Подпишись на нас в соц. сетях!

Карина Андоленко: «Жизнь прекрасна»


Умница и красавица, актриса Карина Андоленко легко справляется с любой ролью, верит в карму и, похоже, знает, в чем секрет счастливой жизни.

красотаиздоровье3235-final_400.jpgКарина, над чем вы сейчас работаете? Что ждать вашим поклонникам в ближайшее время?

К. А.: Совсем скоро на Первом канале выйдет проект «Чужая кровь» режиссера Ольги Субботиной. Эта картина о том, что на чужом несчастье счастья не построишь. И если человек совершает ошибку и не раскаивается, дальше жизнь воздаст сполна не только ему, но и его потомкам. Моя героиня на протяжении нескольких десятилетий сталкивалась с ревностью, изменами, отчуждением, предательством и враньем, но сохранила веру в людей и человечность.История получилась кармической, и развязка у нее очень интересная. Мне очень повезло с партнерами на этом проекте, и мы все подружились. В сериале снимались: Виктор Добронравов, Павел Баршак, Артем Ткаченко, Лаура Кеосаян, Екатерина Кузнецова, Александра Бортич. Каждый из нас прожил на проекте целую жизнь: в начале фильма нашим героям по 20 лет, а в конце — 70! Каждое утро все актеры вставали ни свет ни заря, приезжали на площадку за два-три часа до сьемок и работали с художниками пластического грима. Это был очень интересный опыт, благодаря которому мне немного удалось заглянуть в будущее и увидеть, какой я могу быть лет через 40! Также скоро выйдет 16-серийный фильм «Желтый глаз тигра» режиссера Марка Горобца. Работать с Марком очень интересно, он дает возможность актеру открыть в себе новые актерские грани и сыграть то, что до этого никогда еще не играл, он доверяет актерам и умеет создать на площадке очень теплую атмосферу. Мы все бежали на съемки как на праздник. У меня были замечательные партнеры: Рома Курцин, Маша Шерстобитова, Максим Костромыкин, Виталий Кищенко и Паша Прилучный. Этот фильм — история об одноклассниках. Вначале картины это дружные ребята, добрые, мечтающие создать что-то прекрасное и связать свою жизнь с янтарем. Но янтарный бизнес превращает их в хладнокровных дельцов, не гнушающихся ни воровством, ни убийством. И моя героиня — как раз одна из тех, кто ради бизнеса потерял себя, превратившись в «янтарную королеву», которая вместе с мужем держит весь город в страхе. Но ей все-таки приходится выбирать — либо человечность и любовь, либо деньги и власть. Что она выберет, зритель увидит сам. 

Что касается театра, то уже пять лет я служу в Московском губернском те- атре. В конце прошлого года мы выпу- стили спектакль «Вишневый сад» в по- становке Сергея Безрукова, где я играю Раневскую. Она еще молода, ей необходимо любить и быть любимой, но, к сожалению, у нее слишком искаженное восприятие любви, как и у других героев этой пьесы.

Для меня это спектакль о наших пороках, о том, что мы сами разрушаем любовь и все самое дорогое, а потом оплакиваем, потеряв все, так и не осознав, почему потеряли. Лопахина у нас играет Антон Хабаров, с которым мы сейчас снимаемся в картине для Первого канала «Отчим» режиссера Сергея Гинзбурга. Еще меня можно увидеть в спектаклях «Нашла коса на камень» по пьесе «Бешеные деньги» Островского, «Высоцкий» и «Сирано». С «Сирано» мы поедем в ноябре на гастроли в Ригу и Таллин, давно мечтала там побывать. А в сентябре открываем театральный сезон гастролями в Астрахани.

Вы верите в карму?

К. А.: Да, я верю. Я знаю, что все в жизни не случайно. Любой человек, любое событие в жизни — это наша проверка и возможность стать лучше. Поэтому очень важно, как мы воспринимаем окружающий мир. Мне кажется, очень важно быть открытым и благодарным к окружающим и миру.  

Вы снимаетесь в кино и играете в театре. Что больше по душе и больше приносит удовольствия? 

К. А.: Мне кажется, здесь нельзя сравнивать, потому что театр и кино — это как мама и папа. Вы одинаково любите маму и папу. Я люблю театр за репетиционный процесс, за возможность оттачивать мастерство, за встречу со зрителями, кроме того, это отличная проверка артиста. Вот, например, у меня некоторые спектакли длятся по четыре с половиной часа. Ты выходишь на сцену и находишься один на один со зрителем. Тебя не спасет ни монтаж, ни музыка, ни свет. Есть ты, партнер и зритель. Здесь и сейчас. Или у вас с партнером получается увлечь зрителя и повести за собой, или нет. Артисту необходим живой зритель, чтобы развиваться в профессии. При всем этом я очень киношный человек, киношный на все триста процентов! Очень люблю кино! Очень зависима от него. Лично для меня это праздник, особая атмосфера, возможность уехать в какой-то город, в котором ты бы сам никогда не оказался, возможность поработать с новыми людьми, набраться опыта. Это происходит абсолютно всегда, даже если на проекте ты или уже работал с кем-то из актеров, или учился. Во время съемок словно возникает особый мир, в другом измерении, вы на время становитесь как творческая семья, одним целым, на каждой съемочной площадке своя атмосфера, на съемках ощущается неповторимость момента. Кино дает мне возможность вдохнуть глоток свежего воздуха, особое вдохновение. Но ­театр нужен, потому что ты в нем копишь, оттачиваешь мастерство, а в кино выдаешь то, чему научился в театре. Потому что в кино совершенно другой ритм, ты должен успевать быстро адаптироваться и делать то, что от тебя хочет режиссер, оператор. Если нет театра, останавливаешься в развитии. В кино нет столько времени, ты должен быть готовым и хватать все на лету.

красотаиздоровье2988-2web.jpgА как вам удается запомнить такое колоссальное количество текста?

К. А.: Это натренировано уже годами. Во время выпуска спектакля у нас есть период читок, и потом, когда мы выходим на сцену, маленькими кусочками заучиваем тексты, у нас это называют «вбить в ноги», а вообще это так же, как с прессом, чтобы он был, надо качать его, так же и с памятью. 

А как вообще вы боретесь с собой, если, скажем, нет настроения? Бывает ли такое, что вы проснулись утром и понимаете, что плохо себя чувствуете. Что делаете в таких случаях?

К. А.: Я жизнерадостный человек. Если честно, со мной такое бывает крайне редко. Очень люблю свою профессию, мне в ней интересно, а когда человеку интересно, он меньше устает. А вообще, есть одна злая актерская шутка: «Отменить спектакль можно только в том случае, если есть справка из похоронного бюро, что артист уже в другом мире отдыхает, но для гарантии желательно, чтобы усопший принес ее лично в театр».

В театре, в кино никто никого не заставляет, в любой момент ты можешь сойти с дистанции, но зачем? Я привыкла к бешеному графику еще с института, во время учебы мы работали на износ, и только на четвертом курсе я узнала, что в Москве есть другие улицы, помимо Тверской. Благодарна за это своим педагогам, потому что, мне кажется, в этой профессии как раз самое важное — уметь превозмогать свою усталость и идти навстречу сложностям, тогда ты развиваешься. Мне нравится много работать, во мне много энергии, и, если я ее не израсходую, мне становится не по себе. Я стопроцентный трудоголик. Понятно, что все мы живые люди, но это такая профессия. Конечно, бывают дни, когда я понимаю, что нахожусь уже на пределе и работа идет мне в ущерб. В такие моменты я беру себя в руки, дожидаюсь завершения проекта и улетаю на море. Либо просто закрываюсь дома и несколько дней подряд смотрю кино или читаю книги, встречаюсь с друзьями, гуляю по Москве, хожу в музеи, на выставки, делаю курс массажа. А еще очень восстанавливает силы баня и кедровые бочки, я совсем недавно для себя их открыла.

Кто ваш главный критик и как вы относитесь к критике в целом?

К. А.: Слава Богу, во мне есть самоирония, поэтому к критике я отношусь адекватно. Если честно, людей без самоиронии даже немного побаиваюсь, считаю, что слишком серьезно к себе относиться нельзя. Мне кажется, юмор и простота спасут мир. Надо себя уважать, принимать, но и не забывать уважать и принимать окружающих, важно научиться понимать то, что мир не должен крутиться исключительно вокруг нас. Это нормально, если я кому-то не нравлюсь или кто-то не нравится мне. Другой вопрос, что я не вправе осуждать человека, если он мне не нравится или я не нравлюсь ему. Но это не означает, что нужно просто сложить руки и сдаться, самое важное, мне кажется, это баланс в жизни, баланс легкости и ответственности. Наша профессия достаточно субъективна. Большинство людей привыкли к тому, что только осязаемые вещи имеют ценность. А какие-то самые важные вещи на свете — любовь, дружба, доверие — они неосязаемы. Моя профессия также неосязаема, как бы пафосно это ни звучало. Когда-то я переживала, что могу кому-то могу не понравиться. А сейчас понимаю, что я не солнышко, не могу всех обогреть. Всегда найдется кто-то, кому я не нравлюсь. И это нормально. Мне кажется, если и доказывать что-то, то только самой себе. Каждый день пытаться стать лучше, осознанней, чем была вчера, — для меня это самое важное. Надо быть честной перед собой, мы сами всегда про себя все знаем, могли бы мы лучше, честнее, получилось у нас это или нет. При этом, безусловно, мне важно мнение моих коллег, педагогов, друзей и мамы.

Если бы вы были критиком и вам предложили оценить ваши работы, какой  проект бы выделили?

К. А.: Когда я приняла решение выбрать эту профессию, мой педагог мне сказала: «В тот момент, когда тебе покажется, что ты в профессии всему научилась, уходи, значит, ты потеряла в себе самое ценное». Я за это и люблю свою профессию, потому что в ней можно бесконечно развиваться. В нашей жизни нет ничего постоянного, то, что мне нравилось еще вчера, сегодня может уже не нравиться, каждый раз, когда я смотрю свои картины, думаю, что можно было бы сыграть по-другому, лучше. Я вообще очень критична по отношению к себе. Есть любимые проекты, в которых совпало то, чем мне хотелось поделиться со зрителями, то, что мне было важно им сказать, благодаря которым мне удалось понять что-то про себя, что-то переосмыслить, получить новый опыт. Я вообще отношусь к ролям как к подсказкам свыше. Ни одна роль не приходит просто так. Все для чего-то. Иногда роль дает возможность посмотреть на себя со стороны и, только ее проиграв, вдруг осознаешь, что совершаешь такие же ошибки, как твоя героиня, или, наоборот, движешься в правильном направление, опять же, как твоя героиня. Но чтобы сказать: «Вот, ребята, это моя вершина — такого нет».

красотаиздоровье3056-3.jpgА какая она, ваша вершина, которой вы бы хотели достичь в карьере? К чему стремитесь?

К. А.: Я стремлюсь к человечности, к осознанности, духовному росту. Верю в то, что мир волшебный. Но волшебным мы должны его делать сами. У одного из моих любимых авторов, Коркондии Антаровой, в книге «Две жизни» есть фраза: «Чудес не бывает, бывает знание». Я учусь относиться к жизни как к какому-то большому знанию, считаю, что нас в жизни где-то там наверху ведут, что любая роль приходит не просто так, что любая ситуация в жизни не приходит просто так, что не бывает случайных людей. Это какие-то подсказки свыше, как уроки. Важнее людей и эмоций в жизни нет ничего. И когда ты своей ролью достучишься до кого-то и, может быть, улучшишь настроение или даже сохранишь семью, то что может быть прекрасней?!

Вы изначально стремились учиться в Школе-студии МХАТ. Почему именно там?

К. А.: Сама не знаю, если честно. Может, это судьба? Я с шести лет занималась в музыкальной школе и привыкла к тому, что свободного времени у меня практически не было, а потом, когда закончила музыкальную школу, решила пойти в театральный кружок, чтобы заполнить время, и так увлеклась, что меня уже было не остановить. Мама, увидев, как у меня горят глаза, подарила мне на 13-летние полное собрание сочинений Станиславского. Я прочла их за неделю, читала и днем и ночью, не могла остановиться, конечно, многих вещей я не осознавала, но в тот момент я почувствовала, что хочу связать свою жизнь с этой профессией и учиться только в Школе-студии МХАТ. И не разу об этом не пожалела.

Если бы вы не стали актрисой, то кем?

К. А.: Я стала актрисой потому, что никем другим себя не чувствую и не представляю, если честно. 

Где вы восстанавливаете силы? 

К. А.: Мое место силы — это моя семья и мои друзья, никто лучше меня не восстановит. Ну и, конечно, это солнце, море или океан. В прошлом году в декабре я впервые побывала на Мальдивах и за десять дней восстановила силы так, что могу теперь работать год без остановки. Еще очень люблю хорошие книги — они тоже меня восстанавливают.

А что читаете?

К. А.: Мне очень нравится «Щегол», нравится, как пишет Донна Тартт. Люблю Конкордию Антарову, прочла цикл ее книг под названием «Две жизни» и сейчас хочу перечитать еще раз, потому что это произведение из числа тех, которые нужно перечитывать, в которых каждый раз открываешь для себя что-то новое. Недавно дочитала «Тонкое искусство пофигизма» Марка Мэнсона — эта книга мне очень понравилась, хотя вначале раздражала, показалась мне грубой и злой, но, преодолев первую главу, просто влюбилась в нее. Там он пишет о том, что важно всю жизнь расти и развиваться и уметь принимать свои сильные и слабые стороны, перестать думать, что где-то там в будущем, когда мы похудеем, когда станем более успешными, когда найдем новую любовь, только тогда станем счастливыми. Книга о том, что это не работает. Только если стать счастливым здесь и сейчас, жизнь подарит нам новую работу, мужчину мечты и все, что есть в вашем списке желаний. Все работает только через осознание и принятие. Нужно становиться счастливыми здесь и сейчас. Так что книгу рекомендую, «проглотила» ее за несколько дней. Также на очереди книга Гузель Яхиной «Дети мои». Мне подарили ее на спектакле, обязательно прочитаю.

красотаиздоровье3171-final.jpgА насчет соцсетей что скажете? Вы активный пользователь?

К. А.: Я не ярый их фанат, бывают периоды, когда забываю о «Фейсбуке», «Инстаграме» и прочих соцсетях. Даже периодически устраиваю недельные детоксы от гаджетов, когда принципиально не заглядываю в ленту и общаюсь исключительно вживую с людьми. Но при этом понимаю, что это часть моей профессии, и делиться проектами, над которыми работаем, вести репортажи со съемочных площадок нужно. А еще, конечно, это удивительное время, когда у тебя есть прямая связь со зрителем, есть возможность общаться с ними. Это плюсы социальных сетей. Поэтому я стараюсь учиться сосуществовать с этим быстротечным технологичным миром. Но несмотря на соцсети, все же большее количество времени стараюсь уделять реальному общению.

Как вы относитесь к пластической хирургии?

К. А.: Я против каких-либо крайностей. Когда мы доходим до них, неважно, в чем, — будь то работа, семья, дружба, косметология, — это ни к чему хорошему не приводит. Если человек хочет в себе что-то исправить и от этого станет счастливее, если он будет ощущать себя увереннее, то почему нет, это его выбор и его право. Я не против. Главное, чтобы была гармония внутри, это самое лучшее омолаживающее средство, мне кажется. Но когда это превращается в какое-то заболевание и человек делает по десять операций и ему хочется еще, тут, наверное, надо обращаться уже к другому доктору, не к хирургу. Потому что это уже как раз работа психолога. Но в целом я не против, любая женщина хочет сохранить свою красоту и молодость, и это нормально, так почему не воспользоваться передовыми технологиями в косметологии. А вообще, достойно уважения, когда женщина ухаживает за собой и выглядит хорошо. 

Как вы ухаживаете за собой, какие салонные процедуры делаете для поддержания красоты?

К. А.: Очень люблю кислотные пилинги. У меня аллергенная, чувствительная кожа, но есть один проверенный пилинг — Wiqo. Это мое спасение. Кожа после него шелковистая, и даже многочасовые съемки с гримом и световыми приборами она после этого пилинга переносит легче. Также люблю базу для лица Embryolisse. О ней узнала от одного художника по гриму на съемках. И просто влюбилась в этот крем. Средство можно наносить и как базу, и как ночную маску, и как крем для рук, и даже как молочко после бриться. Это французская косметика, которая продается в Европе в аптеках. В Москве тоже ее можно купить. Теперь это мое любимое средство на съемках. Кстати, этот крем придумали для топ-моделей после десятидневных показов для восстановления кожи. Еще очень люблю тканевые маски и патчи, обожаю массаж лица, стараюсь при любой возможности благодарить кожу за то, что она многое мне разрешает и терпит грим. Ну и не без здорового питания. Потому что здоровая кожа — это отражение внутренних органов. Поэтому важно поддерживать свой организм изнутри. Я стараюсь пить витамины курсами, раз в полгода пропиваю рыбий жир, в жидком виде витамины для кожи и волос. В последнее время влюбилась в марку Kevin Murphy — она удивительным образом восстанавливает волосы. Еще из недавних любимчиков мне понравилась венгерская марка Omorovicza, в ней много хороших средств, например, тоник на основе ромашки, после него кожа дышит и выглядит напитанной и мягкой.

KIZ-блиц

  • Любимое место отдыха? Неважно, лишь бы был океан
  • Любимый аромат? Vanille Absolu Montale
  • Любимый фильм? «Жизнь прекрасна»
  • Привычки с детства? Сладкое
  • Что сейчас читаете? Антарову, «Две жизни»
01.10.2018
|
Рейтинг (3.56)
Автор: Дарья Стерн. Фото: архив пресс-службы

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Отвечайте на запросы журналистов — получайте упоминания в СМИ
Конкурсы
Гороскопы
Наши рассылки