Подпишись на нас в соц. сетях!

Маков цвет: что такое эритрофобия и как ее лечить


Я написала эту историю, чтобы помочь людям, которые страдают эритрофобией (боязнью внезапного покраснения). Надеюсь, мой пример наглядно проиллюстрирует, что от недуга можно избавиться, если не опускать руки и найти нужного врача.


shutterstock_285642842.jpgКак помидорчик

Моим спасителем стал хирург Владимир Кузьмичев, член Международного общества по хирургии симпатической нервной системы. Он же дал комментарии к страницам моего дневника.

Все началось с ужасной истории. Мне тогда исполнилось 11 лет. Со стола учительницы пропал конверт с деньгами, собранными родительским комитетом на ремонт класса. Мария Никифоровна решила во что бы то ни стало найти вора. Каждый из нас должен был встать и громко произнести: «Я не брал денег!» Мои ­одноклассники бойко отнекивались от кражи. Очередь доходила до моей парты.
И вдруг я почувствовала, как мои щеки почему-то залива
ет предательский румянец. «Это она взяла, она! Смотрите, как Щипачева покраснела»… Я разрыдалась. Потом выяснилось, что деньги никто не брал, учительница сама положила их под стопку тетрадок и забыла. Мария Никифоровна даже извинилась передо мной. Но ситуацию уже нельзя было изменить — теперь я алела как маков цвет по любому поводу. «Ты почему такая красная? Температура?» — поначалу интересовались учителя, когда вызывали меня к доске. А потом уже все привыкли к тому, что я становилась пунцовой, как только произносили мою фамилию. Школу я возненавидела. Стоило переступить порог класса, как начинались мои мучения: казалось, ребята и учителя не сводят с меня взглядов и смеются за спиной.

В. К.: Некоторые читатели скажут: «Я тоже становлюсь красным как рак, когда на меня все смотрят». Но такая особенность не всегда болезнь: румянец в минуты волнения случается у многих. Когда покрасневшие лицо, шея, зона декольте становятся пунктиком, комплексом, тогда возникает серьезная психологическая проблема, человек теряет покой и сон, не может нормально общаться с окружающими, работать. К блашинг-синдрому — так называется покраснение в стрессовых ситуациях — присоединяется страх, его называют еще эритрофобией. И человек ходит по замкнутому кругу — теперь он краснеет оттого, что страшится покраснеть. Волнуясь по любому поводу, он дает импульс нервной системе, именно она отвечает за стимуляцию кровообращения и за прилив крови к щекам.

В старших классах проблема стала просто невыносимой. На уроках я забывала все, что прилежно выучила дома, будто кто-то ластиком стер все мои знания. В голове сверлила одна мысль: «Сейчас я начну краснеть как рак, все будут смотреть на меня». Я избегала общения не только с посторонними, но и с одноклассниками, соседями. Прятала под распущенными волосами пылающие щеки, щедро мазала их тональным кремом. Но краска проступала сквозь маскировку. Постепенно я стала пациенткой психотерапевтов и невропатологов, подсела на успокоительные пилюли, потом очень долго отвыкала, почти два года толком не спала, только дремала после этих таблеток. Но как только я отказывалась от препаратов, щеки становились багровыми, стоило мне на людях произнести хоть слово... Тем временем я с большим трудом получила образование на факультете архивного дела. По совету родителей выбрала работу, на которой можно спрятаться от людей, не мучиться публичными выступлениями, сидеть серой мышкой у компьютера за пыльными книжными шкафами... 

В. К.: Конечно, можно обратиться к психологу, только он вряд ли поможет. Ведь болезнь связана с повышенной активностью симпатической нервной системы, работой которой занимается другой врач — невролог.
И он обычно прописывает людям, страдающим эритрофобией, бета-блокаторы. Эти лекарства задерживают вегетативную реакцию и приостанавливают симпатическую нервную импульсацию на сосуды лица и шеи. Особенность этих препаратов в том, что человек должен предугадать ситуацию «сейчас я покраснею» (бета-блокаторы начинают действовать спустя полчаса), что зачастую нереально. Конечно, они выручат, когда у тебя точно по графику ответственное выступление на службе, собеседование по поводу приема на работу. Но предугадать все моменты, когда человек покраснеет, согласитесь, невозможно. Есть и другое но. У лекарства есть побочные эффекты, поэтому принимать их нужно с осторожностью. Иногда неврологи предлагают пациенту пить антидепрессанты. Но лекарства не избавляют от прилива крови к щекам. Просто человек не реагирует на стресс, потому и не краснеет. А уж как опасен чрезмерный прием антидепрессантов, как легко можно к ним привыкнуть, сегодня знают многие.

Оперируем румянец

Я, наверное, смирилась бы со своей бедой, если бы не знакомство с Карлом. Молодой историк приехал в Россию из Мюнхена, собирал в наших архивах материалы для своей книги о Второй мировой вой­не. Я помогала ему в поисках нужных документов. Неожиданно совместная работа стала дружбой, а затем обернулась и более серьезными чувствами. Сейчас я понимаю, что тогдашняя моя смелость в этих отношениях объяснялась приемом сильных препаратов. Окрыленная, буквально накаченная таблетками, я поехала в гости к Карлу в Германию.

И тут я заметила, что мое недавнее спасение — лекарства — перестают действовать. Совершенно незнакомая среда, необходимость объясняться на чужом языке с друзьями Карла и его родственниками… Меня вгонял в краску любой взгляд.

Карл поначалу отшучивался: вот такая румяная у меня русская девушка, очень стеснительная… А потом и его стали раздражать мои бесконечные панические атаки. Вскоре я купила обратный билет в Москву. Буквально в день отъезда отец Карла (он практиковал как гомеопат в одной из мюнхенских клиник) отозвал меня в сторону и сказал, что в Германии есть доктор Кристоф Шик, который… оперирует мою болезнь.

Честно говоря, сначала я подумала, что неправильно перевела с немецкого. Как можно оперировать румянец? Вернувшись в Москву, засела в Интернете и обнаружила, что действительно с недавних пор блашинг лечат операцией. Есть и в России хирурги, освоившие эту методику.

В. К.: Нина испробовала все варианты лечения и настолько была разочарована, что ей оставался лишь последний метод — хирургическое вмешательство. Действительно, звучит странно: лечение румянца операцией. В ходе ее хирург делает симпатэктомию — блокирует так называемые симпатические ганглии. В результате прекращается симпатическое влияние на сосуды лица, шеи и зоны декольте. И теперь, испытывая стресс, пациент не краснеет. Но операция подходит не всем, поэтому так важно рекомендовать ее лишь тому, кому она действительно нужна. Моя практика показывает, что лучшие кандидаты на симпатэктомию — люди с бледным цветом лица, которые моментально краснеют из-за любого нервного напряжения (и так же скоро краска уходит с их лица). Тем, у кого румянец держится несколько часов, операция не поможет. А еще хирург не предложит помощь, когда у человека на лице есть зоны кожи со стойким покраснением.

Бледный вид

Но со встречи с московским доктором я вернулась обескураженной: полчаса врач… отговаривал меня от операции. Пугал побочными проявлениями. Наверное, кого-то эти предостережения остановили, но не влюбленную девушку! Уже на следующее утро я проснулась с твердо принятым решением и вновь отправилась к хирургу… Операция длилась полчаса, результаты я почувствовала тут же. Как писали классики: «Щеки ее оставались хладными, как лед…» Через день меня выписали из клиники. Лишь немного побаливали места проколов. Врач предупредил: постарайтесь не толстеть, не ходите в баню, не загорайте в солярии, воздержитесь от поездок на курорты с жарким климатом…  Германия не самая теплая страна — к Карлу я вылетела спустя неделю.  Наверное, никто никогда так не радовался своему бледному виду, как я!

А еще я дала себе клятву. Когда у меня появится ребенок, постараюсь отдать его в такую школу, где учителя будут беспокоиться и о том, как бы не ранить ребенка неосторожным словом, не нанести ему душевную рану.

В. К.: Как делается операция? Хирургу достаточно проколов в полсантиметра, чтобы подобраться к симпатическим ганглиям. Оперативная методика применялась бы чаще, но у такого способа лечения эритрофобии существуют побочные эффекты. Нерв, который пережимают хирурги, отвечает не только за сосуды на лице, но и заведует потоотделением. Поэтому в некоторых случаях у человека начинает очень потеть грудь, спина, живот, иногда — бедра и ягодицы. Эту проблему называют компенсаторным гипергидрозом. Нине повезло: у нее этого осложнения не появилось. 

Количество показов: 662
30.07.2017
|
Рейтинг (3.44)
Автор: Нина Щипачева. Фото: Legion Media

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Гороскопы
Конкурсы
Наши рассылки