Подпишись на нас в соц. сетях!

Александр Баранов: «Осторожно‚ дети!»


Ни для кого не секрет‚ что многие из нас с недоверием относятся к отечественной медицине. И если выбирать‚ где лечиться: в российской или западной клинике‚ скорее всего‚ отправимся за границу. А тем временем ученые с мировым именем едут за опытом к нашим врачам. И подтверждением тому стал IV Европейский конгресс педиатров — Evropaediatrics 2009‚ крупнейший форум специалистов детского здравоохранения‚ проходивший в Москве. После его завершения Елена Смирнова‚ редактор рубрики «Здоровье»‚ встретилась с Александром Александровичем Барановым — президентом IV Конгресса педиатров‚ директором Национального центра здоровья детей РАМН‚ академиком РАМН‚ вице-президентом Европейской педиатрической ассоциации.

педиатр.jpg

Елена Смирнова: Александр Александрович, место проведения конгресса было выбрано тайным голосованием педиатров на международной ассамблее. Чем, по‑вашему, вызван такой интерес к российской педиатрии?

Александр Баранов: Прежде всего нашей системой охраны здоровья матери и ребенка. Созданная еще в 30-е годы, она оказалась настолько устойчивой и эффективной в критических ситуациях, что и сегодня дает впечатляющие результаты. Приведу такой факт. После перестройки, на фоне катаклизмов 90‑х годов рухнуло финансирование здравоохранения. Демографический показатель жизни в России стал резко ухудшаться, и общая смертность населения в два раза превысила рождаемость. Но педиатрии это не коснулось. Детские врачи смогли значительно снизить младенческую и материнскую смертность. И произошло это именно благодаря нашей системе педиатрической помощи.

 

Е. С.: В чем ее принципиальное отличие от западной?

А. Б.: Прежде всего в образовании. На Западе специализация по педиатрии начинается на постдипломном этапе. Российские же студенты изучают анатомо-физиологические особенности роста и развития ребенка с первого курса, и это позволяет будущим педиатрам точно диагностировать болезнь, не допуская врачебных ошибок.
Второе принципиальное отличие в том, что контакт больного ребенка с врачом у нас начинается еще в поликлинике. Это дает возможность быстрее назначить правильное лечение. За рубежом детских поликлиник нет вообще — это исключительно наше изобретение. В США только сейчас начали создавать медицинские дома для детей. И если десять лет назад 40 % американских родителей имели возможность обратиться за помощью непосредственно к детскому врачу, то сегодня эта цифра выросла до 80%.

 

Е. С.: Почему же тогда показатели детской смертности там ниже, чем у нас?

А. Б.: Мы проигрываем в стационарной помощи. Всегда с завистью смотрю на их клиники. Там сама идеология строительства другая — просторные коридоры, великолепная вентиляция, хорошая инфраструктура, по каждому заболеванию разработан протокол лечения, и, что принципиально важно, врач его не нарушает.

 

Е. С.: А наши врачи нарушают?

А. Б.: У нас другие сложности. Протокол лечения мы тоже разрабатываем, но финансирование не обеспечиваем. К примеру, лечение одного ревматического больного стоит около 300 000 рублей, а мы получаем 90 000 рублей. Также существует проблема лекарственного обеспечения детских больниц. Она особенно обостряется в кризис: стоимость препаратов растет, а объем выделяемых средств не увеличивается.

 

Е. С.: Не поэтому ли педиатры назначают лекарства, которые не имеют юридического разрешения на применение в педиатрии?

А. Б.: Это колоссальная мировая проблема. Дело в том, что только 80 % лекарственных средств из числа зарегистрированных имеют показания для использования в педиатрии. И не потому, что они неэффективны для детей, а потому, что фармацевтические компании не хотят тратить деньги на дорогостоящие клинические исследования применения в педиатрии. Чтобы изменить положение, в некоторых странах принимают меры на правительственном уровне. Например, в США не регистрируют лекарства, если они не прошли клиническое исследование в педиатрической практике. Европейское медицинское агентство и Европейское экономическое сообщество тоже начинают такую работу. У нас пока этого нет.

 

Е. С.: Но ведь лекарства все равно применяются.

А. Б.: Если врач знает, что есть препарат, который поможет ребенку справиться с болезнью, конечно, он будет его использовать, несмотря на правовые препятствия. Но только с согласия родителей. Скажу прямо, при ревматоидном артрите и рассеянном склерозе мы широко используем такую практику, потому что других возможностей для лечения нет.

 

Е. С.: Александр Александрович, чем чаще всего болеют маленькие россияне?

А. Б.: Сегодня на первое место выходят заболевания опорно-двигательного аппарата. Это происходит в большей степени из‑за того, что дети не занимаются физкультурой и спортом. 40 % подростков уступают в физическом развитии своим сверстникам 60–х годов. 30 % юношей не могут служить в армии по состоянию здоровья. 40 % молодых людей имеют заболевания, которые отрицательно сказываются на их репродуктивной системе. Второе место занимают заболевания желудочно-кишечного тракта. Они связаны с нарушением питания, особенно недостаточным потреблением молочных продуктов, овощей и фруктов. Третье место в «рейтинге» — болезни органов дыхания: острые респираторные заболевания, бронхиальная астма, бронхиты.

 

Е. С.: Как уберечь ребенка от врожденных и наследственных патологий?

А. Б.: Решить эту проблему помогает неонатальный скрининг. Сегодня мы имеем возможность диагностировать новорожденных детей на пять наследственных заболеваний: фенилкетонурию, врожденный гипотериоз, адреногенитальный синдром, галактоземию и мусковисцидоз. В прошлом году начали применять аудиологический скрининг — обследование на нарушение слуха с помощью специального оборудования. Это дает возможность не теряя времени поставить ребенка на диспансерный учет и при необходимости провести кохлеарную имплантацию (комплексный метод реабилитации детей с глухотой и выраженной степенью тугоухости. — Прим. ред.).

 

Е. С.: Многие мамы и папы знают о пользе прививок, но боятся их делать, если ребенок страдает хроническим заболеванием. Что в этом случае рекомендуют специалисты?

А. Б.: Однозначно скажу: вакцинопрофилактика — это выдающееся достижение медицины. В Европе она увеличила продолжительность жизни на 25 лет. И сегодня из известных 28 вакцин для профилактики различных болезней в европейские национальные календари внесены 18. У нас только десять. Но благодаря национальному проекту «Здоровье» проводится дополнительная иммунизация против гепатита В. Зарегистрирована вакцина от пневмонии, менингита, ротовирусной инфекции.
Сегодня на базе нашего Центра, в Центре семейной вакцинопрофилактики, мы прививаем и здоровых детей, и с любыми отклонениями в состоянии здоровья, в том числе с тяжелыми хроническими болезнями.

 

Е. С.: Тогда почему у нас не делают вакцину против вируса папилломы человека. Ведь практика подтверждает, что она действительно предотвращает развитие рака шейки матки у девушек.

А. Б.: Я считаю аморальным не вносить вакцину против вируса папилломы в национальный календарь прививок. Несмотря на то что она появилась недавно, более чем в 30 странах мира ее прививают. Надеюсь, скоро это произойдет и у нас.

 

Е. С.: Александр Александрович, что нужно делать родителям, чтобы ребенок был здоров?

А. Б.:. Как можно дольше сохранять естественное вскармливание и прививать малышей от инфекций. Заниматься ребенком: чаще гулять с ним, правильно кормить. Я поддерживаю Геннадия Онищенко в том, что из школьных буфетов нужно убрать сорное питание — бутерброды, газированные и особенно энергетические напитки. Это колоссальное зло! Так, энергетические напитки приводят к деградации молодого поколения, вызывают заболевания органов пищеварения, перевозбуждают нервную систему ребенка. А за этим следуют переутомление, депрессии и болезни.

Количество показов: 602
12.08.2016
|
Рейтинг ()
Источник:

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Отвечайте на запросы журналистов — получайте упоминания в СМИ
Конкурсы
Гороскопы
Наши рассылки