответственная сестра становится «мамочкой» для своих беспечных коллег и друзей, присматривает за ними, помогает или поучает. Серьезная отличница, которой доброе слово доставалось исключительно за оценки, прячется в футляр бесполого делового костюма и презирает все женственное — наряды, разговоры, сексуальность. А другая «девочка», даже достигнув пенсионного возраста, наивно хлопает глазками, носит мини-юбочки, отказывается замечать возрастные перемены в теле и не желает ни за что отвечать.

 Мнение эксперта
Анастасия Кондаурова: «Человек стремится жить в том психологическом возрасте, который ему наиболее комфортен. Дядя Федор из мульт­фильма уехал в Простоквашино потому, что чувствовал себя взрослее своих родителей, а Сальвадор Дали и в старости мог скакать верхом на стуле, как маленький мальчик. Формирование внутреннего возраста зависит от многих причин. От характера и темперамента: медленные, спокойные люди кажутся более степенными и взрослыми, чем быстрые и подвижные, и окружающие обращаются с ними соответственно, подчеркивая этот выбранный возраст. От внеш­нос­ти: мы мысленно накинем высокому полному человеку несколько лет. От отношений с родителями в детстве: дети, у которых они были очень хорошими, часто хотят оставаться маленькими, а те, которым жилось трудно, конфликтно, могут стремиться поскорее повзрослеть и устраивать жизнь самостоятельно.
В течение жизни мы проходим несколько важных точек, когда внутренний возраст имеет шанс корректироваться. Эти точки — начало и окончание школы, выход на работу, свадьба, рождение и взросление детей, внуки, пенсия. Переход из одного возраста в другой бывает более или менее гармоничным, приносит дополнительные ресурсы, внутренний комфорт и мир с самим собой — как у несравненных Мерил Стрип или Софи Лорен. А может стать одним из самых травматичных переживаний в жизни, особенно когда ассоциируется с угасанием, пугает, злит. Тогда и молодежная одежда не спасает, а старушки в мини-юбках и старички в шортах выглядят не весело, а скорее напоминают персонажей «Сказки о потерянном времени». Злые волшебники мечтали превратиться в молодых, и у них это получилось внешне, но внутри они остались недовольными, склочными и противными».

 

Вечная девушка
Психологи, работающие с психосоматическими проблемами, часто сталкиваются с тем, что тело берет на себя выражение переживаний, которые сознательно не поняты или слишком болезненны. Один из нечастых и в то же время типичных случаев — история девочки, которой было почти 16 лет, а выглядела она примерно на 10. Половое развитие не началось, даже рост остановился, хотя никаких проблем со здоровьем врачи не обнаруживали. Психологу удалось разгадать загадку. У девочки были младшие сестры, которых мать очень любила. В семье часто повторяли: «Маленькие детки — маленькие бедки», «Как жалко, что ты вырастешь и уедешь», «Как же я люблю малышей» — и так далее. Взросление же рисовалось старшей сестре, соответственно, как время больших бед и потеря материнской любви — вот она и остановила бессознательно свое развитие, чтобы оставаться маленькой и любимой, как младшие.

Не всегда психологические факторы настолько затрагивают развитие, хотя задержка роста у детей из-за нарушенных отношений — явление распространенное. Многие женщины, находясь в нормально растущем, развитом, зреющем и даже стареющем теле, сохраняют имидж девочки, малютки. Самоощущение заставляет вести себя по-детски, а там и вторичная выгода появляется — например, получать желаемое без усилий, избегать ответственности, за счет имиджа безобидной малышки побеждать в интригах.

Однако одно дело, когда мы играем ту или иную роль и прекрасно осознаем свое кокетство. Другое — когда внутренняя девочка берет верх, выходит из-под контроля и занимает все пространство души. Она трогательно непрактична, придумывает спонтанные оригинальные идеи, излучает энтузиазм и заражает им окружающих — это так вдохновляет! А с другой стороны, она как будто бы все время чего-то ждет: вот пройдет немного времени — и наступит настоящая жизнь. Это фактически мысли подростка, застрявшего в преддверии взрослости, и образ Пуэллы (от лат. Puella — девушка), вечной девственницы, психологически соответствующий 14–17 годам. Может быть, это приятно — в 45 чувствовать себя такой незрелой ягодкой. Однако вместе с оригинальностью и живостью Пуэлла отягощает личность совсем другими дарами — невозможностью контакта с настоящими переживаниями, нуждами и проблемами. Почти наркотической потребностью в новых ярких эмоциях — и их зачастую ищут не в мирных путешествиях и развлечениях, а в ссорах, изменах, мучительной зависти к взрослеющим детям. Ощущением того, что это все временно, и бесконечным неудовлетворенным ожиданием чего-то истинного. В итоге временная жизнь оказывается единственной и заканчивается, не начавшись.

Мнение эксперта
Анастасия Кондаурова: «Вечная Пуэлла — женщина, которой легко жить в молодые годы и сложно достичь гармонии с собой по мере взросления. Взросление приходит с принятием ответственности за свою жизнь. Пуэлла стремится скорее к обилию чувств и ярких красок. Этот захватывающий образ формируется в отношениях с отцом, и такая женщина будет воплощать их деформацию в дальнейшем. Если папы не было или он появлялся крайне редко, она создаст на его месте романтический образ, прекрасный, но нереальный. Она будет проживать отношения с ним, как Ассоль из «Алых парусов», терпеливо ожидая его сказочного появления и не очень обращая внимание на происходящее в реальности. Ей будет сложно строить отношения с реальными мужчинами, которые не владеют парусами из шелка и вполне физиологично присутствуют в жизни. Если папа видел в дочке воплощение своей мечты об идеальной женщине (мягкой, податливой, хорошенькой, всегда веселой), женщина будет воплощать его мечту, невзирая на свои потребности и особенности и не получая настоящей помощи. Если отношения с папой были внешне красивыми и романтическими, но при этом он не обращал внимания на настоящие чувства и личность дочери и не оказывал ей поддержки, Пуэлле будет сложно заниматься карьерой и доводить задуманное до конца. Она будет как бы не вполне реализована в пространстве, останется прекрасным эскизом, наброском, фантазией. Если же отец был маргинальным персонажем или, напротив, крайне успешным, дочь может бунтовать против него, воплощая идею и энергию противостояния, но не идеологического, а протестного: не за идею, а против лично ее носителя».


Здравствуй, старение
Переход к зрелому и пожилому возрасту проходит легче у тех, кто с детства считал себя старше ровесников. Наконец-то можно соответствовать своему внутреннему содержанию, по праву давать мудрые советы и опекать тех, кто младше не только по сути, но и по возрасту. Легче остальных у них получается принимать признаки старения и смириться с тем, что не получилось и уже не сбудется. Им удается не бояться этих перемен, как героине рассказа Татьяны Толстой «Вышел месяц из тумана»: «Стали нравиться серые пуховые платки, стала придирчивее выбирать обувь: не груба ли колодка, не намнет ли косточку? Ходила в гости к старухе Моршанской, разглядывала гомеопатические коробки: сульфур йод, сальвия, гамамелис».

Те же, кому нравилось чувствовать себя вечно юными, уже после 30 вступают в борьбу — прежде всего с телом, которое подвержено возрастным изменениям обмена веществ и уже не умеет легко избавляться от лишнего веса, как это удавалось в молодости. А также с образом старушки, норовящим возникнуть в зеркале. Психодраматист Екатерина Михайлова в статье «Молодые старые: время необозначенного перехода» пишет: «Думать в 40 и тем более в 50 лет о вариантах будущего не очень хочется. Кажется, что легче двигаться с закрытыми глазами, пытаясь сохранить имеющееся. Но дело в том, что если стараться только сохранить, постепенно теряя, то будущего у нас нет». Так можно уйти в прошлое и питаться лишь воспоминаниями, обесценивая происходящее сейчас. Начав с борьбы, мы сдаемся в плен фантазии, отказываемся от реальных чувств, мыслей, тела и стараемся законсервировать прежние желания и внеш­нос­ть, одеваться в молодежные вещи и напряженно верить в мечты юности.

Книги из серии «Возраст счастья» Владимира Яковлева уводят от пессимизма в духе «Мне скоро столько-то лет, и значит, все кончено». Однако и неестественным оптимизмом не отравляют. За каждой историей о том, как человек на склоне лет стал про­фес­сионально танцевать, создал семью или успешный бизнес, стоят конкретные обстоятельства, багаж возможностей и условий. Кому-то с детства достались любящие родители, свобода мысли, мирное небо над головой, полноценное питание, возможности для образования и про­фес­сиональной самореализации. А кому-то — нездоровая атмосфера в семье, болезни или дискриминация. Исходя из того, что каждому было дано — как в задачке по арифметике, — в усилиях и пройденном пути и должен оцениваться успех. Не абсолютные, а относительные, индивидуальные результаты, трудолюбие и опыт. Печаль признается, но не затмевает и не обесценивает радости за удавшееся. Это не просто утешает, а подчеркивает ценность прожитого и удовольствие зрелости.


Мнение эксперта
Анастасия Кондаурова: «В нашей культуре женщину поощряют быть юной как можно дольше. Обычно мысли о возрасте приходят после 30, когда появляются или подрастают дети, и у женщины может впервые возникнуть вопрос, как она выглядит на фоне молоденьких девушек. Это своего рода перекресток: налево пойти — возраста бояться, направо пойти — чужого мнения бояться, прямо пойти — себя найти. Старушка в хипповом прикиде будет выглядеть странно, если только, заговорив, не окажется вдруг в гармонии с этим самым прикидом.

Гармония — штука сложная, и она скорее про ощущение внутреннего мира. В каждом возрасте есть своя суть, дающая силу. Чем старше ты становишься и чем старше становится твое тело, тем больше внутри тебя опыта и пространства для мудрости. Их сплав удивительным образом может повлиять на внеш­нос­ть женщины. Чем гармоничнее она проживает возраст внутри себя и пользуется плодами зрелости, тем свободнее и красивее выглядит снаружи, и многие женщины выглядят привлекательнее в 40 лет, чем были в 17. Это именно то, о чем говорила Коко Шанель в своем знаменитом афоризме: «В 20 лет у вас лицо, которое дала вам природа, в 30 лет у вас лицо, которое вылепила вам жизнь, а в 50 у вас лицо, которое вы заслуживаете».

Зрелость заключается и в способности найти футляр, оправу для своих эмоций. В отличие от подросткового желания получать любовь с возрастом приходит умение дарить ее. Поэтому взрослая женщина привлекает умением вести себя с достоинством, заботиться о других и о себе, а также спокойным принятием того факта, что все люди разные, и это никак
не нарушает твоего права быть собой. Возраст ограняет человека, как алмаз, если мы не сопротивляемся и позволяем себе превратиться в драгоценность». 

07.09.2015
|
Рейтинг (3.3)
Источник:

Назад

KIZ рекомендует
Гороскопы
Конкурсы
Наши рассылки