Подпишись на нас в соц. сетях!

Вера Брежнева: «Человек должен быть счастлив сам по себе»


Вера Брежнева излучает гармонию и счастье. Чтобы почувствовать этот позитивный заряд, достаточно послушать пару ее песен. Но за широкой улыбкой и искрящимися глазами стоит серьезная работа над собой. «Нет предела совершенству», — говорит Вера и откровенно рассказывает, почему защищает личную жизнь от журналистов, не ходит по магазинам и строго воспитывает дочерей.

Вера-Брежнева.jpg

Давайте сразу начнем с важного. Каких новых проектов, премьер стоит ждать вашим поклонникам в ближайшем будущем?

В. Б.: Скоро в эфире появится новый проект «Успех» на телеканале СТС, в котором я буду ведущей. Это очень интересный формат, где у героев шоу не будет продюсера, ментора, в общем, человека, который поведет за собой. «Успех» раскроет, кто они есть на самом деле, насколько талантливы, насколько харизматичны, насколько круты, в конце концов. Это шикарная площадка для того, чтобы показать себя.

Вы много работаете, а есть у вас планы на предстоящие новогодние праздники?

В. Б.: Новогодние праздники уже много лет я провожу в кругу семьи. С семейными новогодними традициями, включая салат оливье. Этот год не будет исключением.

У вас две дочери, сестры, племянницы. Представляется такой уютный, узкий круг принцесс, где девочки обсуждают свои дела и куда мальчикам вход запрещен.

Вам всегда было комфортно в таком женском царстве?

В. Б.: Да, мне всегда было комфортно в нашем женском царстве, даже сложно представить в нем мальчиков. Хотя, когда я была маленькой, мне хотелось, чтобы у меня был старший брат, но, когда выросла, поняла, что старшего у меня уже не будет, а младший так и не появился.

Отношения с девочками у нас очень близкие и теплые. И да, у нас есть свой узкий круг принцесс, куда мальчикам вход запрещен.

Какие отношения у ваших дочек? Как вы считаете, всегда ли сестры могут действительно дружить или иногда это совершенно разные люди, которым лучше и не общаться?

В. Б.: С сестрами в детстве у меня были хорошие отношения, но, естественно, как и в любой семье, случались и разногласия, мне кажется, это все является гармоничным развитием, потому что таким образом мы учимся общаться с людьми, и именно в семье начинается эта практика. Мы жили по два человека в комнате, я с одной младшей сестрой, а Галя, моя старшая сестра, с другой. Иногда комнаты и команды, в них живущие, разделялись на лагеря, друг с другом соревновались, устраивали игры и показы мод. В основном мы были дружны, поддерживали друг друга, никто никогда никого не сдавал, не жаловался родителям.

По поводу дружбы сестер, мне кажется, это зависит от того, какое у детей воспитание, какие отношения с самого детства в семье. Мама растила нас в любви. Это самое главное. Конечно, нет такого, что сестры обязаны дружить, но вообще получается, сестра (если исключить родителей) — это самый родной и близкий человек. Поэтому я в первую очередь заинтересована в том, чтобы у меня с сестрами были хорошие отношения. Люблю их, они мои близкие люди.

Общение с мамой очень важно для ребенка, ведь это его первые отношения в жизни, которые во многом определяют дальнейшее развитие. Какие у вас были отношения с мамой раньше и какие теперь? Сейчас, когда вы уже взрослый человек, видите ли вы, как отношения с мамой повлияли на вашу жизнь?

В. Б.: В большей степени в подростковом возрасте отношения с мамой были сложные, вернее сложно было маме со мной. Тогда я была «ежом», который не давался в руки, не позволял себя гладить, не любил ласку, не делился тем, что внутри происходит. А происходит в душе у подростков много всего. Моих младших сестер мама всегда гладила, они на руках сидели, а для меня это было странно, не нравилось одним словом. (Улыбается.) С самого детства я проявляла свою любовь к маме по-другому — своими действиями, поступками. Например, один раз мы с ней повздорили, не разговаривали, но ей нужно было поклеить обои. Я взяла и молча начала делать это вместе в ней. И мы их поклеили. Вдвоем. Без единого слова.

Сейчас с мамой отношения прекрасные. Переоценить ее влияние на мою жизнь невозможно. По сути, все, чему научила меня мама, — это и есть основа меня! Я очень хочу тоже быть хорошей мамой для своих детей, вложить в них все то, что сформирует их в гармоничную и счастливую личность. Мне хочется, чтобы они выросли хорошими людьми.

Вера-Брежнева-3.jpgВы не раз признавались, что вы строгая мама. В общественном представлении строгая мама, которая отчитывает, если пришел домой не в 21:00, как обещал, а в 21:05. Вы такая?

В. Б.: Я строга в требованиях. Конечно, если вместо обещанных в 21:00 ребенок вернулся в 21:05 — ничего страшного. (Улыбается.) Но нужно придерживаться договоренностей, которые у нас были. Если мы о чем-то условились, так оно и должно быть. Плюс я всегда строга в вопросах воспитания. Если ребенок забыл что-то сделать, я напомню. Но это не будет звучать в грубом и указательном тоне. А вообще, думаю, нужно узнать у тех людей, которые меня окружают, насколько я строгая мама. (Смеется.) Просто иногда достаточно одного моего взгляда, чтобы дать понять, что что-то пошло не так. Этим на данный момент мы и ограничиваемся.

Думаю, вы согласитесь с тем, что ни один человек не может прожить без любви. Но может ли женщина прожить счастливо без мужчины рядом, без мужа?

В. Б.: Человек должен быть целостным и счастливым сам по себе. И дарить это счастье партнеру. Но безусловно, присутствие в моей жизни мужчины очень важно. Гармония мужских и женских энергий крайне необходима.

В прошлых интервью вы признавались, что в детстве были закрытым и неуверенным в себе ребенком. Сейчас вас воспринимают как зажигательную, постоянно улыбающуюся и искреннюю Веру. А какая вы на самом деле? И если оглядываться назад, на того замкнутого ребенка, кажется ли вам, что это был совершенно другой человек?

В. Б.: Конечно, нет. Это был тот же человек, что сейчас сидит перед вами, просто он вырос, немного окреп, научился жизни. Но по сути, учитывая то, что я даже фотографироваться по сей день не люблю, все равно осталась той скромной милой девочкой, которой была прежде. Эта девочка всегда знала, чего хочет, и продолжала идти вперед.

Вы говорили, что постоянно работаете над собой, над внутренней гармонией. Как вы это делаете? И есть ли у этого процесса финальная точка — момент, когда можно сказать: «Ну все, теперь я в гармонии с собой. Пойду чем-нибудь другим позанимаюсь»?

В. Б.: Мне сложно ответить на этот вопрос. Потому что я не задумываюсь над процессом. Просто делаю. Контроль мыслей и эмоций, баланс — все это труд и ежедневная работа над собой. Но это процесс эволюционный. Потому и бесконечный. Говоря словами классика: «Нет предела совершенству».

Вы усердно тренируетесь, следите за питанием, а про неприятие рафинированного сахара знают все ваши подписчики. Но мы же понимаем, что никто не идеален. Скажите честно — испытываете ли вы чувство вины, когда срываетесь или просто отходите от такого идеально правильного образа жизни?

В. Б.: Регулярно стараюсь придерживаться правильного питания, потому что от этого зависит в первую очередь состояние моего здоровья. Ведь если я что-то не то съем, я не волнуюсь, что поправлюсь, я беспокоюсь, что это может отразиться на здоровье. И рафинированный сахар я не ем, именно исходя из этих соображений, а не из-за стремления сохранить стройную фигуру. Да и спорт, честно говоря,  мне нужен потому, что нравится быть подтянутой и энергичной, видеть себя в хорошей форме. Конечно, я тоже человек и иногда мне хочется поесть чего-то вкусненького из запрещенного списка. Позволяю себе это нечасто, чтобы организму не было тяжело, ну и потом, естественно, отрабатываю в спортзале.

Настаиваете ли вы на том, чтобы ваши дочери вели здоровый образ жизни? Не будете их ругать, если застанете за открытой коробкой шоколадных конфет и с банкой кока-колы?

В. Б.: Я стараюсь сделать все возможное, чтобы дети правильно питались, поэтому дома у нас вредных продуктов нет. Но детей невозможно контролировать 24 часа в сутки. Вне дома они сами принимают решения, но знаю, что они стараются придерживаться правильного рациона просто по привычке.

Хочется поговорить о вашем присутствии в соцсетях. Вы активно ведете «Инстаграм», и ваши фолловеры следят за вашей жизнью и обсуждают каждый маленький факт. Стоит вам написать что- то грустное, так все газеты пестрят: «У Веры Брежневой проблемы в личной жизни», а под веселым фото с отдыха могут обсуждать размер вашей ноги или еще что- то, совершенно отвлеченное от темы... Вас это не раздражает?

В. Б.: Да, я это вижу, замечаю. Но сказать, что это как-то влияет на мою жизнь? Нет. Понятно, что не всегда нравится. В большей степени неприятны непрофессиональные журналисты, сочиняющие новости из отдельных фраз, вырванных из контекста к какому-то моему посту под фотографией. Когда делают из этого целые материалы. Вот это меня удивляет. А если говорить о комментариях, я заметила в последнее время, что в основном бурно и негативно в Сети реагируют только те, кому нечем заняться и у кого проблемы в жизни. Я сама веду «Инстаграм», читаю комментарии, времени трачу на это немного, но в курсе того, что там происходит. Вообще, несмотря на активность и внедрение в нашу жизнь диджитал-технологий, мне все чаще жалко на это времени.

Расскажите про свой второй аккаунт в «Инстаграме», @vbdiary. Вы в нем пишете длинные честные тексты, выставляете селфи себя настоящей — с неидеальным освещением, размытым фоном и т. д. Почему решили создать второй аккаунт? И как думаете, почему подписчиков там на несколько миллионов меньше, чем в основном?

В. Б.: Он был создан потому, что на него появился спрос. Подписчиков меньше, чем в основном аккаунте, потому что там очень узкая специализация, нет красивых фото, к которым все привыкли и ради которых «Инстаграм» и существует. У этой странички иное назначение, она для тех, кто работает над своим телом, над собой, кому интересны мой опыт, честные ответы и впечатления от практик, продуктов и тренировок. Очень приятно, что именно @vbdiary получил премию LadyMail. ru как лучший блог, это отличный стимул продолжать.

Вера-Брежнева-2.jpgВы начали и ролики записывать на YouTube. Не планируете становиться видеоблогером?

В. Б.: Да, сейчас блогерство очень развито, но, к великому сожалению, у меня нет ни минуты свободного времени для того, чтобы этим заниматься. А работа над блогом, несмотря на мнимую легкость, — это серьезный труд и занимает очень много времени.

Ваши поклонники знают про ваше трудное детство, и вы никогда не скрывали, как донашивали свитера за сестрами и зашивали дырки на колготках. Многие люди, которые в детстве так жили, добившись успеха во взрослом возрасте, никак не могут насытиться красивыми и дорогими вещами, косметикой — им все время хочется доказать себе, что все есть и все в избытке. Вы замечали это за собой?

В. Б.: Действительно, в детстве было именно так, мы донашивали одежду друг за другом, зашивали дырки и стрелки на колготках. (Улыбается.) Когда появились деньги именно на вещи, я от жажды купила очень много всего, но так и не смогла даже половину из обновок сносить — это, наверное, была такая реакция на отсутствие вещей в детстве.

На данный момент с уверенностью могу сказать, что я не шопоголик. Могу по полгода в магазины не заходить, если в этом нет необходимости, если не порвалось что-то или не нужна какая- то конкретная вещь. Могу купить вещь на съемках, если она понравилась. Меня не поймут многие, но я не люблю ходить по магазинам, примерять, быстро устаю. Поэтому готова на такое времяпровождение во имя нужд детей и мужа, а не для себя.

Летом все обсуждали ваш выход на фестивале «Жара» в Баку — в белом комбинезоне, со светлыми локонами и красной помадой – сравнивали вас с Мэрилин Монро. У вас самой есть иконы стиля? Приятно ли вам, когда с кем-то сравнивают, будь это Мэрилин Монро или ваша поклонница, с которой вы сделали селфи?

В. Б.: Есть женщины, которые мне нравятся, и они абсолютно разные, из разных эпох, как таковой единой иконы стиля у меня нет. Безусловно, меня сравнивают со многими известными блондинками просто потому, что я тоже блондинка. (Смеется.) Но мне это крайне льстит. К сравнениям с другими девушками отношусь с улыбкой. Чаще всего, когда мне говорят, что на меня похожа подруга, девушка или сестра, и показывают фото, она оказывается непохожей. (Улыбается.) Разве что светлые волосы. Я одна такая. (Смеется.) Похожих на меня людей нет, потому что вообще все люди разные. Даже мои дети.

Вы с дочками иногда носите одинаковые платья, пресса подсчитывает ваши траты на гардероб и устраивает «модные бои», где читатели голосуют за ваш образ или за образ другой звезды. Налицо заметная тенденция — читателям интересно следить за тем, как вы одеваетесь. Как вы cчитаете, есть ли у вас свое направление, особенный стиль?

В. Б.: Если человек интересен тебе, то, естественно, важно, как он выглядит. Думаю, у меня уже сложился собственный стиль, только я не знаю, как он называется. (Улыбается.) Наверное, если бы у меня было больше свободного времени, я бы больше внимания уделяла этому. Но так как времени нет, выбираю комфорт по умолчанию. За новыми вещами и супертрендами не гонюсь.

Что касается одинаковых нарядов, Сара очень любит, когда мы совпадаем во внешности: и прической, и одеждой.

Вера-Брежнева-4.jpg

Есть и другая тема, помимо вашего внешнего вида, которая вызывает жгучий интерес у публики, — ваша личная жизнь. Говорите вы не о ней нечасто, да и не очень подробно. Есть ли у вас ощущение, что личную жизнь нужно скрывать от посторонних глаз, защищать?

В. Б.: Это мое решение: личная жизнь должна оставаться личной. Вне зависимости от каких-либо факторов. Мне так удобнее и спокойнее. Благодарю людей, которые уважают это и соблюдают границы. И естественно, отказываю журналистам, если они хотят со мной на эту тему поговорить.

Что было с журналистами и вашими поклонниками, когда вы обмолвились, что не против завести третьего ребенка… Может, изначальная формулировка была немного другой, но пресса стала пестрить заголовками о том, что вы уже чуть ли не рожаете. Может, иногда легче выйти к прессе и подробно все рассказать?

В. Б.: Поначалу раздражало, сейчас уже привыкла. Некоторым журналистам нравится вырывать слова из контекста и раздувать из искры скандальный заголовок. Как раз в случае со слухами о беременности все было именно так. К сожалению, желтая пресса работает подобным образом: ты что-то говоришь, это переворачивают. Или не говоришь, и тогда просто придумывают.

В этом году вам исполнилось 35 лет. Нравится вам этот возраст, в гармонии ли вы с ним?

В. Б.: Мне кажется, что сейчас мой лучший возраст. Единственное, нужно чуть больше за собой ухаживать, а так мне все нравится.

По подростковому возрасту точно не тоскую. Тогда не было такого понимания жизни и мудрости, было больше драматизма, больше страданий. Сейчас жить гораздо спокойней, и мне это нравится. А дочки, конечно, хотят поскорее повзрослеть и вырасти, это свойственно всем детям.

В одном журнале нашла интересную фразу о вашем внешнем виде: «Вера Брежнева выглядит как студентка-старшекурсница». Не думали ли вы о будущем, когда пресловутые годы возьмут свое? Будете бороться с морщинами или примете все с радостью, если такое вообще возможно?

В. Б.: Это естественно, мы все не молодеем, каждый человек меняется, я понимаю, будут морщины. Тут важно принять себя такой, какая ты есть. Сейчас правда есть много способов завуалировать процесс старения, но порой это все смотрится ужасно. Естественное взросление и правильный уход за собой — пока у меня других планов нет. Абсолютно точно, красота возможна в любом возрасте. Вообще, некрасивых женщин не бывает, бывают неухоженные, и я об этом говорила уже не в одном интервью.

К сожалению, вижу, как совсем юные девушки очень критично относятся к своей внешности, даже если она идеальна. Нужно поддерживать свою красоту, не перегибая палку с инъекциями и пластикой. Однако, если женщина будет счастливее от того, что она сделает какою-то небольшую процедуру и улучшит свой внешний вид, мне кажется, ничего в этом нет крамольного. Про себя скажу, что пока к серьезным антиэйдж-услугам не прибегала. 

Количество показов: 617
29.11.2017
|
Рейтинг (3.66)
Автор: Анастасия Миронова. Фото: Екатерина Белинская

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Отвечайте на запросы журналистов — получайте упоминания в СМИ
Конкурсы
Гороскопы
Наши рассылки