Подпишись на нас в соц. сетях!

Ведущие хирурги о возможностях коррекции тела и о философии профессии


В красивом теле легче чувствовать себя счастливой. Для того чтобы кардинально изменить свое мироощущение‚ порой достаточно нескольких точных штрихов, сделанных уверенной рукой пластического хирурга. Ведущие отечественные хирурги рассказывают о возможностях коррекции тела и излагают свой взгляд на философию профессии.

кор.jpg

Эксперты

 Татьяна Иванченкова, кандидат медицинских наук, пластический хирург, действительный член Общества пластических, реконструктивных и эстетических хирургов, главный врач центра эстетической хирургии «Эстет-Клиник».

 

 Валерий Якимец, кандидат медицинских наук, действительный член Общества пластических, реконструктивных и эстетических хирургов, ведущий пластический хирург центра эстетической хирургии «Эстет-Клиник».

 

 

«Красота&Здоровье»: В последние годы мы часто слышим о диктатуре красоты — необходимости соответствовать определенным внешним стандартам, вписываться в четко заданные размеры и пропорции. В результате пластическая хирургия становится инструментом достижения умозрительного идеала?
Татьяна Иванченкова:
Эстетические хирурги оперируют не по жизненным показаниям. Пластику, имеющую своей целью исключительно улучшение внешнего вида, можно сравнить с психологической помощью, когда пациент приходит к специалисту, чтобы избавиться от какого-либо комплекса. Если психолог воздействует на духовную сферу личности, то хирург занимается материальной оболочкой. В том, что касается стандартов привлекательной внеш­нос­ти, я бы не стала преувеличивать их значение. Представления о красоте достаточно разнообразны и всегда носят субъективный характер. Главным остается внутренний «компас» человека, его индивидуальные ориентиры и видение прекрасного.

 

К&З: Для женщин порой характерно «разобщенное» восприятие своего облика, концентрация на одном, порой даже преувеличенном, недостатке и игнорирование «недочетов», исправление которых внесло бы существенную лепту в гармонизацию внеш­нос­ти. Вправе ли эстетический хирург обратить внимание клиентки на дефект, находящийся вне ее поля зрения?
Т. И.:
Я считаю, что врач прежде всего должен сказать пациентке, в состоянии ли он решить беспокоящую ее проблему, и если да, то объяснить, каким способом. Хирург может что-то порекомендовать, но не более. Навязчивость в предложении медицинских услуг расценивается как маркетинговый ход. На мой взгляд, доктору не стоит превращаться в коммерсанта.

 

К&З: Задумываясь о хирургии тела, женщины боятся рубцов и долгого восстановления. Чем располагает медицина для минимизации последствий вмешательства?
Т. И.:
Инновационные технологии, современный шовный материал и многолетний практический опыт дают хирургам все возможности для проведения операций на самом высоком уровне. В том числе и для создания качественного — очень аккуратного и малозаметного — косметического рубца. Кроме того, существует достаточное количество аппаратных технологий, позволяющих и отдельно воздействовать на рубцовую ткань, и сокращать реабилитационный период.

 

К&З: Малоинвазивность, тенденция, четко обозначившаяся в эстетической хирургии, предусматривает в том числе использование инъекционных методик. Например, липофиллинга, совершенствующего контуры тела. Насколько данная технология может быть полезна?
Валерий Якимец:
Я очень редко применяю инъекции собственного жира пациента, больше доверяя филлерам на основе гиалуроновой кислоты. «Поведение» последних в организме предсказуемо. А дополнительная порция жировой ткани может вызвать осложнения, бороться с которыми достаточно непросто. Вместе с тем бесспорна эффективность липомоделирования тела, то есть заполнения образовавшихся неровностей при устранении последствий неудачной липосакции.

 

К&З: Ряд специалистов рекомендуют представительницам прекрасного пола делать хирургическую коррекцию формы и размера груди только после рождения детей… Можно ли спокойно идти на маммопластику, если радости материнства пока отложены на дальнюю перспективу?
В.Я.:
Все зависит от технологии проведения операции. В своей личной практике нерожавшим женщинам я устанавливаю протез исключительно с использованием подмышечного доступа, изменяя этому принципу лишь по настоянию пациентки. После проведения разреза в области подмышки формируется карман для имплантата, размещаемого между большой и малой грудными мышцами. Молочная железа остается не травмированной и не соприкасается с протезом. Также сохраняется целостность протоков. В результате не создается препятствий для лактации и не возникает поводов для онкологической настороженности. Эндоскопическая техника позволяет выполнить операцию точно и довольно быстро.

 

К&З: Всегда ли женщине необходимо увеличение объема бюста? Возможно, в некоторых случаях достаточно ограничиться только коррекцией его высоты и очертаний?
В.Я.:
Пациенткам, у которых возник значительный птоз груди после беременности и лактации, но собственного объема молочной железы достаточно, хирург действительно просто собирает железистую ткань в новую форму, иссекает лишнюю кожу ареолы и накладывает косметические швы.

 

К&З: Если учесть, что «срок годности» ­имплантатов в среднем составляет 15 лет, многим женщинам для обеспечения нормальной эстетики груди приходится делать не одну маммопластику?
В. Я.:
На некоторые имплантаты компании-производители дают пожизненную гарантию. Но при этом повторные операции все равно могут выполняться. Например, по причине желания пациентки заменить протез на другой — скажем, иного объема. Еще одно показание к повторной маммопластике — устранение птоза, формирование которого возможно после беременности и кормления грудью.

Количество показов: 406
25.08.2016
|
Рейтинг ()
Источник:

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Отвечайте на запросы журналистов — получайте упоминания в СМИ
Конкурсы
Наши рассылки