Подпишись на нас в соц. сетях!

Записки инсайдера: Алексей Нагорский о сложностях работы топовых стилистов


Алексей Нагорский – официально лучший стилист по волосам L'Oréal Professionnel в мире – точно знает, как найти своего идеального мастера. Нам он рассказал о том, как работают настоящие «топы». 

Алексей-Нагорский.jpg

Вы стали первым российским стилистом, который победил в международном конкурсе  L’Oréal Professionnel Style&Colour Trophy в прошлом году. Это большое профессиональное достижение. Изменилась ваша жизнь после этого?

А. Н.: Я сам пытался понять, что изменилось, но ничего не ощущаю. Я стал арт-директором салона Brush, начал тесно сотрудничать с маркой L’Oréal Professionnel, чему очень рад, — это единственные ощутимые моменты. Еще  взял на работу одну из финалисток Style&Colour Trophy в России, очень доволен, и она, кажется, тоже счастлива. Других изменений ни со стороны клиентов, ни со стороны коллег я не заметил. Думаю, те же сотрудники салона вряд ли стали ко мне по-другому относиться. Наверняка думают: «Ну взял человек первое место, а так же ходит и гундит, что один волосы не подмел, другой маску не закрыл…».

Клиентов стало больше?

А. Н.: Какой-то процент клиентов после победы у меня отвалился. Так как я стал арт-директором, мой прайс вырос в полтора раза. Я вообще боялся, что потеряю всех клиентов из-за этого. А потом подумал: «Ну ладно, хоть отдыхать буду больше!» А вот и нет, теперь я еще больше работаю.

Много клиентов, каждый со своим настроем, своей энергетикой. Вы не устаете от людей?

А. Н.: Устаю, потому что это психологически непросто — в течение всего дня быть доброжелательным, что бы ни случилось. Это ведь так происходит: вот была у тебя доброжелательная клиентка, которая располагала к общению, а следом пришла какая-то агрессивная и начала выливать на тебя свои проблемы. А ты должен стоять, улыбаться и поддакивать: «Да, вы совершенно правы! Я действительно безрукий!» Я, конечно, утрирую, но случаи бывают разные. Недавно пришла женщина, на голове — настоящий кошмар. Но она села в кресло и говорит: «Вообще-то меня все устраивает. Вот все, что у меня на голове, меня совершенно устраивает. Я просто хотела услышать мнение со стороны». А я стою и думаю: что она хочет услышать? Чтобы я сказал, что все прекрасно и можно так и оставить? Или правду, что с такой катастрофой на голове ходить нельзя? Допустим, у вас желтое мелирование жирными полосами по светлой базе, и все это похоже на советский матрас, вы считаете, что это нормально. Но я так не считаю и не хочу, чтобы мои клиенты так думали. Если вы пришли ко мне, то выслушайте меня, мою идеологию, а дальше решайте, сходимся мы или нет. Я не могу, закрыв глаза, делать то, что хочет клиент, если это выглядит плохо. Он потом будет ходить и говорить всем: «Смотрите, это Алексей Нагорский сделал». Я так не умею и не хочу, в таких случаях мне легче отказать клиенту.

Получается, что клиент не всегда прав?

А. Н.: Он очень часто неправ. Я считаю, что это негласное правило должно уже выходить из сферы обслуживания. Оно работает, только если тебе нужно разрулить скандал — тогда ты готов соглашаться с клиентом до последнего, чтобы загладить конфликт. Но когда к тебе приходит девушка с (как мы говорим) «убитыми в ноль» волосами и хочет стать еще светлее, ты говоришь: «Простите, но я этого делать не буду, иначе ваши волосы отвалятся». И вот она говорит: «Я клиент, и ты сделаешь так, как я скажу». Это что, значит, клиент всегда прав? Ну если прав, тогда она получит окрашивание, которое хочет, только с собой…

Это как?

А. Н.: Это когда волосы окрашивают, а они все отваливаются, их в пакетик собирают и отдают клиенту. Шутка такая! (Смеется.) Это я к тому, что если клиент неправ, то моя задача — объяснить ему это.

Алексей-Нагорский-2.jpgА если происходит наоборот — приходит девушка со словами: «Я не знаю, чего хочу, сделайте мне красиво». Разве это правильно?

А. Н.:  Да! На деле не всегда клиентка знает, чего хочет. Да, у нее могут быть свои представления о желаемом, но не всегда ей действительно нужно то, чего она хочет. Цель стилиста всегда — выслушать пожелания клиента, транслировать это ему, чтобы понять, как точно он это понимает, высказать свое мнение по поводу того, что ему подойдет, и дальше не продавить свое мнение, а найти компромиссные решения. Например, приходит девушка с очень бледной кожей, которой необходим хоть какой-то контраст, и просит сделать холодный блонд. Тогда я спрашиваю, пользуется ли она косметикой, она отвечает, что краситься не любит. И я объясняю: «Вы понимаете, что без косметики и акцентов вы вообще сольетесь с волосами, а если еще свитер белый наденете, то будете похожи на бледную моль». Она слушает, смеется, и мы делаем то, что ей и нравится, и идет. Диалог с клиентом очень важен, тебе нужно вытащить из человека хоть что-нибудь. Если девушка не знает, чего хочет, узнай хотя бы то, чего она не хочет.

Девушки иногда подолгу ходят к одному мастеру, а потом могут один раз постричься у другого. И потом хочется вернуться к прежнему, но как-то боязно, вдруг он обидится, узнав, что ему «изменили». Интересно узнать вашу точку зрения — как сами мастера к этому относятся?

А. Н.: У меня такие клиенты были. Могу сказать, что чувство спорное. С одной стороны, ты понимаешь, что в какой-то момент что-то пошло не так, ведь клиент не просто так ушел. С другой стороны, он в итоге вернулся к тебе, потому что не смог найти лучше. У меня в этих случаях разговор короткий: я даю второй шанс, но третьего уже не дам. Если после того как человек вернулся, он снова куда-то уйдет, то я с ним больше работать не буду. Не люблю этих метаний, и дело не в гордости. Для клиентов это эксперимент, а для меня — «блин, как это исправить?». Человек же возвращается, потому что ему не нравится то, что сделал кто-то другой, а я не люблю исправлять чужую работу. Ладно еще стрижки, но окрашивание — это тяжелее, и часто клиенты не отдают себе в этом отчет. У меня были случаи, когда мы красили клиента 12 часов без перерыва, исправляя чужие ошибки.

У вас много звездных клиентов. Вы волнуетесь, когда с ними работаете? Вдруг им не понравится укладка и они о вас будут плохо отзываться?

А. Н.:  Не могу сказать, что я боюсь этого. Когда впервые работаешь со звездой, то бывает небольшое волнение: и руки трясутся, и появляются мысли, что вдруг я сделаю не так, как она любит… Но они же просто люди и чаще всего понимают, что все вокруг — тоже. (Улыбается.)

Неужели совсем не капризничают?

А. Н.: Что вы! Звезды, с которыми я работаю, абсолютно не капризные. Могут сказать: «Давай тут сделаем немного по-другому», но никаких скандалов и истерик никогда не устраивают. Конечно, встречались и те, с которыми мне было некомфортно работать. Мне кажется, что в Америке, что в России звезда должна понимать, что работать с ней не позовут парикмахершу Машу и фотографа с мыльницей. К звезде пригласят таких же звезд, просто из других сфер: топовых визажистов, лучших стилистов и так далее, просто не таких известных из-за специфики профессии. По сути, я ведь во время фотосессии тоже могу встать, пригрозить пальчиком и сказать: «Я не буду делать вам укладку, потому что не люблю работать с такими волосами. Так что извините, я пошел». Я же не могу себе такого позволить. Почему звезда думает, что может?

Почему-то, что мы видим на подиумах, так сильно отличается от того, что мы можем носить в реальности. Те же цветные волосы — они уже повсюду: в журналах, в Интернете, рекламе, но только не на обычных людях.

А. Н.: Этот тренд на самом деле существует, и обычные люди его активно используют, просто не в России. Я вернулся из Парижа недавно, и вот там увидел это во всей красе. Например, идет женщина лет 50, у нее геометричный боб и красные волосы. Это смотрится настолько круто! Понятно, что она при этом не в пуховике идет и не в уггах, а в модном пальто необычного кроя, и все подобрано под ее внешность. Россия же страна консервативная сама по себе. У нас многие до сих пор считают, что цветные волосы — это удел фриков и неформалов, приличному человеку так ходить нельзя. Но такое уже было: шатуш и омбре тоже медленно входили в наш мир. Может, когда тренд на цвет в Европе пройдет, то у нас поймут, что это круто. Пока с фиолетовыми волосами мы видим только бабушек, и далеко не первый сезон, к сожалению. Зато бабули наконец-то в тренде! (Смеется.)

А вы со своими волосами экспериментируете?

А. Н.: Честно говоря, мне очень нравится мой натуральный цвет. Сегодня мне приснился страшный сон, будто я осветлил себе волосы до уровня десятки и закрасил в сине-зелено-серебряный. Да, вот они какие —  страшные сны стилиста! Я бы попробовал сам что-то такое, но для меня это шаг в пропасть: если один раз сделаю, остановиться не смогу.

anna-shulgina-molodaja-gvardija-2.jpg

Как выбрать хорошего мастера по волосам: советы от Алексея Нагорского

Хороший мастер:
1. Узнает, как вы одеваетесь, какой делаете мейк-ап, как ухаживаете за волосами и кем работаете. Ему важно знать как можно больше деталей о вас, чтобы понять, что вам действительно подойдет.
2. Не будет соглашаться со всем, что вы предлагаете. У него есть свое профессиональное мнение, которое он не боится высказывать.
3. Может отказать вам в стрижке или окрашивании. Ему слишком дорога собственная репутация, чтобы делать плохую работу.
4. Работает со звездами. Его ценят те, кто может позволить себе многое.
5. Улыбается, шутит и располагает к себе. Профессионалы понимают: психологический комфорт клиента - тоже их задача




Количество показов: 5488
22.12.2017
|
Рейтинг(4.45)
Автор: Анастасия Миронова. Фото: личный архив Алексея Нагорского

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Отвечайте на запросы журналистов — получайте упоминания в СМИ
Конкурсы
Гороскопы
Наши рассылки