Подпишись на нас в соц. сетях!

Виктория Андреева: «Самовыражение реализуется разными способами»


Виктория Андреева — один из ведущих российских специалистов по песочной терапии (sandplay)‚ автор обучающей программы для психологов‚ расскажет нам о популярном методе песочной терапии. Возвращаемся в песочницу!

сан.jpg

«Красота & здоровье»: Виктория, многие слышали о методе песочной терапии,  похоже, он становится все более по­пуляр­ным,  так ли это?
Виктория Андреева:
Да, сэндплей (sand play — англ. «игра с песком») используется в разных психологических школах и направлениях, причем не только в психотерапии, но и в психиатрии, и психокоррекции, и в образовании. Сегодня песочные терапевты есть во всех крупных городах, этот метод привлекателен для специалистов, способных творчески его осмысливать. А возник он в середине ХХ века в рамках юнгианского анализа — практического метода помощи людям, опирающегося на теорию аналитической психологии Карла Густава Юнга.


«К&З»: Расскажите, пожалуйста, в чем суть сэндплея.
В.А.:
Это способ так организовать процесс самовыражения человека через свободное творчество, чтобы включилось самоисцеление психики. Такой процесс нуждается в опоре на реальные объекты, и психолог предоставляет их — песок, деревянный ящик, коллекция маленьких фигурок. Главная идея — обращение к душе, к ее целительным источникам через выражение того, что с нами происходит. Вообще, самовыражение реализуется разными способами, а песочница, на мой взгляд, один из самых замечательных. Она позволяет выражать себя людям любого возраста и характера, не вызывает такого сопротивления, как другие формы арт-терапии — рисование или лепка, тут можно не стесняться своего неумения, а использовать готовые фигурки.

 

«К&З»: А почему песок, что это дает?
В.А.:
Песок как природный элемент зачастую используется, например, на Востоке. Перед входом в дом держат деревянный ящик с песком, куда входящий должен опустить руки, чтобы избавиться от дурных мыслей. Похоже на ритуальное омовение у мусульман, христиан и иудеев для очищения от скверны. Кроме того, с песком связано множество ассоциаций с разными оттенками смысла. От детской игры в куличики и пляжного отдыха до образов безжизненной пустыни, текущего времени (в песочных часах), уходящего сквозь пальцы, и даже снега — тоже сыпучего природного материала, покрывающего землю. Дно и борта песочницы внутри выкрашены в голубой цвет, чтобы отображать реки, озера, моря или болота — тоже живую среду.


«К&З»: А что за коллекция фигурок, как с ней работают?
В.А.:
У специалиста в кабинете собраны различные мелкие игрушки и предметы, чтобы у клиента под рукой было все, что есть и чего нет в реальном мире и в психическом пространстве. Это и реальные персонажи — животные, люди, все, что создала природа, и все, что способна создавать наша психика, сказочные персонажи например. Эти образы отражают то, что Юнг называл коллективным бессознательным, общую психическую основу человечества. Ваш взгляд скользит по фигуркам, стоящим на стеллаже, задерживается на некоторых, вы протягиваете руку — и так начинается творчество, выстраивается кусочек вашей картины мира, на ходу возникающий в воображении. В песочнице вы можете увидеть себя изнутри, свое пространство души.

3930vik.jpg
«К&З»: Что происходит после того, как композиция завершена?
В.А.:
Когда вы уже создали некий населенный ландшафт, то есть невербальный, бессловесный продукт творчества, наступает время извлекать из этих образов смысл. Можно придумать сказку, сюжет на основе получившейся картины. Это помогает собрать и понять чувства и телесные ощущения, вызванные ею. Сперва непосредственное прикосновение к переживанию, а потом рассуждение о том, как это связано с чем-то в жизни. Человек как бы дотрагивается до какой-то неясной части себя и знакомится с ней. Похожим образом работают и со сновидениями.


«К&З»: Как же извлечь смысл из образов?
В.А.:
В вербальной, разговорной части мы собираем два вида, два уровня ассоциаций и объяснений: объективный и субъективный. На объективном уровне все части композиции (как и сновидения) — это отражения реальных объектов жизни и моих отношений с ними, люди, которых я знаю, места, где я бываю, предметы и явления. Например, мужская фигурка в композиции может быть понята как отражение отца, мужа или начальника, отношения с ними. А на субъективном уровне все это части меня самой. И та же фигурка может выражать мужскую часть женской души — Анимуса, отвечающего, например, за вашу способность быть сильной, решительной, ответственной. Песочница как бы дает моментальный снимок ситуации — внешней и внутренней. Образы помогают выразить и связать между собой еще не очень хорошо понятные содержания и переживания, пока не доступные нашему обычному сознанию.


«К&З»: Сэндплей чем-то похож на другие методы психологической работы,  например на психодраму?
В.А.:
Верно, и даже на такую практику, как семейные расстановки. Там также используется принцип замены, когда в роли одного объекта (человека или предмета) выступает кто-то другой (заместитель, тоже человек или предмет). В психодраме могут использовать и миниатюрные фигурки, чтобы буквально на столе создать композицию для описания некой ситуации, например отношений в семье. Так, можно предложить клиенту выбрать фигурки, которые сыграли бы роль членов семьи. В игровой форме человек выражает свое видение ситуации: каковы отношения, кто кого может съесть или защитить. Это более полная картина, чем описание, излагаемое в жалобе. Даже вполне зрелый человек не все может сам понять, ведь психика очень сложно устроена, в ней много уровней, а объяснить мы можем лишь то немногое, что у нас есть в сознании. И чтобы понять бессознательные импульсы, им нужно помочь принять какую-то форму. Песочница, на мой взгляд, позволяет это делать наилучшим образом, потому что всем нам знаком опыт детской игры в песок в безопасном пространстве под доброжелательным взглядом мамы. Даже размеры ящика, в котором строят композиции, специально выбраны такие, чтобы человек охватывал его взглядом целиком, без поворота головы — одновременно видел все сразу. Это рождает ощущение безопасности и доверия, важность которых изначально подчеркивала создательница метода Дора Калф.


«К&З»: Это контрастирует с по­пуляр­ными некогда идеями «тренингов личностного роста», где людей провоцировали и заставляли ломать привычные границы. Многих это отвратило от психологии вообще.
В.А.:
Да, в песочной терапии как раз основой является безопасное сохранение, собирание, или, как мы говорим, контейнирование, самых разных переживаний в спокойной обстановке. Присутствие психолога тоже работает на эту цель — поддержание защищенного пространства. Мы используем понятие «теменос» — так древние греки называли главное место в храме, где происходят таинства. Человек в песочнице также переживает самые важные моменты душевной жизни. Ощущение теменоса утрачено современными людьми в связи с культом рациональности и коллективности, поэтому все мы ищем такие особые условия, где есть возможность встретиться с самим собой. Можно долго вкладывать свою энергию в чужие идеи, но должно же что-то остаться и для себя. Задача психолога — создать условия для этого.


«К&З»: Всякому ли нужно нырять на большую глубину, связывать повседневные переживания с глубинами бессознательного?
В.А.:
Я обязательно учитываю, на что настроен клиент, — насколько глубоко он готов нырять. Песочницу используют не только в личностной терапии, но и в простом психологическом консультировании. Мы совместно выбираем уровень работы, который адекватен заявляемой проблеме. В проблемоориентированной работе песочница служит для наглядного рассмотрения конкретной ситуации. А в других случаях человек в целом ощущает себя в кризисе, и отдельные проблемы в унисон говорят об общей неудовлетворенности от себя и жизни. Когда чувствуешь, что заблудился и потерялся, а все, во что вкладывал силы, перестало вдохновлять и не имеет больше смысла, хочется сориентироваться, разобраться, понять. Песочница отлично подходит и для такого исследования.

 

«К&З»: Можно ли сказать, что песочная терапия больше подходит детям?
В.А.:
Конечно, дети легче включаются в работу, а взрослому часто приходится преодолевать некое сопротивление, стеснение. Но постепенно у любого человека при контакте с песком и фигурками просыпается внутренняя детская часть души — Внутренний Ребенок, который способен и стремится играть образами, свободно их порождать, переживать их смысл, позволять им трансформироваться и вести за собой. Эта детская часть, оживающая в сэндплее, как раз и восстанавливает внутренние естественные исцеляющие силы психики, от которых взрослый порой отгорожен рациональной, «серьезной» позицией. А ведь именно в точке такого максимального удаления от самих себя мы и испытываем душевный дискомфорт и приходим к психологу.

 

Количество показов: 727
06.10.2011
|
Рейтинг (3.02)
Источник:

Назад

Комментарии
KIZ рекомендует
Отвечайте на запросы журналистов — получайте упоминания в СМИ
Конкурсы
Наши рассылки