Подпишись на нас в соц. сетях!

Полной грудью: что такое килевидная деформация грудной клетки и как ее исправить


Иметь фигуру атлета — об этом мечтают и мальчики, и мужчины. Это красиво! Но бывают ситуации, когда просто желания и даже занятий спортом мало. Превратить закомплексованного слабака в широкоплечего красавца по силам только хирургам.

shutterstock_900.jpg

О том, что такое к
илевидная деформация грудной клетки, как она может испортить качество жизни и как решить данную проблему, рассказывает наш эксперт – Владимир Кузьмичев, торакальный хирург, специалист по эстетической коррекции и восстановлению грудины и ребер, МОЦ МГУ им. М. В. Ломоносова.

Личная история

Рассказывает Сергей К.:

— Я родился в небольшом сибирском городке. Когда мне было лет пять, родители заметили, что моя фигура отличается от комплекции ровесников. Грудная клетка выступала вперед, словно киль корабля. А еще дефект неприятно напоминал скелет птицы, который стоял в школьном кабинете биологии. За это сходство одноклассники мне дали кличку Птица. Я стеснялся своей нелепой фигуры, даже в жару не расставался с курткой. Пытаясь как-то скрыть недостаток, сутулился. Вид, конечно, был еще тот — опущенные плечи, сгорбленная спина, а грудь по-прежнему стойко выступает вперед. Жалкая птица… Мама возила меня по врачам в областной центр, те говорили, что это чисто косметическая проблема, cерьезных проблем со здоровьем выступающая грудина не вызывает — сердце работает нормально, дыхание ничем не ограничено. А то, что неудобно спать на животе, так пусть спит на спине. И вообще, при килевидной деформации грудной клетки надо просто заниматься гимнастикой, качать мышцы в спортзале… Я стал ходить в фитнес-клуб с упорством маньяка. Моей настойчивости можно было позавидовать, потому что именно в тот момент я влюбился в одноклассницу. Спустя шесть месяцев, проведенных в качалке, понял, что все усилия бесполезны. Можете представить себе страдания 15-летнего подростка…  

Сейчас многие ругают Интернет, говорят, что советы, которые публикуют на сайтах, только вредят здоровью. А меня соцсети спасли. Я узнал, что в моем случае помогают операции. Их уже давно делают за границей. И совсем недавно начали практиковать в России. Мама списалась с врачом, послала ему снимки. Доктор пригласил в Москву. Предложил носить ортез. Приспособление довольно дорогое, причем надо было ходить в нем не один месяц, постоянно, даже спать в нем. Я как представил себе, что появлюсь в этой сбруе в школе, совсем скис. Отказался. 

Тогда врач предложил операцию. Через месяц ее сделали. Смысл ее в том, что по бокам корпуса врач делает разрезы и вставляет туда титановые пластины, которые изменяют форму грудной клетки. Когда через две недели после операции мама звонила в авиакомпанию, рейсом которой мы летели домой, и просила выделить сопровождение для перевозки в кресле-каталке, я видел страх в ее глазах. Да и сам терзался, не погорячился ли, скоро ли смогу встать. 

На удивление все быстро заживало, тело привыкало к пластине, скованность в движениях исчезала, только вот при чихании вспоминал об операции и при поворотах старался двигаться всем корпусом. Еще через несколько месяцев уже не вспоминал об операции. 

Теперь занятия спортом были обязательным медицинским предписанием. Не прошло и года, как распрямились плечи и спина, на груди и руках наросли мышцы. Я чувствовал, насколько глубже дышу. Ограничений по жизни никаких — нельзя лишь заниматься карате, боксом и прочими боевыми единоборствами, потому что вдруг удар придется на саму пластину. Еще через год вновь приехал в Москву — удалять пластины. На этот раз все было просто. После операции встал с кровати на следующий день, сам долетел до дома… 

Жизнь изменилась кардинально. Я по-прежнему занимаюсь спортом, но уже с видимыми результатами. Переехал в другой город, учусь в институте. У меня есть девушка. Кстати, познакомился я с ней в качалке. Ребята из нашего фитнес-клуба завели чат. В нем я зарегистрировался как Орел. Вот такая я теперь птица. 

В чем заключается работа хирурга в данной ситуации

Историю Сергея комментирует Владимир Кузьмичев:

 — Килевидная деформация у Сергея — это врожденное нарушение развития грудной клетки, когда передняя часть нижней части грудины выступает вперед. Проблема встречается в пять раз чаще у мальчиков, нежели у девочек. Статистика говорит: выпирающий киль наблюдается у 1–3 пациентов на 10 000 родившихся. Иногда дефект реберных хрящей передается генетически. 

Как правило, деформация асимметричная — с левой или правой стороны, может быть как в верхней части грудной клетки, так и в нижней, со второго ребра по седьмое. Эта проблема по сути своей исключительно косметическая. Она не затрагивает работу внутренних органов. Но, приучившись прятать выпирающий киль, старательно опуская грудь, дети наживают кифоз, деформацию позвоночника. Я уж не говорю про серьезные психологические страдания. 

Впервые стали оперировать килевидную деформацию еще в середине прошлого века. Хирурги удаляли хрящи нескольких ребер или пересекали, что требовало достаточно большого разреза — горизонтального или вертикального — посередине грудной клетки, а в тело вставляли поддерживающую пластину или сетку. Надо сказать, что после срезания выступающего киля форма ребер в основном не менялась. А у этих пациентов за счет того, что ребра выступают вперед, всегда узкая грудная клетка. По существу операция приводила к уменьшению ее объема и, соответственно, объема легких. Конечно, многие обладатели килевидной деформации и их родители пугались открытого вмешательства с резекцией хрящей и не торопились с тяжелой операцией. И дождались нового метода.

Теперь, говоря современным языком, врач переформатирует грудную клетку. Хирурги пришли к идее, что надо создать внутренний ортез, который бы вставлялся под мышцы, сдавливал грудную клетку и тем самым приводил к переформированию скелета. Сложность операции в том, как зафиксировать пластину. При одном методе она крепится естественным образом самими деформированными ребрами и грудиной, при другом — фиксаторы подшивают к ребрам с помощью стальной проволоки. А пластина устанавливается в этих фиксаторах специальными винтами. 

Оптимальный возраст для операции — 12–15 лет. Но если деформация сильно выражена, надо делать ее раньше.  

Сергей рассказал, что сначала я предложил ему исправить грудную клетку с помощью наружной компрессионной системы. Этот прибор крепится на теле, а врач постепенно, месяц за месяцем, меняет давление, за счет чего грудина выправляется. Чтобы результат был лучше, я прошу пациентов делать специальные упражнения. Лечение не требует операции и помогает очень многим пациентам. Но оказывается, не каждый ребенок готов носить корсет днями и ночами. Не согласился на него и Сергей…

Я прооперировал 12 пациентов. Самого давнего из них наблюдаю уже шесть лет после удаления пластины. Рецидива деформации грудной клетки не происходит. После операции грудь становится широкой, мужественной. Приподнимаются и разворачиваются плечи. В какой-то степени компенсируется сутулость, поскольку такие пациенты перестают прятать свое тело, стесняться. Они активно занимаются спортом — наращивают мышцы, и пластина не мешает тренировкам.  Пациенты говорят, что им стало легче дышать, хотя я не могу найти этому физиологического обоснования. Скорее всего, их ощущения  объясняются чисто психологически. Человек чувствует, что сбросил с себя груз комплексов. Мои пациенты становятся совсем другими людьми — красивыми и уверенными в себе.

дзен.jpg
06.01.2019
|
Рейтинг (3.3)
Автор: Светлана Чечилова. Фото: Legion Media

Назад

Комментарии
  
 covv.jpg
KIZ рекомендует
Конкурсы
Гороскопы
Наши рассылки