Подпишись на нас в соц. сетях!

Юлия Абдулова: «Будьте добрее»


Когда-то Александр Абдулов заметил: «Жизнь коротка‚ но какой ширины она будет — зависит только от вас». Человек‚ который в последние годы был самым близким для Александра‚ его последняя жена Юлия Абдулова‚ старается следовать этой философии. В ее жизни есть место и астрологии‚ и дизайну интерьеров‚ и театру. Главная же любовь нашей героини — так похожая на великого артиста белокурая дочка Женя‚ ее воспитанию она посвящает все свободное время.

7295ju1.jpg
Мы встретились в московской квартире Юлии. На стенах — фотографии дочки, портреты мамы и мужа. Яркие подушки и арабские масла на полочке в прихожей отвлекают от серой московской непогоды. «Люблю арабские мотивы, в другой жизни я, наверное, на Востоке жила», — признается Юлия.

В этот зимний вечер мы уютно пили кофе, забравшись с ногами на большой диван с меховым пледом, и говорили о жизни, красоте и знаках судьбы.

Екатерина Фадеева («Красота & Здоровье»): У вас очень красивый дом. Интересуетесь дизайном?
Юлия Абдулова:
В 90-е годы всерьез занималась отделкой и оформлением квартир вместе с подругой Натальей Кудрявцевой (она, кстати, достаточно успешный дизайнер). Мою дачу даже печатали в журнале «Красивые дома»! Жаль, что отец ее уже продал.

«К&З»: Новый год многие начинают с перестановки ­мебели. А вы как часто это делаете?
Ю. А.:
Довольно часто. Могу ночью встать и начать двигать столы и диваны. (Улыбается.) Но в этой квартире ремонт делал еще Саша в 2000 году, и я не меняла здесь практически ничего… По гороскопу я Лев, и мне важно, чтобы в оформлении были яркие акценты: что-то красное, золотое, глубокое синее.

«К&З»: Почему тогда поступали на юрфак, а не стали учиться на дизайнера?
Ю. А.:
Просто потому, что в те годы, когда я поступала, это было модно. Хотя уже на третьем курсе поняла, что юрис-пруденция — это не мое, как-то сухо. В этой профессии мне не хватало чего-то творческого.





7296ju2.jpg
«К&З»: Знаю, что после ухода Александра Гавриловича вы заинтересовались астрологией и учились в Институте Павла Глобы. Что дал вам этот опыт?
Ю. А.:
Опыт был прекрасный! Астрология не имеет ничего общего с гаданием, это скорее статистическая наука. На пятом-шестом церковном Синоде она была признана священной. Врачи испокон веков пользовались астрологическими знаниями, и сегодня тоже есть целое направление — медицинская астрология, она помогает прослеживать, к каким проблемам со здоровьем у человека есть предрасположенность, и работать с ними. К сожалению, в наши дни много самоучек, которые калечат судьбы людей, давая неверные рекомендации. Я счастлива, что попала к Павлу Павловичу, он большой про­фес­сионал и к тому же очень светлый, открытый человек. Помню, когда мы познакомились, вместо получаса проболтали четыре часа, я даже не заметила, как пролетело время.

«К&З»: К гороскопам у людей часто неправильное отношение — их воспринимают как роковые предсказания, а не как информацию к размышлению. Вы согласны?
Ю. А.:
Если карта неблагоприятная, это не значит, что нужно сидеть и ждать неприятностей. Надо просто быть осторожнее и постараться их избежать. Стопроцентный фатум — большая редкость. Но тут еще важно, чтобы астролог был хорошим психологом и правильно донес до человека важную информацию, а не шокировал его.

«К&З»: По собственному опыту могу сказать, что, когда начинаешь интересоваться гороскопами, возникает что-то вроде зависимости. Вы сами к прогнозам часто обращаетесь?
Ю. А.:
У меня такой зависимости нет. Обращаюсь только тогда, когда возникают важные вопросы. И могу сказать наверняка: если хочешь, чтобы в жизни что-то происходило, нужно действовать. Под лежачий камень вода не течет. И каким бы ни был прогноз, шансов, что с тобой произойдет что-то хорошее, больше, если живешь насыщенной жизнью.

«К&З»: Многие увлекаются еще детскими гороскопами. Вы не пробовали узнать будущее дочки?
Ю. А.:
Я считаю, что родители должны знать карту своего ребенка, чтобы отследить наклонности, способности, вовремя обратить внимание на отрицательные моменты, если они есть, и контролировать их.

«К&З»: Женя хочет стать актрисой?
Ю. А.:
Женя ходит в театральную студию, ей нравится. В январе она ездила в Ригу на детский театральный фестиваль и их студия заняла три первых места в разных номинациях. Дочь мне говорит: хочу стать архитектором и актрисой. Я ей объясняю, что придется выбирать что-то одно, так что мы пока не решили. (Смеется.)

«К&З»: Вы строгая мама?
Ю. А.:
Наверное, нет. У меня были строгие родители: я и в музыкальную школу ходила, и на плавание, и на художественную гимнастику. Не могу сказать, что была несчастной, но своей дочери решила все же оставить право на детство. Поначалу, когда Женя пошла в первый класс, я, конечно, переживала из-за ее чистописания и даже ­ругала ее. Потом подумала: читать и писать она в любом случае научится, так чего тогда переживать? Женя — ­гуманитарий, это уже сейчас видно, ну и слава богу. Насильно делать из нее математика я точно не буду.

«К&З»: Женя знает творчество своего папы?
Ю. А.:
Конечно, она знает, что папа был известным артистом, что страна его любила. Разумеется, она смотрела многие его фильмы — и сказочных «Чародеев», и театральные спектакли в записи. Думаю, когда дочь станет старше, она сама начнет интересоваться его творчеством более осознанно.

«К&З»: Вы сами смотрите фильмы с участием Александра Гавриловича или вам по-прежнему это тяжело?
Ю. А.:
Я разделяю: Саша — всенародно любимый актер и Саша — мой муж. Иначе можно сойти с ума. Абдулов для меня был прежде всего мужем, мужчиной, и его мне не хватает. Я только в последние года два как-то начала в себя приходить, до этого было очень тяжело. Вот и сейчас мне непросто об этом говорить... А работа... Была его работой. Поэтому фильмы с его участием я смотрю все-таки не как жена, а как обычный зритель.

«К&З»: У вас есть любимые картины с его участием?
Ю. А.:
Больше всего люблю ленкомовские его спектакли. Актер на сцене раскрывается, театр не терпит вранья и фальши, и если артист слабый, это сразу видно — зал чувствует энергетику.

7297ju3.jpg

«К&З»: Правда, что ваш будущий брак с Александром Гавриловичем вы смогли предугадать?
Ю. А.:
Когда мы впервые встретились в общей компании, это было на Дальнем Востоке, я сразу почувствовала, что он мой человек. И когда сидели за столом, у меня перед глазами вдруг пронеслась картинка: я поняла, что мы будем вместе.

«К&З»: Вы познакомились на Камчатке, куда Александр Гаврилович приехал на рыбалку, и потом несколько раз туда возвращались. Вы такой экстремальный человек?
Ю. А.:
Я домашний человек. Но иногда мне хочется экстрима. Это был интересный, необычный опыт. Мы летели на вертолете на самый край Камчатки — там гейзеры. А по ночам тьма кромешная, как чернила!

«К&З»: Экстремальные виды спорта не пробовали?
Ю. А.:
Пробовала горные лыжи — не понравилось. По горным рекам сплавляться тоже не стала бы, особенно если вода холодная. Если выбирать между холодным морем и теплым бассейном, выберу второе.

«К&З»: Как обычно проводите отпуск?
Ю. А.:
Последние три года мы с дочкой и подругами ездим в Турцию на все лето. Это довольно пассивный отдых: пляж, купание, прогулки. А прошлым летом Женя в первый раз поехала в лагерь одна, мне же подруга подарила поездку в Монако на день рождения. Мы обе остались довольны, особенно Женя. Она очень коммуникабельная, и в семь лет на целый месяц остаться одной, без родителей, это был для нее кайф.

«К&З»: Компания, в которой вы сейчас работаете, занимается медицинским сервисом. Расскажите об этом поподробнее.
Ю. А.:
Мы помогаем пациентам найти наиболее подходящего врача как за границей — в Израиле, Швейцарии, Германии и других странах, так и в России. Акцент делаем не на популярности тех или иных клиник, а на специалистах. Не секрет, что в нашей стране, например, хорошие врачи не всегда работают в престижных медицинских учреждениях. Наша задача — найти докторов с хорошей головой, руками и сердцем. Компания может отправить за границу на лечение или сопровождать в России, устроить совместную консультацию врачей.

«К&З»: Любите ли вы спа и оздоровительный отдых?
Ю. А.:
Честно говоря, завидую женщинам, которые, работая и занимаясь детьми, успевают и в спа ходить регулярно, и на про­цедуры, и на лечение ездить. У меня это пока разовые опыты. Например, была в Индии на аюрведическом курорте.

«К&З»: Я смотрю, у вас книжка Пьера Дюкана на журнальном столе. Пробовали худеть по его методике?
Ю. А.:
Книжку друзья подарили, зная, что я мясоед и на углеводных диетах вряд ли высижу. Я пробовала. Трудно. Наверное, худеть все же нужно под руководством какого-то правильного диетолога. С диетами у меня вечная проблема — сама отслеживать всю эту программу не могу.

«К&З»: На других диетах сидели?
Ю. А.:
В конце 90-х, как все, принимала модные тогда тайские таблетки. Худела сильно, но сейчас-то все мы знаем, как это неполезно...

«К&З»: Готовить любите?
Ю. А.:
Не могу сказать, что люблю. Мне больше нравится сходить с дочкой в ресторан попробовать что-то новое. Быт очень меняется, когда в доме есть мужчина. Когда Саша был жив, я изобретала что-то. Да и гости часто в дом приходили, мы накрывали на стол — у Саши было много знакомых…

«К&З»: Как вы ладили с друзьями Александра Гавриловича?
Ю. А.:
Общение не вызывало трудностей, мы быстро установили добрые отношения. Дело в том, что за свою жизнь я много путешествовала по стране: родители были неф­тяниками, и, зная привычки разных людей, я легко вживалась в новые компании. Саша мне так и говорил: «Юлька, с тобой очень удобно. Куда ни придешь, ты везде своя». И правда: папа у меня из Грозного, сама я на Сахалине родилась, училась в Одессе. Помню, к нам в гости как-то пришел Игорь Николаев и был очень рад, что мы с ним земляки, он ведь тоже с Сахалина.

«К&З»: Вы много путешествовали. Где самые красивые люди?
Ю. А.:
В Одессе очень красивые женщины за счет смешения разных национальностей: там и греки, и болгары, и турки.

«К&З»: А вы сами какая? Ходят слухи, что вы неприступная, даже капризная...
Ю. А.:
Да? На самом деле я искренний человек. Дело в том, что мой отчим был очень хорошим журналистом, и я одно время даже хотела пойти по его стопам и поступать в Ленинграде на журфак. В детстве передо мной был пример отличного профессионала. А сейчас, когда мне звонят ваши коллеги, я уже по телефонному разговору нередко чувствую непро­фес­сионализм и иногда отвечаю резко. Может быть, поэтому обо мне сложилось такое мнение.

«К&З»: Кого вы могли бы назвать эталоном красоты?
Ю. А.:
Элину Быстрицкую и Тамару Синявскую. Помимо внешних данных у них стать, благородство, чувство собственного достоинства и очень сильный стержень. Почему-то современные актрисы считают, что они красивыми должны быть на экране, а в жизни могут ходить без прически, без макияжа и пугать всех своей «натуральностью». Если брать незнаменитых людей... Вот посмотрите, моей маме на этой фотографии 73 года — красавица!

«К&З»: Потрясающе! Хорошая генетика — это главное или работа над собой тоже нужна?
Ю. А.:
Все-таки лицо, да и тело тоже требуют ухода. Всему свое время. Торопиться ни к чему. Не понимаю девчонок, которым по 20–25 лет, а они все исколотые, перетянутые. Правда, упускать момент тоже нельзя. Например, когда я была беременная, мне все давали советы по поводу ухода за телом, рекомендовали мази и кремы. Я слушала вполуха. Никаких проблем у меня на тот момент не было, а о том, что они появятся потом, и не думала! Поэтому после родов пришлось собираться с силами и финансами и идти на аппаратную про­цедуру ультразвукового лифтинга, чтобы как-то исправить ситуацию. Вы не представляете себе, как это было больно! Вместо целого курса я с трудом прошла одну-единственную про­цедуру. Видимо, у меня чрезвычайно низкий болевой порог.
7298ju4.jpg
«К&З»: Для лица какие салонные про­цедуры делали?
Ю. А.:
С процедурами по лицу та же история, что и с телом. Так что ограничиваюсь безобидным массажем лица и хорошими масками.

«К&З»: Как выбираете уходовую косметику?
Ю. А.:
Методом проб и ошибок. Много лет пользовалась маркой Carita, пару раз обжигалась на La Prairie — моя кожа ее почему-то не воспринимает. Любимая детокс-маска — из клиники Анри Шено. Перед выходом в свет, если лицо уставшее, — то, что нужно. Только хочу подчеркнуть, что это мой личный опыт и то, что нравится мне, совсем необязательно понравится или подойдет другим.

«К&З»: Вы против того, когда публичные люди дают советы?
Ю. А.:
Честно говоря, да, особенно когда речь идет о здоровье. Люди же очень падки на вещи из серии «звезды рекомендуют», а со здоровьем шутить нельзя. Когда Саша болел, меня замучили журналисты, все спрашивали, как мы лечимся? Правда ли, что мы ездим к шаману? Глупо! Всегда лучше посоветоваться с профессионалом по конкретному вопросу, чем жить по принципу «одна бабка сказала».

«К&З»: Сейчас многие женщины ходят в школы макияжа, чтобы научиться про­фес­сионально краситься. Вы бы не хотели?
Ю. А.:
Конечно, хотела бы. Из практических моментов: люблю средства со светоотражающим эффектом, если правильно ими пользоваться, о вашей усталости и недосыпании будете знать только вы.

«К&З»: Как вы нашли для себя этот образ яркой брюнетки?
Ю. А.:
Это мое по ощущению. Иногда для разнообразия перекрашиваюсь в рыжий, но потом все равно возвращаюсь к темным волосам. Мне так комфортно. И это притом, что мой натуральный цвет — пепельный блонд!

«К&З»: Сейчас у вас есть свой стилист?
Ю. А.:
Я хочу найти про­фес­сионала, к совету которого могла бы прислушиваться. Мне кажется, это любой женщине полезно, и необязательно для этого быть публичным человеком. Только дело в том, что я очень чувствую энергетику людей и даже на визит к новому парикмахеру мне сложно решиться. Бывало, что, придя из салона, буквально падала — мне физически было плохо оттого, что мастер — не мой.

«К&З»: Шопинг любите?
Ю. А.:
Шопоголиком никогда не была. Покупаю что-то по мере необходимости.

«К&З»: Без чего не мыслите свой зимний гардероб?
Ю. А.:
Без меха. Я, конечно, люблю животных и могу поддержать все разговоры вокруг этичной моды, но синтетическая шубка — это не мое. Так исторически сложилось — в нашей полосе всегда носили мех. Такова моя точка зрения, и «зеленые» могут меня ругать.

25.08.2016
|
Рейтинг ()
Источник:

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Отвечайте на запросы журналистов — получайте упоминания в СМИ
Конкурсы
Гороскопы
Наши рассылки