Подпишись на нас в соц. сетях!

Как мы лечили диффузную алопецию: случаи из практики, удачные и не очень


Диффузная алопеция — процесс не из приятных. Психологически тяжело принять тот факт, что теряешь волосы, и здоровым людям, не страдающим этим процессом, сложно это представить. Если в двух словах, диффузная алопеция — это заболевание, главным признаком которого является большое выпадение волос на волосистой части кожи головы, и только на ней. При диффузной алопеции волосы выпадают равномерно, истончаются и становятся тусклыми. Это ни с чем не спутаешь — об этом я рассказал в подробностях.

 

По опыту работы могу сказать, что гендерно проблема делится в соотношении 60% на 40%. 60% — это женщины, которые обращаются за помощью, а 40% — мужчины. Самые активные в плане обращений пациенты — это молодые женщины, что неудивительно: мужчина с малым количеством волос или совсем без них не вызывает вопросов, а женщины вынуждены маскировать эту проблему, если она не решается в короткие сроки.

Диагностировать этот процесс нужно как можно быстрее и точнее — лечение надо начать так скоро, как это вообще возможно. Как я уже говорил, диффузная алопеция — мультифакторный процесс. Это значит, что редко причиной заболевания становится только одно определенное нарушение. Чаще всего причиной является комплекс проблем в организме, хотя некоторые нарушения и правда могут иметь решающую роль. Но списать диагноз на что-то одно мы не можем — часто с диффузной алопецией обращаются вполне здоровые люди, которые не имеют выраженных проблем. Как бы то ни было, первым делом нужно идти к специалисту, ведь в большинстве случаев это решаемо. И я могу это подтвердить, рассказав о частных случаях из практики — удачных и не очень. И о причинах, которыми было вызвано заболевание.

Случай № 1. Нервно-эмоциональные перегрузки

Пациентке 36 лет. Она молодая женщина, увлеченная своей карьерой и бизнесом. Обратилась с жалобами на большое количество выпадающих волос, их поредение и ухудшение качества. При обследовании мы ничего не нашли — было совершенно не за что зацепиться, не считая её напряженной работы. Начали лечение, на фоне которого ситуация стабилизировалась, но это её слабо устраивало — как и все нормальные люди, она хотела избавиться от заболевания раз и навсегда. Конечно, в отношении многих процессов, связанных с кожей и волосами, гарантировать это невозможно — если мы говорим о хроническом процессе, то он вполне может повторяться. Так вот, в один из приемов она рассказала, что ездила в Израиль, где обратилась в госпиталь Тель-Авива. Она прошла ВСЕ обследования, которые только могла там сделать, и полностью проверила организм. У нее ничего не нашли. И тогда она спросила у тех врачей, израильских, самых лучших: «Почему же у меня выпадают волосы?». Ответ её шокировал, дословно: «Нипочему». Это яркий пример диффузной алопеции телогеновой формы — в течение длительного периода времени пациентка копила этот телогеновый резерв, резерв волос, которые находились в стадии покоя и должны были выпасть. Они завершили свой цикл развития, но замены пока получить не могут. Часто это связано именно с высокой нагрузкой психологического плана — например, когда организм настроен на решение проблем в бизнесе. Такое явление отражено в концепции Г.Г. Рекевега, гомотоксикологии — организм начинает избавляться от ненужных, по его мнению, вещей, которые он не может полноценно обслуживать, и чаще всего страдают именно кожа и волосы.

Возможно, вы обратили внимание на то, что у пациентки была диффузная алопеция именно телогеновой формы. Объясняю: существуют 3 фазы волосяного фолликула — анаген, катаген и телоген. В норме волосы в фазе катагена и телогена составляют около 10%, а абсолютное большинство волос находится в состоянии активного роста (анаген). Когда мы наблюдаем телогеновую форму диффузной алопеции, количество телогеновых волос становится гораздо больше и иногда этот показатель критичен — соотношение фаз резко меняется. Задача лечения здесь — повернуть этот показатель в обратную сторону, что не всегда удается с помощью наружных методов лечения, но вполне решаемо в сочетании с приемом лекарств внутрь. В данном случае заболевание возникло из-за нервно-эмоциональных перегрузок.

Мы восстановили волосы на 90%, после чего пациентка ходила на поддерживающую терапию — например, раз в полгода проходила короткий курс мезотерапии или раз в неделю втирала индивидуально подобранные лечебные препараты.

 

Случай № 2. Железодефицит

Пациентке 32 года, диагноз — диффузная форма алопеции. На фоне лечения мы получали улучшения, хотя и не такие, которые хотели. Пациентка же лечение продолжала, но параллельно обращалась в другую клинику и к другим специалистам, один из которых назначил ей гормональные контрацептивы с целью подавления тестостерона. Препарат пациентка пила, но видимого эффекта это не давало. После полугодичного приема контрацептивов нами было принято решение от них отказаться, и в ходе очередного обследования мы все-таки обнаружили причину заболевания. Скрытый железодефицит! Что интересно — в самом начале его не было, и организм отреагировал раньше, чем мы выявили нарушение лабораторным способом.

В определении проблем такого рода есть свои тонкости — один и тот же уровень какого-то показателя может быть абсолютно нормален для одного пациента и неприемлем для другого. Конечно, все мы знаем нормы, в рамках которых хотим видеть результаты своих анализов, но эти нормы не являются истиной, высеченной на скрижалях, когда мы работаем с качественной стороной жизни пациента. Вернемся к железодефициту: очень часто пациенты не обращают внимание на скрытый / явный железодефицит просто потому, что они не знают, что это. Но, когда у пациента меняются волосы (становятся тусклыми, ломкими, тонкими), нужно двигаться и искать именно в этом направлении. Конечно, не факт, что мы найдем проблему именно там — возможно, в микроэлементном составе организма есть и другие расстройства, которые привели к такому результату. Например, недостаток цинка, недостаток или избыток (что реже) меди... Это уже повод обращаться к специалисту.

Мы вылечили железодефицит, привели все показатели в порядок и в течение 4-5 месяцев у пациентки полностью восстановились волосы — и качественно, и количественно.

 

Случай № 3. Неизлечимая форма

Когда мы работаем с алопециями, удачное решение проблемы — это маленькая победа для всех нас. Дело в том, что этот процесс слабо изучен и нет никаких четких критериев лечения. И тут, как везде, бывают случаи, когда вылечить пациента не удалось.

Мужчине 26 лет. Обратился с очень интенсивным выпадением волос в лобно-теменной зоне. Было очевидно, что у него андрогенетическая форма алопеции — ею страдают около 30% от всех лысеющих мужчин. Чаще всего остановить такой процесс невозможно. Нет, конечно, его можно затормозить активными действиями, но и это тоже относительно — у кого-то получается, у кого-то нет. В данном случае, у этого юноши в течение полугода формировалась зона облысения — лобная и теменная. Единственный вариант, который остался у пациента для решения проблемы — это хирургические методы лечения, например, трансплантация волос. Конечно, это не панацея — хоть и считается, что волосы, пересаженные с затылочной области на теменную, нечувствительны к воздействию ДГЭА-сульфат (мужской половой гормон), в нашем организме не бывает абсолютных норм, по которым работают все процессы. Не у всех пациентов после трансплантации вырастают такие же волосы, какие были раньше. Такой феномен есть, но это не значит, что трансплантацию делать не нужно — все же это решение проблемы, и на фоне такого решения я рекомендую продолжать консервативное лечение. Иначе шансы на успех снижаются и пациенты остаются недовольны результатом.

Мужчине мы просто не смогли помочь — он не реагировал на наши доводы о том, что имеет не то заболевание, о котором мы могли бы с ним разговаривать. А нам, в свою очередь, не хотелось зря тратить его время, зная, что решить проблему ему поможет только хирургическое вмешательство.


Случай № 4. Дефицит функции щитовидной железы

Женщина 48-ми лет. Обратилась в клинику с диффузным поредением и истончением волос, а также с существенным уменьшением их количества. За 1,5-2 года она серьезно прибавила в весе совершенно без причин, у нее нарушился менструальный цикл, кожа стала сухой. При обследовании мы быстро обнаружили нарушения функции щитовидной железы и отправили к эндокринологу, хотя все признаки были на лицо — она даже разговаривала с трудом. Пациентка успешно прошла лечение у эндокринолога, а волосы мы восстановили на 85-90% в течение года. Для такого возраста это просто отличный результат!

Дефицит функции щитовидной железы — частое явление, которое способствует развитию диффузной алопеции. Дефицит этот связан со многими факторами — недостаток йода в окружающей среде, перегрузки, вызванные ритмом московской жизни... Если не защищать щитовидку, то её функция может начать снижаться. К тому же не секрет, что та же Москва и область — это огромное количество хронических аутоиммунных тиреоидитов (зоб Хашимото). Все это связано с недостаточной функцией щитовидной железы, причем уровень гормонов в анализах может быть совершенно нормальным. А вот их соотношение вполне может указывать нам на то, что дефицит есть, и он требует коррекции. Здесь мы, как специалисты, сталкиваемся с «палкой о двух концах»: пациенты боятся за свое здоровье и недоверчиво относятся к тому, что дерматолог назначает им гормоны щитовидной железы. С одной стороны, недоверие пациентов — это хорошо (доверяй, но проверяй), но с другой стороны это мешает лечению. Из-за дефицита функции щитовидки мы не можем вылечить волосы, а эндокринолог, видя результаты анализов, которые укладываются в норму, тоже ничего не предлагает пациентам. Такое случается очень часто.

Как лечатся сами пациенты

Не секрет, что люди обожают лечиться сами. Узнав о проблеме, они будут пытаться решить её самостоятельно, оттягивая обращение к специалисту. Поэтому говорить, что необходимо при первых же «звоночках» обращаться ко врачу, смысла мало — здесь важно лишь то, чтобы пациенты не затягивали свое самолечение слишком надолго. Алопеция — процесс, который не терпит отлагательств, и каждый день может быть на счету.


Витаминотерапия

«Что я уже только не делала, но ничего не помогает!». Знакомая фраза, которую мы слышим от многих женщин. Выясняется, что под этими словами кроется обычный прием поливитаминных комплексов — благо сейчас их очень много, и некоторые из них позиционируются якобы для лечения волос, ногтей и так далее. Здесь хочется обратиться прямым текстом. Дорогие пациенты! Если происходит процесс потери волос, то витамины уже бессильны. Они могут подействовать на здоровые волосы — питать их, укреплять. Но телогеновый волос равнодушен к витаминам — он уже закончил свой цикл развития.

Средства ухода

Второе решение вопроса, которое любят пациенты — это шампуни, маски и другие средства ухода. Да, среди шампуней есть и лечебные, но обычно они направлены на лечение себореи и не являются лечебными для диффузных форм алопеции. Есть лишь одно исключение — шампуни и средства, содержащие миноксидил или его производные (синхронизация циклов волосяного фолликула). В этом случае пациенты столкнутся с другой проблемой: сначала волосы практически не выпадают, и люди очень довольны. Такое состояние может продолжаться до 3-х месяцев, но оно заканчивается и волосы начинают выпадать с огромной скоростью — никто не знает, почему происходит этот феномен, но он есть. Сначала все волосы находятся в фазе анагена, затем резко переходят в фазу катагена, а потом и телогена. И вот тогда у людей сразу начинается «веселая» жизнь.

Многие трихологи широко применяют препараты на основе миноксидила и ему подобных, но опытные специалисты к этому относятся очень настороженно — у нас есть богатый опыт применения таких средств, и, поверьте, не всегда положительный. Когда миноксидил только появился, он применялся для лечения гипертонической болезни, но при его апробации заметили, что у пациентов хорошо растут волосы. В силу своих побочных эффектов в кардиологию он так и не попал, а вот в трихологию попал широко, и в самом начале даже мы считали, что он почти полностью решает проблему не только диффузной, но даже андрогенной алопеции. Да, он и правда делает это хорошо, но с множеством нюансов. Раньше его рекомендовали на пожизненный прием, но сейчас мы знаем, что при длительном применении у пациентов начинают развиваться гормоноподобные эффекты (женщины наверняка подумали про усы — так оно и есть). Поэтому с этим препаратом мы стали вести себя крайне осторожно, и я уж точно не рекомендую использовать самостоятельно.

Залечивание и бесконечный поиск проблемы

Из этой статьи понятно, что очень часто процесс начинается без всяких видимых причин. Зачастую мы не находим этих причин даже при обследовании, но волосы все равно очень быстро теряют качество и уменьшаются в количестве. Здесь есть одно «но» — решение проблемы «в лоб» тоже не всегда дает заметные результаты. Чаще они оказываются кратковременны, и приходится тратить большое количество времени, чтобы найти решение. Иногда пациенты только подливает масла в огонь и занимаются продолжением поисков проблемы уже самостоятельно — они ходят по врачам и не могут остановиться. В этом нет смысла, потому что время уходит, и в конечном итоге они все равно остаются недовольны полученным результатом. Люди ходят из клиники в клинику в поисках истины, которую иногда так и не удается найти. Да, эндокринные, токсические нарушения мы выявляем, но иногда какой-то манифестной причины просто нет. А есть лишь совокупность факторов, и далеко не всегда устранение их части приводит к восстановлению волос. Как ясно из статьи, некоторым проблемам нужно дать время, чтобы они смогли проявиться — даже опытные специалисты с большим стажем не всегда могут обнаружить их сразу же.

Если вы теряете волосы — это повод обратиться ко врачу, а не пытаться решить проблему приемом витаминов, использованием шампуней или масок. Ни первое, ни второе, ни третье не сработает при таком заболевании. Да, на полках в аптеках мы можем увидеть множество средств с яркими этикетками, но поверьте мне на слово — это не имеет никакого отношения к лечению волос хотя бы по той причине, что решение проблемы всегда связано с движением по нескольким направлениям. Это и обследование пациента (с последующим выявлением нарушений в органах и системах), и непосредственное воздействие на волосы наружными препаратами, и инъекции — начиная от мезотерапии и заканчивая введением аутологичных фибробластов. К этому можно отнести даже коррекцию психоэмоционального состояния, работу со смежными специалистами. Я понимаю, что каждый в любом случае будет пытаться решить вопрос самостоятельно, как бы врачи не увещевали обращаться к ним. Но хочу пожелать, чтобы, попробовав 1-2 способа самостоятельного решения возникшей проблемы, пациенты все-таки обращались к специалистам нашего профиля. Успешные случаи, когда люди смогли добиться стойкой ремиссии, множатся с каждым днем, поэтому желаю всем вам не бояться иметь густые, красивые, а главное — здоровые волосы.

Читайте также: Очаговая алопеция: формы, причины появления и лечение заболевания

27.09.2019
|
Рейтинг (3.52)
Фото: istock
Комментарии

Михайловская обложка.jpg
KIZ рекомендует
Загрузка...
Конкурсы
Гороскопы
Наши рассылки